«Возрождение» в следующем году отметит 25-летие

17 января 2015 года тольяттинский филиал «Возрождение» регионального Центра немецкой культуры «Надежда» отметит 25-летие.

Первым председателем общества был Виктор Шотт, который затем переехал в Германию. С тех пор вот уже двадцать лет «Возрождение» возглавляет Эрика Лобанова.

Мы беседуем с Эрикой Лобановой в их небольшом уютном офисе, расположенном по улице 40 лет Победы. Все напоминает о грядущем празднике — Рождестве, которое здесь будут встречать по европейской традиции в сочельник с 24 по 25 декабря. Новогодняя елочка увешана небольшими ангелочками, сшитыми руками мастерицы Галины Поздняковой. Она и платья шьет для кукол, и исторические костюмы для театрализованных представлений и праздников. Например, платья для фрейлин времен императрицы Екатерины II — очень красиво и познавательно. На столах лежат венок адвента с большими красными свечами и деревянные немецкие фигурки: веселый курильщик, бравый Щелкунчик и вращающаяся многоярусная пирамида-карусель, прибывшие из самой Германии. Здесь же самодельные календари адвента, все в кармашках с маленькими подарочками для детей на каждый день — как дань традициям. Интересуюсь, что означает «адвента». В переводе с латинского — «приход»: все ожидают рождение Христа. Дети католиков также ожидают приход Николая Угодника в сопровождении Кнехтарупрехта — слуги справедливости (его изображают со злым лицом, он гремит цепями, машет розгами и наказывает детей). Надо же чем-то народ пугать! В противоположность ему, как олицетворению сил зла, — девочка в белом платье с крылышками за спиной и с подарочной корзиной — Кристкинт — дитя Христово. Этот дуэт — символы зла и добра.
Есть в экспозиции немецкого землячества и настоящие музейные экспонаты — вещи из прошлого века: маслобойка, прялка, музыкальный инструмент цибала — почти историческая реликвия. А напротив входной двери располагается игрушечный макет домика первых поселенцев, сейчас он тоже украшен к Рождеству и скорее напоминает дом Санты Клауса. Собранные в этой небольшой комнате вещи, а их кажется невероятное множество, создают ощущение другого мира, как бы перемещенного из иного века, и одновременно какой-то старинной мастерской, где перемешались разные эпохи, переплелось прошлое и настоящее.

Часть стены заполнена документами, теперь уже историческими, о создании «Возрождения».

— Первоначально наше общество, — рассказывает Эрика, — было зарегистрировано как общественно-политическое и культурное в январе 1990 года, в 2000 г. мы стали филиалом «Надежды». Сначала нас приютил первый режиссер театра «Колесо» Глеб Дроздов, который позволил нам в малом зале бесплатно проводить организационные собрания. Его уже нет, но мы очень ему благодарны. Сегодня из 20 человек, входивших в первый совет, в наших рядах остались: Роза Айварова, Александр Госсман (до сих пор поет в вокальном ансамбле), Николай Ганшу и Ирина Шеффер. А задачи ставились серьезные — восстановление республики немцев Поволжья. До второй мировой войны она называлась АССР НП. В 1941 году все немецкое население было депортировано в Казахстан и Сибирь. Для немцев были организованы так называемые «трудовые» лагеря НКВД. Мою маму Лидию Александровну Шлегель отправили на металлургический комбинат в Нижний Тагил, а отца Генриха Генриховича, как и других мужчин, — в шахты и на лесоповал. В то время у них было четверо детей, младшему — 3 года. Вместо зарплаты трудоармейцам выдавали суточный паек в 600-800 граммов хлеба. В 1946 году лагеря расформировали, мама вернулась, а отец пришел в семью только в начале пятидесятых. Моих сестер и брата спасли тетя Амалия и дядя Йорг. Потом у них родились я и две мои сестры. Родители учили нас добру. Папа говорил: надо, чтобы было немного поесть и одеться, а самое главное — душа. В доме всегда звучала мандолина, скрипка, у нас были гитара, маленькая гармошка, пианино — единственное в той сибирской деревне, а жили мы в Тюменской области. Мама все время пела по-немецки, а мы, дети, — по-русски. Теперь я пою в нашем фольклорном ансамбле, который назвали «Эрика»…

Когда в Сызрани нашли нефть, из Казахстана пригнали женщин-немок на земляные работы, чтобы они рыли траншеи для прокладки нефтепровода Зольное — Сызрань. До 1956 года немцы находились на спецпоселениях под комендатурой, то есть отмечались у коменданта. До 1972 года им не разрешалось возвращаться на свою малую Родину.

