Лариса Хорошавина: «Я считаю себя счастливой, потому что работа у меня совпала с увлечением»

«Фазенда» стала первым региональным изданием «для тех, кто взял в пользование садово-дачные и огородные участки или основал фермерское хозяйство… добрым другом, советчиком и помощником в нелегком, но так нужном обществу труде», – писали ее создатели.

Двумя годами раньше Лариса Хорошавина сделала первые самостоятельные шаги в земледелии, получив долгожданный садовый участок. Через четыре года газета сменила свое название на «Дачницу», под которым стала известна на всю страну. А в 2009 году ее возглавила Лариса Григорьевна. Сегодня она не представляет свою жизнь без этого издания и без работы на своих любимых пяти сотках. А я, неунывающий дачник, не представлял себе проект «Все в сад» без участия этой женщины, чья жизнь целиком и бесповоротно связана с землей. И которая до сих пор неспроста называет себя в шутку «чокнутой дачницей».

– Лариса Григорьевна, расскажите о вашем первом знакомстве с сельским хозяйством?

– До 14 лет я жила на Дальнем Востоке (станция Известковая), где вдвоем с мамой (брат тогда еще был маленький) мы сажали картошку. Система была такая: заходишь в тайгу, находишь лужайку без деревьев и копаешь. Кроме этого у нас был свой небольшой огород, где мы выращивали все хладостойкое – морковь, капусту. Помню, растили и огурцы. Тогда еще не было никаких теплиц и даже полиэтиленовых пленок, и огурцы высаживали в открытую почву. Несмотря на это, они хорошо плодоносили. Ведь Дальний Восток – не Сибирь. Конечно же, в тайгу мы ходили и за ягодами. Теперь на огороде у меня растут дальневосточные культуры, которые я когда-то знала: черемша, жимолость, актинидия – то, что мне запало в душу в те далекие годы.

– Уже в то время вам нравилось копаться в земле?

– Честно говоря, тогда я не хотела возиться в огороде. Мне, как и другим подросткам, хотелось гулять, бегать, играть в лапту. Тем не менее, я все это делала. Пока в 1957 году не уехала в Самару.

– Когда вы возобновили свой крестьянский труд?

– Где-то в 30 лет во мне проснулась зависть к людям, у которых есть дача. Я бредила ей. Я созрела. Ездила к друзьям на их участки и возилась с землей (как ни странно, я это люблю). С молодыми людьми такое сплошь и рядом: сначала приезжают на дачу, чтобы жарить шашлык, но придет время, и они обязательно захотят там что-нибудь вырастить. В общем, я мечтала о даче. Наши с мужем попытки купить участок ни к чему не привели. Но тут случилось чудо: моему супругу на работе выделили пять соток в хорошем дачном массиве. Мы начали с нуля. Опыт, который я получила в детстве, уже забылся. Да и я на своем участке хотела вырастить совсем не то, что растила тогда. Мне хотелось сажать перцы, помидоры (на Дальнем Востоке в то время их не выращивали, им не хватало тепла). Интернета, само собой, не было. Даже книг на эту тему существовало немного. Это сегодня без труда можно получить любые знания. Так что перед тем, как приступать к освоению дачи, я ходила по соседям и спрашивала, что и как. А чуть позже появилась «Фазенда», откуда я стала черпать множество полезных советов, читала ее от первого до последнего слова. И тут же выписала, когда на эту газету открылась подписка.

– Тогда вы и стали «чокнутой дачницей»?

– Да-да, на тот момент я еще работала в «Самарских известиях». Мой обычный день был таким: сдавала номер в полшестого вечера, бежала на электричку, добиралась на дачу, там до одиннадцати часов «носилась» по участку, поливала огурцы, собирала клубнику (кстати, с точки зрения ботаники ее правильное название «земляника садовая»). В десять тридцать, когда смеркалось, шла в душ и ужинала, а в половине шестого утра уже спешила на электричку, чтобы вовремя успеть на работу. Вот потому и «чокнутая» (смеется).

– Расскажите, как вы пришли в «Дачницу»?

– Как только появился проект «Фазенда», я сказала себе, что когда-нибудь стану там работать. Но шли годы. «Фазенда» стала «Дачницей». К тому времени я уже не выписывала эту газету, считая себя спецом по всем дачным вопросам. У меня за плечами был десятилетний опыт работы на собственной «фазенде». Вскоре мою подругу и коллегу Валю Смирнову пригласили на место редактора «Дачницы». Когда мы с ней прощались, я сказала: «Валя, если вдруг у тебя в газете будет вакансия, позови меня». Через десять дней мне предложили должность завотделом овощеводства. А через месяц я стала замредактора. Это был 2001 год. Жаль, что с Валей я проработала только год. К сожалению, она рано ушла из жизни.

Придя в «Дачницу», вы подтвердили свой статус опытного огородника?

