Исполнилось 25 лет со дня создания вазовского профсоюза «Единство», получившего известность не только в нашем городе, но и в России и даже в мире. Один из создателей «Единства», Анатолий Иванов, после почти десятилетнего руководства профсоюзом три созыва был депутатом Госдумы от нашего города. Сейчас он является заместителем председателя профсоюзного комитета «Единство» по юридическим вопросам.

– Анатолий Семенович, как и у кого появилась идея создания «Единства»? Ведь в 1990 году на предприятии активно работал совет трудового коллектива, через который неравнодушные вазовцы могли реализовать себя в деле защиты интересов заводчан…

– Да, в то время часть активных и неравнодушных работников была вовлечена в управление предприятием и защиту вазовцев через советы трудовых коллективов, которые создали в цехах, производствах и на заводе. Но другая часть, в которой оказался и я, уже в то время и даже немного раньше поняла, по какому пути развития пойдет страна – по капиталистическому. Это означало, что советов трудовых коллективов не станет, а защита интересов работников должна будет осуществляться независимыми профсоюзами.
Первоначально мы организовали союз рабочих ВАЗа (в марте 1990-го), главной целью которого стало создание профсоюза, а 3 ноября того же года уже создали сам профсоюз. Для этого провели организационную работу, развесили по всему заводу объявления с приглашением всех желающих, и в зале 6-ой вставки провели учредительное собрание, на котором приняли решение о создании профсоюза, избрали профком и его председателя. Сначала это был просто независимый профсоюз ВАЗа, «Единством» он назван немного позже.

– А как получилось, что председателем избрали вас?

– На ВАЗе я начал работать инженером-электриком в январе 1979 года. С мая 1982 года по октябрь 1989-го трудился электромонтером по вахтово-экспедиционному методу в Тюменской области, где меня застала горбачевская перестройка. Там я и увлекся защитой интересов работников, в результате чего был избран председателем цехового комитета. Для эффективной защиты работников мне потребовалось изучить трудовое законодательство. В нашем электроцехе сложился очень активный рабочий коллектив, благодаря чему удалось добиться высокой заработной платы и замены неугодных руководителей. Тогда, помните, на предприятиях были выборы руководителей всех уровней.

В октябре 1989 года я вернулся с Севера и снова стал трудиться на ВАЗе, но уже электромехаником, то есть рабочим. При этом был уже опытным профсоюзным работником, к тому же хорошо знающим трудовое законодательство, имеющим даже судебную практику по трудовым делам. Это и явилось основной причиной избрания меня председателем.

– Анатолий Семенович, большинство тольяттинцев знают о деятельности «Единства», особенно в 90-е годы, когда вы еще были председателем, а профсоюз – наиболее активным. И не только знают вас, но и оценили, дважды избрав депутатом Госдумы. Тем не менее не могли бы рассказать об основных достижениях профсоюза?

– Буду краток и назову только три самых главных наших достижения. Во-первых, совместно с наиболее активной частью совета трудового коллектива нам удалось добиться избрания делегатов конференций трудового коллектива пропорционально численности разных категорий заводчан. После чего на всех конференциях 75% делегатов были из числа рабочих, что позволяло им более эффективно защищать свои интересы в рамках договорного процесса.

Во-вторых, мы существенно повлияли на введение 100-процентной индексации заработной платы в зависимости от уровня инфляции, в результате чего вазовцы легче пережили экономические трудности 90-х годов.

А самое главное наше достижение – то, что для руководителей завода мы были дамокловым мечом, который висел над ними и держал их в постоянном напряжении. Ведь нашими основными методами оказания давления были забастовки и митинги, которые мы проводили по мере необходимости. При этом руководители завода знали, что можем их провести, когда захотим – настолько высоко было доверие к нам со стороны работников.

– Что изменилось с тех пор, почему в настоящее время профсоюз «Единство» не обладает былой силой? Есть даже мнение, что главной причиной этого является ваш уход в Госдуму…

– Я знаю о таком мнении, мне его рабочие, и не только они, неоднократно высказывали. Однако это мнение ошибочное. Дело не во мне, а в том, что очень сильно изменилось трудовое законодательство. Если в 90-е работодатель не мог наказать или уволить профсоюзного активиста без согласования с профкомом, то с введением действующего Трудового кодекса такой защиты активисты лишились. Это главная причина законодательного ослабления позиций независимых профсоюзов.

Кроме того, в 90-е годы бастовать могли работники не только всего завода, но и его подразделений, например работники отдельного цеха. Именно такие забастовки мы тогда и проводили – как правило, бастовали работники сборочных цехов. По действующему же Трудовому кодексу бастовать вправе только трудовой коллектив всего завода, что в условиях АВТОВАЗа организовать совсем нереально. Если же забастует отдельный цех, то это расценивается как отказ от работы отдельных работников с перспективой увольнений. Вот так власть лишила работников возможности самозащиты, а независимые профсоюзы – возможности их защищать. Это и привело к ослаблению профсоюза.

– А какие возможности у «Единства» по защите прав и интересов заводчан в настоящее время? Судя по увольнениям вазовцев в последние годы, возможности не допустить сокращений у профсоюза нет?

