Анализируя ситуацию, складывающуюся в последнее время с тольяттинскими лесами, невольно приходишь к выводу: территория нашего леса в скором времени значительно сократится, а пустующие участки могут быть застроены. На столь пессимистичные размышления наводят следующие факты.

Деньги освоены, пеньки остались

Начиная с 2011 года на различных уровнях власти неоднократно заявлялось: если не убрать из леса сухостой, то расплодившиеся жуки-короеды перебросятся на здоровые деревья и нанесут тольяттинскому лесу урон не меньший, чем пожары 2010-го. Но подрядчики, с которыми министерство лесного хозяйства Самарской области заключало договоры на расчистку леса, интересовались исключительно товарной древесиной, потому порубочные остатки они предпочитали складировать или отжигать. В итоге выделенные средства освоены, а территории горельников как следует не расчищены. Порубочные остатки до сих пор находятся даже на тех делянках, что были разыграны на конкурсах в первые годы после пожара. Потому неудивительно, что наш лес страдает от нашествия различных гусениц, жуков и других насекомых-вредителей и продолжает гибнуть.

Однако летом 2013-го назначенный на должность министра лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования Самарской области Александр Ларионов озвучивал совсем другую информацию. В интервью журналу Force в июле 2013 года он сообщал: «На конец 2011 года было поражено вредителями 10 тысяч га леса, а на конец 2012-го – уже 46 тыс.! Мы достигли договоренности о софинансировании из федерального бюджета этих работ, и на 46 млн уже завершили обработку пораженного леса. Сейчас практически все проблемы, что озвучили наши «аксакалы», либо решены, либо находятся в стадии решения…»

Вход запрещен

Уже которое лето подряд под эгидой борьбы с пожарами посещение лесов для горожан запрещено. Понятно, что на всех желающих попасть в лес шлагбаумов и патрулей не напасешься. Но большинство законопослушных людей в лес не ходят. Вполне вероятно, что в скором времени у определенной части тольяттинцев возникнет – или уже возникала – крамольная мысль: что толку от леса, в котором даже погулять с детьми нельзя? На кой он такой нужен?! А тут могут подоспеть и ушлые предприниматели с предложениями застроить ту или иную территорию.

Вот, например, в этом году уже проводились публичные слушания с целью изменить зонирование городской территории и разрешить малоэтажную застройку в Портпоселке в районе Комсомольского шоссе, 39. Жители, пришедшие на слушания, пытались отстоять эту территорию, проголосовав против строительства, но окончательное решение принимают депутаты и мэрия города. При этом вспоминается, что в 2012 году главный дизайнер нашего города на одном из круглых столов заявлял, поскольку лес на месте пожарища не приживается, его лучше перенести… за Московский проспект, а территорию вдоль улицы Родины отдать под застройку. Можно предположить, что подобные бредовые мысли еще неоднократно посетят не одну чиновничью голову… И решение вопроса – сажать или строить – будет зависеть не столько от мнения горожан, сколько от того, какая сумма вознаграждения будет предложена чиновнику столичным девелопером за лоббирование застройки лесной территории.

Плохо работают или плохо контролируют?

Муниципальная программа «Охрана, защита и воспроизводство лесов, расположенных в границах городского округа Тольятти, на 2014–2018 годы», пожалуй, одна из самых редактируемых программ мэром нашего города. С февраля 2014 по февраль 2015-го в нее вносились изменения шесть раз. Их суть сводится к одному – сократить расходы на охрану, защиту и воспроизводство лесов.

Однако на тольяттинский лес не только жалели денег, но и неэффективно использовали даже их сокращенный объем. Так, при рассмотрении депутатами отчета об использовании средств на мероприятия программы «Охрана, защита и воспроизводство лесов, расположенных в границах городского округа Тольятти» за 2014 год оплату некоторых муниципальных контрактов признали экономически необоснованной, при этом парламентарии усомнились в том, что некоторые виды работ вообще выполнялись.

Эффективность расходования средств проверяла контрольно-счетная палата и обнаружила, что экспертизу выполненных работ подрядчиков чиновники осуществляли формально. В заключениях экспертизы отсутствуют даты: определить, была ли оценка до подписания актов выполненных работ, невозможно. Таким образом департамент городского хозяйства мэрии оплатил фактически невыполненные работы. Также депутаты сочли, что стоимость некоторых муниципальных контрактов была завышена. Например, ООО «Олимп», сорвавший в Тольятти выполнение уже не одного подряда, осуществляло патрулирование лесов в пожароопасный период по маршруту № 7 не в полном объеме, не всегда принимало меры по локализации возгораний. Нет копий служебных записок, записей в журнале единой дежурно-диспетчерской службы, подтверждающих факты взаимодействия «Олимпа» с ЕДДС. По большому счету, непонятно, работал ли подрядчик вообще. Однако департамент городского хозяйства перечислил компании деньги. КСП настаивает, что в этом случае бюджетные средства использовали неправомерно.

