Времена не выбирают

Всю жизнь советский человек Виктор Зайцев боролся за свое честное имя.

В другое время и при других обстоятельствах сочинение на тему «Советские люди» писалось бы легко и красиво. Про освоение космоса и целины, про поголовную грамотность и дружбу народов, про великие стройки и русский балет. Приложи конкретную фамилию на данный трафарет и получи «пятерку» за сочинение.

Ныне трафарет размыт, лекало устарело, и жизнь конкретного советского человека смотрится слабым пунктиром на карте прошлого. И мы говорим уже о них, веривших в ближайший коммунизм, — «уходящая натура». Но жизнь такой натуры не менее интересна, тем более за короткое время мы в корне поменяли ориентиры, переоценили все ценности.

Сын врага

Жизненный пунктир Виктора Зайцева петлист и замысловат, и красными точками, мы сказали бы роковыми, помечены вехи крутых поворотов судьбы. За восемьдесят лет их было немало.

Родился Зайцев в Москве, но через год, в 1937 году, оказался в глухой деревне Оренбургской области: их с мамой в 24 часа выслали из столицы как семью врага народа. Отец был осужден по знаменитой 58-й статье, и единственной весточкой от него было письмецо жене: «Береги сына, мы уж, наверное, больше не встретимся». И действительно не встретились: спустя десятилетия Зайцев узнал, что баржа с заключенными, где был и его отец, затонула около порта Находка…

Так его еще в детстве пометили: сын врага народа. Даже после хрущевской оттепели это клеймо не стерлось и где-то как-то все равно высвечивалось. А потому еще с молодости Виктору Зайцеву приходилось ставить планку для взятия высоты чуть выше, чем у ровесников. Постоянно подтверждать и свое профессиональное умение, и принципиальность.

Никогда не сдаваться

Поначалу все вроде идет удачно: поступил в военно-морское училище, параллельно закончил университет марксизма-ленинизма с красным дипломом. А после лыжного забега за честь училища получил свой первый инфаркт. Зайцеву было 24 года. К тому времени в стране шло сокращение в армии: перспективы для дальнейшей службы не было. Виктор Васильевич устраивается на оборонный завод, поступает в политехнический институт, подает заявки на рацпредложения. В силу неугомонного характера не оставляет общественную работу, и его выбирают секретарем комитета комсомола.

С тех пор биография пошла на новый виток. Сейчас можно легко рассуждать на тему, нужен ли был комсомол или нет, но в 60-х годах прошлого века этот вопрос не обсуждался, а решения партии претворялись в жизнь с молодым рвением и энтузиазмом. И, как правило, отказываться от порученной работы было нельзя. В скором времени Зайцев оказался секретарем комитета комсомола строительства ВАЗа. Секретарем парткома в то время был Борис Кашунин. Кто-то, порадовавшись за успехи комсомольского вожака, сказал Кашунину: «Смотри, Борис, какая тебе смена растет». А разница в возрасте между ними была всего два года. Случайно или нет, но у реального конкурента секретаря парткома одна за другой пошли неприятности. Вроде все по мелочи, но нашла коса на камень, и Виктор Васильевич перешел на работу в постройком «Спецпромстроя», который делал для ВАЗа полы и кровлю.

За правду посидеть

А в 34 года Зайцев оказывается под следствием: сначала его привлекают как свидетеля, а через полгода предъявляют обвинение по двум статьям: «За злоупотребление служебным положением не в корыстных целях» и «Получение взятки». Юристы поймут, насколько интересно такое сочетание статей. Основной обвиняемый, по нехорошей случайности оказавшийся старым знакомым Зайцева, попался на продаже талонов на дефицитные товары (кто помнит то время, тот поймет). У Виктора Васильевича было право подписи на список этих талонов, а распространением он не занимался. Но так или иначе секретарь горкома партии Оболонков не без ехидцы обронил Зайцеву: «Это что — за правду постоять, ты попробуй посиди за нее». Следователь прямо намекнул Виктору Васильевичу, что у него был «заказ» на перспективного профсоюзного лидера. И Зайцеву дали четыре года усиленного режима (кстати, в то время за получение взятки закон трактовал наказание от восьми лет до высшей меры), то есть дали ему ниже низшего. Освободили на год раньше, да еще и с почетной грамотой «За принципиальный подход к вопросам дисциплины».

