Подростковое желание бить и унижать сверстников возникает из-за родительского равнодушия и детских психологических травм.

По всей России прокатилась волна скандалов, связанных с публичной детской жестокостью. Подростки не просто находят в своем сообществе «слабое звено» и начинают его дразнить, унижать физически и морально, отнимать вещи и даже бить, но находят особое удовольствие в том, чтобы продемонстрировать свои «подвиги» и боль слабого всему миру. Они снова и снова выкладывают видеозаписи коллективных драк и избиений в Интернет. И что удивительно, они практически уверены в своей безнаказанности. Они же дети.

Нашли жертву

В этом году в очередной раз отметились в такой жестокой забаве и тольяттинские школьники.

«На днях у нас был вопиющий факт в Автозаводском районе, — рассказала начальник отдела по делам несовершеннолетних УМВД России по г. Тольятти Виктория Селезнева. — Компания из четырех школьников-тинэйджеров просто так, не из-за чего, издевалась над одноклассником. Как именно, я бы не хотела озвучивать, но это не просто случайно сцепились, а целенаправленно придумывают, как унизить сверстника, следят за ним, выискивают удобное время, место... Все произошло за пределами школы, поэтому к школе претензий нет. Но мы направим туда представление тоже. Понятно, что те, кто издевались, понесут ответственность. Мы собираем материалы и через суд будем направлять этих детей в Самарский центр содержания несовершеннолетних правонарушителей. Пускай ребенок 30 суток посидит в изоляции и почувствует, что это такое. Там хорошие условия, как в гостинице, но тем не менее это изоляция. А тому, над кем издевались, теперь надо как-то прийти в себя, залечить психологическую травму».

Жестокость от детских обид

Почему детские коллективы так непосредственны в своей деструктивности? С этим вопросом мы обратились к психологам центра медико-социального сопровождения подростков «Личность» Олегу Самохину и Марине Кузиной.

По словам клинического психолога Олега Самохина, униженные дети — это есть отражение того, что происходит в нашем обществе. Только в соответствии с возрастом инфантильное отражение оттого и более очевидное. Поэтому еще до школы видно, кто является униженным, а кто хищником. Практически все люди психически травмированы еще в детстве, а самые ранние травмы формируют характер человека, и впоследствии он выбирает исходя из этого либо позицию жертвы, либо позицию преследователя.

Люди, которые нападают, как правило, являются теми, кому была нанесена травма в возрасте девяти месяцев и выше. Они удушены гиперопекой, либо родителям, наоборот, не было до них дела. Возможно, ребенка презирали, отвергали в детстве, он был нежеланным. Таким образом, ребенок уже выходит в этот мир с хищнической структурой личности и из этого уже позже формируется социопатический характер. Эта структура есть внутри каждого из нас, но у кого-то через любовь родителей она уходит глубоко в теневую структуру личности. У детей же, которых культура насилия питает из внешней среды постоянно, эта социопатическая черта активизируется и проявляется вовне.

Виктория Селезнева считает, что родители-то должны объяснять детям, что есть моральные, человеческие ценности, общепринятые нормы поведения. А не только уроки учить с чадом. «У нас был ребенок — отличник, умный мальчик, хорошие родители: папа — начальник, мама — образец заботы. Но сам ребенок не понимает никаких норм, воспитание на нуле. Результат: неплохой по сути мальчик растет моральным уродом. Умный моральный урод. Папа говорит: «Ну и что — пусть делает то, что он захочет». К сожалению, эта проблема сейчас очень распространена и в Тольятти, и в России», — рассказывает начальник отдела по делам несовершеннолетних.

Законы джунглей

В основе этого паттерна детской жестокости стоят два момента: либо зависть, которая тоже формируется с детства, либо это желание убить или подавить другого, чтобы не быть побежденным самому. В большей степени защитная реакция, чтобы справиться со своей тревогой.

Психолог Марина Кузина также говорит о других причинах агрессии детей, которые тоже родом из детства. Еще Зигмунд Фрейд говорил о том, что у человека есть две энергии: энергия созидания и энергия разрушения. И, например, на прогулке ребенок приносит маме жука, на что та с отвращением просит свое чадо убить насекомое, когда тот всего лишь наблюдал за ним. Так поощряется деструктивная модель поведения для человека в раннем возрасте.

Также, по словам Марины Кузиной, аккуратнее нужно быть с воспитанием ребенка в той части, где его учат защищать себя и давать сдачи. Отстаивать и защищать себя — хорошо, но выходит так, что ребенок детсадовского возраста в игре, случайно споткнувшись об кого-то, ненароком столкнувшись с кем-то, не разбирается, а дает сдачи, завязывает драку. Он не пытается разобраться в ситуации. Это правильно, что мы учим детей защищать себя, но мы должны научить их и разбираться на словах. Но это получается очень долго, и сами родители, увы, зачастую не умеют этого делать.

Учитель подсказал

Увы, иногда в формировании ситуации травли бессознательно, а иногда, к сожалению, и сознательно активно участвуют сами учителя. Они во всеуслышание высмеивают отдельных личностей в классе, указывают на их недостатки, показывают, кто на нижней ступени иерархий.

Деление на хороших и плохих происходит еще в детском саду, и не всегда это выстраивание иерархий так очевидно, как в случае высмеивания. Случается так, что одни дети всегда в центре внимания: они ездят на концерты, выступают на праздниках, преподаватели особенно внимательны к ним, потому что считается, что эти ребята особенно «талантливы». Другие дети на этом фоне сидят в тени. Это происходит по разным причинам: либо они заикаются, либо они застенчивы и им нужно больше внимания и времени, чтобы, например, выйти на сцену.

Случаи, когда подростки выкладывают видео с издевательствами, можно объяснить потребностью в «героизме» со стороны насильников. Только в своего рода «антигероизме». Насильники таким образом хотят показать свое место на лестнице иерархий, чтобы обрести власть над всеми, кто не похож на них, кто слабее, чем они.

Начальник отдела по делам несовершеннолетних УМВД России по г. Тольятти Виктория Селезнева:

— Нужно помнить, что до 18 лет за ребенка отвечают его родители — что бы с ребенком ни случилось, что бы он ни сделал. Сейчас в семьях родители следят, чтобы дети были сыты, обуты, учились. Но совершенно забывают о том, что ребенка надо учить моральным принципам: доброте, честности, справедливости. Ну нельзя делать все, что хочется. А если другой будет делать то же самое с тобой? Нравственное воспитание всегда было, испокон веков, а сейчас это все уходит, и родители просто стремятся сделать так, чтобы его чадо не поймали, чтобы он избежал ответственности. Так же нельзя.

Владимир Сахмеев, Сергей Федоров, Площадь СВОБОДЫ

избивают подростка

фото: Площадь СВОБОДЫ

фото: из открытых источников