А вот мэр Сергей Андреев считает, что «лесных» подрядчиков весьма сложно контролировать. «Уборка захламленности – это такой вид работ, который очень сложно фиксировать: сколько реально кубометров валежника было вывезено. Потому что он может весь остаться на месте, а нам скажут, что это остатки, а вывезено сто миллионов тысяч кубометров, и вот вам справка о том, что мы сдали его на переработку». Но из чиновничьего кресла трудно проконтролировать не только работу по расчистке леса, но и любую другую. А что если выехать на место в момент заключения контракта и после его исполнения, чтобы не только бумаги подписывать, но и собственными глазами оценить масштабы работы? Или такие методы не являются стилем работы нынешней мэрии?

Что делать? Просить денег!

В конце мая депутаты провели выездное совещание с посещением лесных массивов и пришли к выводу: лесной фонд срочно нуждается в ряде неотложных мер. В ходе поездки было выявлено, что из леса нужно вывезти порядка 27 тысяч кубометров буреломной и ветровальной древесины. И на эти цели необходимо 35 млн рублей. Сейчас с подрядчиками заключены контракты по очистке лесов только на 800 тыс. рублей. Остальных денег в бюджете Тольятти нет. Депутаты городской думы планируют обратиться в правительство Самарской области с просьбой выделить недостающие средства. Однако не факт, что область даст эти деньги Тольятти, а если и даст, то где гарантия, что они будут использованы по назначению и эффективно, что не осядут в чьих-то карманах, а лес так и будет завален остатками умерших деревьев и сухим валежником?

Комментарий
Алексей Краснов, депутат Думы городского округа Тольятти от КПРФ:

– Сложившаяся с тольяттинским лесом ситуация – это яркий пример системного кризиса власти. Вот и при обсуждении данного вопроса на последнем заседании городской думы представитель профильного министерства Владимир Самаркин трижды повторил с непонятной мне веселостью, что он в курсе о критической ситуации с тольяттинскими лесами, но сделать ничего не представляется возможным, потому что нет денег. Затем возник спор депутата Гринблата с мэром Андреевым о том, что лучше: если лес останется государственным или все же станет городским. Я как человек, имеющий опыт руководства и ответственности за материально-технические ценности, считаю, решение проблемы не в том, каким образом оформлен лес. А в том, кто чувствует себя хозяином, а кто не чувствует.

Надо исходить из факта, что городу и горожанам лес необходим. Потому власть и должна заботиться о лесном фонде, находящемся внутри Тольятти. А отсутствие денег – это универсальная отговорка сегодняшней власти. С какой бы проблемой ни обратились к ней люди и организации, ответ один: нет денег в бюджете.

Давайте вспомним конец прошлого века, когда муниципальный бюджет исчислялся цифрами, большими на порядок, но и тогда для леса ничего не делалось. Это все одна и та же система! Зачем, например, нужно было 20 лет продавать городскую недвижимость, которую сейчас можно было бы сдавать в аренду, и на вырученные средства в том числе содержать лесной массив. Я повторюсь, это системный кризис власти, и дальше ситуация будет лишь усугубляться. Импотенция власти прогрессирует. Немощность мэрии, да и думы проявляется в том, что они не в состоянии управлять тем, что у них есть, потому что якобы «нет денег», и на самом деле – потому что созданный механизм власти ущербен: настроен на расхищения и «распилы» бюджетных денег, а не на созидание материальных и других ценностей для блага горожан. Неэффективность власти заключается в неумении или нежелании зарабатывать деньги на благо Тольятти. В свой карман – пожалуйста! Тут и смекалка работает, и находчивость, и интеллект. Взять хотя бы реконструкцию «Пирамиды» за 28 миллионов. А вот на благо горожан, на благо будущего что-то сделать – ни-ни! Сразу все глупые, немощные. Муниципальную недвижимость не знают как отремонтировать и сдать в аренду. Муниципальные акционерные общества – не знают как сделать прибыльными! Когда власть наконец пожелает работать на благо города, тогда многие проблемы просто перестанут существовать в нашем городе. В том числе и проблема загубленного леса.

сломанное дерево

фото: ТН

Ольга Баркалова, "Тольяттинский навигатор"

фото: из открытых источников