Новый виток

Времена были глухие, застойные, и подняться человеку после срока было в общем-то нереально. Зайцев смог. Правда, сдав кандидатский минимум, в науку не попал: крылышки ему подрезали по партийной линии. По большом счету, его привлекала научная работа: институт был закончен, рацпредложения принимались и поощрялись. Но вновь виток в судьбе — и Зайцев оказывается на строительстве здания «АвтоВАЗтехобслуживания», а затем и в системе «АвтоВАЗзапчасть», которая зарождалась по опыту «Фиата» и предполагала организацию крупных региональных центров поставки запчастей в России. Виктор Васильевич был и начальником бюро, и заместителем начальника отдела. Это время он вспоминает с большой теплотой: суммарный объем запчастей, организованный фирмой, стал равен объему запчастей, выпускаемых на самом заводе. В Новосибирской области нашли завод для производства масляных фильтров, и местные умельцы даже получили патент на них. Но к тому времени у ВАЗа уже не было денег, чтобы расплачиваться за эти фильтры. Однако средства находились для зарубежных командировок, что было очень популярно у вазовских специалистов. Интересный пример. В автомобильных коммутаторах применялся кристалл, который не выращивали в России. Фирма «АвтоВАЗзапчасть» нашла специалистов на оборонном российском предприятии, где и начали получать этот кристалл. Он был дешевле, чем импортные аналоги. Но в то время заключили контракт со шведами на более дорогие кристаллы. Здесь же хорошо поработала и итальянская техническая разведка, которая, подсуетившись, выкупила у наших оборонщиков патент на тот самый кристалл.

Разброд и шатание

Во время «разброда и шатания», как говорит о 90-х годах Виктор Васильевич, порушились многие связи между республиками, где было налажено производство тех или иных вазовских запчастей. Специалистам фирмы пришлось выкручиваться. Так, Литва стала «хулиганить» с поставками цепей к двигателям, конвейер мог в любой момент остановиться, но выход был найден — завод в Ростове не только освоил производство цепей, но и улучшил их.

Зайцев может немало рассказать о том времени — иной раз с гордостью, порой с горечью. Сил-то было положено немало, но в конце концов Виктору Васильевичу пришлось заниматься свертыванием работы фирмы «АвтоВАЗзапчасть», которая вдруг оказалась не нужна ВАЗу. Были отброшены многолетние контракты и контакты, был перечеркнут труд и опыт сотен людей.

Здоровья это Виктору Васильевичу не прибавило, сейчас, в 80 лет, при нем постоянно целый арсенал медикаментов. Но если вы увлекаетесь охотой, или собираетесь делать обрезку в саду, или решились освоить автомобиль, можно смело идти за советом к Зайцеву: он мастер на все руки…

Документ о реабилитации отца Виктор Васильевич получил только в 2003 году…

Факт:

В автомобильных коммутаторах применялся кристалл, который не выращивали в России. Фирма «АвтоВАЗзапчасть» нашла специалистов на оборонном российском предприятии, где и начали получать этот кристалл. Он был дешевле, чем импортные аналоги. Но в то время заключили контракт со шведами на более дорогие кристаллы. Здесь же хорошо поработала и итальянская техническая разведка, которая, подсуетившись, выкупила у наших оборонщиков патент на тот самый кристалл.

21 марта 2016 года Виктор Зайцев отметил свой 80-летний юбилей.

Галина Плотникова, Площадь СВОБОДЫ

Виктор Зайцев

фото: Площадь СВОБОДЫ

фото: из открытых источников