В память о трудоармейцах, выживших и погибших, установлен памятный камень в селе Яблоневый Овраг, где были трудоармейские бараки, которые попали под затопление при строительстве ГЭС. По словам Эрики Лобановой, им удалось также издать книгу воспоминаний — документальных очерков о судьбах трудоармейцев. Эти очерки легли в основу пьесы «Меня звали Берта», поставленной Олегом Ринге, бывшим художественным руководителем театра «Колесо», а теперь преподавателем кафедры актерского мастерства при Волжском университете им. Татищева. Этот спектакль недавно восстановлен, его показывают в школах в канун Дня Победы.
Может показаться, что поволжские немцы превратились в народ, который стал заложником действий абсолютно чуждого этим людям «бесноватого фюрера», о котором они знать ничего не знали. Было сделано все, чтобы у русских немцев была стерта национальная память, забыты традиции предков.

К счастью, память имеет свойство возвращаться. Так и немцы Поволжья восстанавливают свою историю. Ведь рассеяние народа несет с собой потерю культурных традиций, а это не только песни и пляски, как последние десятилетия нам внушают на официальном уровне. Культура — это прежде всего сохранение духовных ценностей народа. Сейчас «Возрождение» проводит за год более 40 общественных мероприятий: выставки, выступления в школах, культурные поисково-исторические проекты. Так, например, молодежь, а у них своя организация — «Jugentplanet» («Планета молодых», руководитель — Екатерина Прохорова), ездила в Кошкинский район, по селам Зольное и Солнечная Поляна, чтобы понять, какой след оставили там немцы. Прибирались на заброшенных и разоренных немецких могилах, определяя их по форме креста. Привезли фотографии, из которых сделали фотоэкспозицию. На одном фото — упавший металлический крест, часть которого срослась с деревом, вернее будет сказать: это ствол пророс через часть креста, прикрепив его к неизвестной могиле.
В «Возрождение» обращаются люди, помнящие свои немецкие корни. Светлане Анатольевне Стрижовой (Баймлер) (ее мама погибла в трудоармии, воспитывалась с мачехой) помогли найти родственников, когда ей было за 60. Но лучше поздно, чем никогда. Сейчас она ведет часть исторического музея под названием «Судьба Отечества — наша судьба», консультируя учащихся школ по истории российских немцев. Организованы бесплатные курсы немецкого языка.

Возвращаясь к празднику Рождества, Эрика Лобанова вспомнила, как они праздновали его впервые: раздали тексты песен, а петь не могли, так как не знали родного языка. «Сейчас, — говорит она, — мы стараемся поддерживать традиции Рождества у себя в семьях и в центре. Канун праздника — это время осмысления своих поступков, своей жизни, размышление над судьбой Христа. Все радуются появлению младенца, который еще не знает, какой трудный путь ему предстоит. Но с рождением Христа приходит свет надежды на возрождение. И это радует нас…»

Интересно:

В рамках проекта «Семейный ковчег», на который съезжаются семьи из Самарской области, изучаются история, язык, поются песни, устраиваются танцы, каждый день готовятся блюда по традиционным старонемецким рецептам. В 2013 году фольклорный ансамбль «Эрика», где поет Эрика Лобанова, представлял немцев Поволжья на международном фестивале «Этномир», который проходил в Калужской области. Там выступали танцевальные коллективы из Германии и от славянского племени «Сорбо», как представители национального меньшинства, издревле проживающего на германской территории. «Этномир» представляет собой своеобразный Диснейленд.

vozrozhdenie-toliatti-1

vozrozhdenie-toliatti-2

vozrozhdenie-toliatti-3

vozrozhdenie-toliatti-4

Лариса Агишева, Газета «Площадь Свободы»

фото: “Площадь Свободы”

фото: из открытых источников