– Да, такой возможности у нас нет. Думаю, полностью не допустить сокращений мы не смогли бы и раньше. Ведь начиная с 2005-го, то есть при переходе завода под управление команды Сергея Чемезова, АВТОВАЗ стал постепенно разрушаться, потом наступил 2009 год с мировым кризисом, который внес свой вклад в это разрушение. А с прошлого года из-за западных санкций начался сугубо российский кризис. Этим процессам в полной мере противостоять невозможно. Хотя свой вклад в дело защиты завода и его работников мы внесли и в этот период. Например, в 2009 году организованные профсоюзом митинги повлияли на выделение АВТОВАЗу многомиллиардных средств и трудоустройство сокращаемых работников на специально созданных для этого дочерних предприятиях. Я это знаю по общению со своими коллегами-депутатами, приближенными к руководителям страны.

В период же текущего кризиса мы провели (совместно с организацией КПРФ) несколько митингов, основным требованием которых было прекращение сокращений. Как и всегда, активисты профсоюза отстаивают права и интересы заводчан в тех подразделениях, в которых остались еще наши организации. То есть, несмотря на ослабление профсоюза по указанной причине, он жив и продолжает работать в интересах работников АВТОВАЗа.

– То есть профсоюз, как дамоклов меч, и теперь висит над головами руководителей разного уровня?

– В последние годы руководители страны начали сильно опасаться разных социальных конфликтов, а Тольятти, с его высокой концентрацией рабочего класса, является в этом отношении взрывоопасным. Не зря же в нашем городе размещена бригада спецназа ГРУ, а недавно открылась еще и база ОМОН. Так вот, профсоюз «Единство», известный своей независимостью и пользующийся доверием у многих тольяттинцев, по мнению власти, может возглавить социальный протест, если для этого создадутся соответствующие условия. И в этом власть не ошибается. Других людей, способных на решительные действия, за которыми народ может пойти, в городе пока нет.

– А как же партийцы из КПРФ, которые активизировались и уже провели несколько митингов, в том числе в Самаре? И даже создали профсоюз…

– Партийцы из КПРФ независимыми не являются, а активизируются всегда в связи с приближением очередных выборов. Народ это понимает и за ними не пойдет. Организации КПРФ контролируются их московскими лидерами, которые зависимы от власти. Например, почему КПРФ не возглавила социальный протест тольяттинцев, отказывающихся от внесения взносов на капитальный ремонт? Ведь база для этого многочисленная. Уверен, что получила соответствующее указание из Москвы: не будоражить народ. А ведь при проведении таких протестов по всей стране можно было добиться даже отмены закона о капремонте.

Что же касается создания партийцами профсоюза, то посмотрим, что у них из этого получится. Ведь главная профсоюзная работа происходит на предприятиях, а не на городских митинговых площадках. Вот там профсоюзным активистам приходится вступать в конфликты с работодателями, которые часто заканчиваются наказаниями и даже увольнениями. В рядах профсоюза «Единство» никогда не было членов КПРФ, опасная эта работа.

– Анатолий Семенович, чем вы занимаетесь помимо юридической работы в «Единстве»? Не приходится ли решать другие проблемы тольяттинцев?

– Да, основная моя работа связана с деятельностью «Единства»: составляю исковые заявления, хожу на судебные заседания, консультирую активистов профсоюза и работников завода. Кроме этого, даю письменные юридические консультации по различным актуальным вопросам, которые публикуются в тольяттинских газетах. Это все делаю на общественных началах. А недавно помог одной тольяттинской студентке получить место в общежитии московского вуза, куда она поступила учиться. При этом использовал свой прежний статус депутата Госдумы. Заместитель декана факультета, к которому я обратился, даже поблагодарил меня за то, что продолжаю помогать своим бывшим избирателям.
А вот об одном интересном случае говорю с опасением. Ко мне за помощью по телефону обратилась пожилая женщина из Центрального района, у которой потекла труба после капитального ремонта. Так как помощников у меня нет, то поехал к ней сам, чтобы посмотреть на характер дефекта. Оказалось, что требуется регулировка механизма, а это мне удалось сделать самому. Мое же опасение в том, что кто-то еще может обратиться ко мне с подобной проблемой. Говорю сразу (улыбается): я не сантехник! Сантехника следует вызывать из управляющей компании.

– И последний вопрос. Есть ли, на ваш взгляд, у профсоюза «Единство» перспектива развития или он будет постепенно увядать?

– Многое зависит от политической и экономической ситуации в стране. В настоящее время все независимое подавляется, создается жесткая вертикаль власти, демократические институты ликвидируются, выборов фактически нет, углубляется экономический кризис. Если эти процессы станут развиваться, то выжить профсоюзу будет очень трудно.
Считаю, что лучшими годами для деятельности независимых профсоюзов были 90-е. И не только для профсоюзов, но и для всех общественных институтов. В то время выборы проходили честнее и демократии было больше в прямом ее понимании – как власти народа. И для меня лучшими годами жизни были не депутатские, а именно 90-е, когда я возглавлял профком «Единство».

Если политическая и экономическая ситуация изменится, если власть начнет уважать свой народ, а экономика – развиваться, то развиваться будут и независимые профсоюзы, в том числе и «Единство».

Анатолий Иванов

фото: P.S.

Беседу вел Георгий Аксенов
«Вольный город», № 68 (1070) 13.11.15

фото: из открытых источников