Напротив, произошло удивительное событие! Перед тем, как вступить в должность, меня попросили посмотреть подшивки «Дачницы». Я, было, отмахнулась – мол, зачем? И так все знаю! Но по долгу службы стала читать. И через две недели воскликнула: балда, я же ничего не знаю! Вот тогда и началась настоящая учеба.
Что нового вы для себя открыли?

Сложно ответить. Это был большой период открытий. Например, я узнала, что не стоит покупать рассаду на рынке, ее нужно выращивать самим. Что 1 августа надо обязательно удалять цветки томатов, растущих в открытом грунте (они оттягивают силу плодов, которые уже завязались, но не успели созреть). Что из одного высокого кустика рассады помидоров можно вырастить два. Срезать верхушки и как букетик поставить в воду – через три-четыре дня даст корни. И тому подобное. Я научилась всему благодаря нашим авторам – людям «от сохи», и до сих пор преклоняюсь перед ними. Чего только они не придумывают!

– А вы придумывали?

– Да. Скажем, однажды я вспомнила, как мы с мамой выращивали картошку, всякий раз окучивая ее (это делают для роста дополнительных корней. Чем больше корней, чем крепче растение). А потом мне приходилось бегать с лейкой и поливать теплой водой каждый помидорный куст в отдельности. Это было тяжело. А поливать лунки из шланга холодной водой нельзя — ведь летом почва очень нагревается, возникает резкий перепад, что очень плохо для теплолюбивых томатов. Так вот, я стала окучивать томатные кусты и делать между рядами небольшие рвы-канавки. Не бегать с лейкой, а просто положить шланг, чтобы вода потихоньку текла сама. Когда вода добирается до корней, она уже не такая холодная. Многие мои соседи переняли эту агротехнику и до сих пор поливают так.

– О чем был ваш первый материал в «Дачнице»?

– Первая тема, которой я занялась с приходом в «Дачницу», были сидеральные культуры (сидераты – растения, которые выращивают не для употребления в пищу, но и для повышения плодородия земли – прим. авт.). Что это такое? Допустим, осенью убрали урожай, и надо посеять рожь. А весной ее необходимо запахать или использовать как мульчирующий материал для той же рассады. Еще один сидерат – это горчица. После того, как я очищаю теплицу, обязательно сею горчицу. Горчица и рожь – это санитары почвы. Они очень хорошо ее структурируют. К тому же это корм для наших «домашних животных» – червей. Без червей земля голая. Сегодня все это известно. А когда я пришла в «Дачницу», выращивать сидеральные культуры было ноу-хау. Готовя материал, я даже вступила в спор с одним агрономом, который доказывал мне, что сеять рожь на участке ни в коем случае нельзя, что она забирает в себя полезные вещества из почвы, и так далее. Мы поругались и долго не разговаривали. Пока Валя Смирнова перед смертью не вырвала у меня обещание помириться с ним. Я помирилась, хотя и оказалась права. Сейчас огромное внимание уделяется выращиванию сидеральных культур. А меня уже тогда этому научили наши авторы.

– Случается вам открывать для себя что-то новое и сегодня, когда вы знаете о даче почти все?

– Открытия продолжаются по сей день, потому как знать о даче все невозможно. На днях я пикировала сеянцы перца и нечаянно оборвала у одного растеньица корешок. После этого оно не должен был вырасти. Везде пишут, что в случае с перцем это уже невозможно. Но я решилась на эксперимент. Оставила крохотное растеньице в той же рассадной емкости, присыпав его почвой. Оно не только не умерло, у сеянца сформировался мочковатый корешок, и я высадила его в рассадный стаканчик. Сейчас перчик благополучно набирает силу. Это было чудо! Или другой пример. В феврале наша редакция переезжала в новое помещение. Когда я отодвинула часть мебели и собралась подметать пол, то увидела маленькую засохшую луковичку. Из нее торчало полсантиметра зеленой стрелочки (кстати, лук этого вида сажают в августе, для хранения он не пригоден). Я положила луковичку в рюмку с водой и ушла на выходные. Прихожу на работу и вижу: у нее появилась мочка корней. Для меня это было нечто. Видели бы вы, что сейчас представляет собой этот лук… У него большая зелень. Луковица уже разделилась на две. А я уговариваю его: держись, еще неделя, и я посажу тебя на даче! Кстати, об этом луке и об открытиях. До поры до времени я не знала, как растет китайский лук. Заказала посадочный материал у одного из наших авторов и в августе посадила на грядку. Приехала в прошлом году на дачу в апреле – что такое? Высокие заросли какой-то зелени. Это оказался тот самый лук. У него прекрасный рост, вкусовые качества, огромная энергия размножения, поэтому его называют коммерческим.
Вообще не перестаю удивляться: посадишь маленькое семечко, и из него вырастает такое диво! Для меня это всегда загадка. И для всех наших авторов. Вот почему всегда говорю: люди от сохи – самые лучшие люди на Земле. А себя считаю очень счастливым человеком, потому что работа у меня совпала с увлечением.

помидоры в теплице

фото: Самарские известия

Роман Арсенин, “Самарские известия”

фото: из открытых источников