Самарская область: тактико-специальные занятия военных

12 февраля мы получили возможность понаблюдать за тактико-специальными занятиями военных. В учениях приняли участие военнослужащие стрелкового подразделения снайперов миротворческого соединения центрального военного округа (МС ЦВО), дислоцированного в поселке Рощинский. Цель таких операций – отработка действий снайперов по маскировке и выживанию в зимних условиях, организация снайперских засад и стрельба из штатного оружия. Даже корреспонденты со стажем, много раз бывавшие в Рощинском на самых разных мероприятиях, не смогли вспомнить, когда военные в последний раз показывали журналистам, как «работают» снайперы.

Учения должны были начаться стрельбами на полигоне. Но до него еще предстояло добраться. После получаса ожидания, общения с часовыми и нескольких телефонных звонков мы, наконец, отыскали нашего сопровождающего и пристроились в хвост автоколонны. Далеко ехать не пришлось, вскоре мы остановились на краю обширного поля, откуда то и дело доносились автоматные очереди. Порой где-то вдалеке ухал гранатомет, а может быть, и что-то покрупнее. Оставив машины на стоянке, мы колонной двинулись вслед за сопровождающим. Больше километра топали по прямой дороге мимо палаток, складов, наблюдательных вышек, бронетранспортеров, танков и другой бронетехники, которую я оказался не в состоянии распознать. И уже в самом конце полигона мы увидели снайперские огневые рубежи с висящими в сотне метров от них мишенями. Возле них переминались с ноги на ногу и сами снайперы. Издали они казались неотличимыми друг от друга: белые с темными пятнами маск-халаты, наколенники, разгрузочные жилеты с большим количеством подсумков, обтянутые белой тканью каски. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что амуниция снайперов все же довольно сильно отличается. Как нам тут же пояснили, снайперы – это бойцы-одиночки, каждый со своими привычками и манерой ведения боя, и все снаряжение они подбирают индивидуально под свои нужды. При приближении камер лица большинства ребят тут же скрылись под масками-балаклавами. И сделано это было вовсе не ради защиты от внезапно поднявшегося ветра. «Так просто спится потом спокойнее, – признался нам один из бойцов, – по этой же причине мы никогда не отвечаем на вопросы, в каких точках мы служили и какие задания выполняли». Но даже это не гарантирует стопроцентной безопасности: опытный человек может опознать снайпера по глазам, однажды увиденным в прорезях маски, по голосу или походке.

занятия военных стрелков
После построения и краткого инструктажа снайперы разошлись по своим огневым рубежам. Улегшись на специальные коврики, они сделали несколько пристрелочных выстрелов, а затем продемонстрировали журналистам свое мастерство, пробивая со 100 метров пятирублевые монеты. «Тот, кто попал в монету, еще не обязательно снайпер, он может быть просто хорошим стрелком, или же ему повезло, – объяснил нам командир подразделения, представившийся Павлом, – настоящий снайпер – это тот, кто попадает в монету десять раз из десяти днем и ночью, несмотря на усталость дождь, холод и ветер». В то же время он заметил, что снайпера, пусть не экстра-класса, но способного выполнить поставленную перед ним задачу, можно подготовить и за две недели. Честно говоря, глядя на слаженную работу ребят, верится в это с трудом. Ведь чтобы сделать меткий выстрел, недостаточно одного умения обращаться с оружием, меткого глаза и твердой руки. Необходимо еще в считанные секунды производить в уме сложные математические расчеты: брать поправку на ветер, атмосферное давление, высоту цели и многое другое. При стрельбе на большие расстояния на траекторию пули влияет даже вращение Земли – это так называемый эффект Кориолиса. Однако с крупнокалиберной винтовкой и хорошей оптикой точный выстрел по мишени даже с двух километров не является для этих бойцов чем-то особо выдающимся. При этом, как то ли в шутку, то ли всерьез признался Павел, в школе он хорошо считал только минуты до перемены. Главными качествами снайпера он назвал выдержку и терпение. Порой, чтобы сделать единственный выстрел, приходится сидеть неподвижно по несколько часов, а затем незамедлительно менять место.

военные идут по снегу в маскировке

В перерывах между стрельбами снайперы продемонстрировали некоторые технические новинки, облегчающие их работу: новый лазерный дальномер и активные наушники, способные при необходимости усиливать каждый шорох или, напротив, подавлять ненужные шумы. Думаю, многие журналисты (и я в том числе) в тот момент сами бы не отказались от таких наушников: вся эта ружейная канонада довольно сильно била по ушам, и непривычные к этому гражданские вздрагивали при каждом выстреле. Рассказали нам и о новых средствах маскировки: снайперы теперь носят с собой баллончики с краской, чтобы уже на месте нанести на маск-халаты камуфляж, идеально сливающийся с местностью. Особое внимание было уделено тактике снайперской засады, позволяющей одновременно нейтрализовать несколько ключевых целей и тем самым полностью обезвредить подразделение противника – подчас такие задачи возникают даже у миротворцев. Одной из основных задач снайперов в составе миротворческого соединения назвали сопровождение гуманитарных грузов. Но вот все, что можно, было рассказано и показано, и нам пришла пора выдвигаться на следующую точку. Когда мы уже уходили со стрельбища, ко мне вдруг подбежал командир подразделения, Павел, и, дернув за рукав, спросил: «А где можно будет фотки посмотреть?» Оказывается, за масками хладнокровных бойцов скрываются простые парни, и ничто человеческое им не чуждо.

командир снайперы каска
Завершились учения отработкой действий снайперских пар в условиях города. Нас привезли к заброшенному детскому садику в поселке Рощинский. Подойдя по заснеженной тропинке к дверям здания, мы невольно вздрогнули: из разбитого окна на нас смотрел ствол винтовки, а в глубине помещения угадывались фигуры двух бойцов все в тех же балаклавах и маск-халатах. Нас уже ждали. Похожая снайперская позиция была организована и на втором этаже. Сделав несколько кадров, наши фотографы попросили продемонстрировать, как снайперы проникают в здание, поднимаются по лестнице и занимают позицию. Никакой стрельбы при этом, естественно, не велось: вокруг находились жилые дома. Скорее всего, настоящая тренировка ждала бойцов уже потом, а пока они могли расслабиться и немного поиграть на камеру, удовлетворяя любопытство журналистов. Но все равно смотреть на слаженную работу снайперов было интересно. Казалось, все происходит как в немом кинофильме: ни единый осколок стекла не хрустнул под тяжелыми ботинками, не зашуршала газета. Лишь следы на заметенном снегом кафеле (кстати, очень скользком!) выдавали, что только что здесь прошли два вооруженных бойца. Да, такому за две недели не научишься, это приходит только с опытом.

Наблюдать за тактическими занятиями снайперов-миротворцев оказалось очень интересно. Конечно, за несколько часов невозможно узнать, как на самом деле проходит подготовка бойцов, и в полной мере оценить их мастерство. Но мы успели понять, что для снайпера важна не только физическая выносливость и умение обращаться с любым оружием, но и морально-волевые качества, умение быстро соображать и действовать в любой ситуации, а также немалые математические способности. Все это, вкупе с постоянным риском, которому они подвергаются на заданиях и даже в мирное время, делает снайперов совершенно особой воинской кастой.

военный снайпер
Валерий Григанов,  Юрий Стрелец (фото), газета “Самарские известия”

фото: из открытых источников