Платили взносы, чтобы мерзнуть и мокнуть за свой счет

Не секрет, что одной из основных причин низкого процента собираемости взносов на капремонт является неверие людей в эффективность предложенной государством программы. Получается, что закон в Москве приняли, а обеспечить должный контроль не смогли, позволяя региональным фондам издеваться над жителями. Многочисленные жалобы тольяттинцев являются лишним тому доказательством. Только на этой неделе читатели  дважды обращались с просьбой написать о том, как «замечательно» в их домах сделали капремонт.

Мы решили не ограничиваться телефонными разговорами и отправились по указанным адресам. Первая остановка – у дома № 39 по улице Победы (бывшее общежитие), где нас уже ждала одна из жительниц, Нина Конькина. Много лет она ведет борьбу с местной управляющей компанией, а тут еще одна напасть – под названием капитальный ремонт…

– Пятиэтажка наша 1965 года постройки, причем в последнее время ремонта здесь почти не было, – начала рассказ Нина Александровна. – И вот 21 сентября повесили объявление о том, что в этот день будет проводиться собрание по поводу ремонта внутренних инженерных систем. Предупредить о собрании должны были минимум за десять дней, а тут нас ставят перед фактом. Естественно, почти никто не пришел. Было 13 человек, часть из которых вообще в нашем доме не живет. Инициатива встречи исходила от управляющей компании «Департамент ЖКХ», представители которой сказали, что выиграли тендер на проведение работ. Я попросила мужчин представиться, но они отказались. Могу лишь предположить, что это были начальник участка Андрей Волосков и мастер Владимир Ягельник. Они представили нам старшего по дому, которого мы знать не знаем (неизвестно, где его откопали), дав понять, что от мнения жителей ничего не зависит. На мою просьбу предоставить перечень работ и смету в «Департаменте ЖКХ» ответили, что делать это они не обязаны!
По словам нашей собеседницы, срезать трубы и батареи в квартирах и на лестничных площадках стали в последних числах сентября, то есть за несколько дней до начала отопительного сезона. Уже тогда было понятно, что ситуация критическая, однако представители мэрии почему-то вмешиваться в нее не стали. Кстати, именно в те дни, выступая перед журналистами, Сергей Андреев и руководитель департамента городского хозяйства Вадим Ерин подчеркнули, что некоторые подрядчики без предупреждения начали работы по замене батарей, так что начало отопительного сезона в некоторых домах может затянуться.

– Это же настоящее вредительство! – дала оценку происходящему Нина Александровна. – Пользуются, что 50 процентов жителей дома – квартиранты и творят что хотят. Снег шел, а мы без отопления сидели, грелись кто как мог. Я сразу же написала главе Центрального района Артему Гончарову, в прокуратуру и жилищную инспекцию, однако до сих пор ответов не получила. Пришлось идти на прием к новому начальнику тольяттинской полиции Хейрулле Ахмедханову и попросить его привлечь к уголовной ответственности виновников этой ситуации. Заявление уже написано, так что ждем результатов.

В квартире у Нины Конькиной сейчас уже достаточно комфортно (отопление дали 27-го, ближе к вечеру), правда, сохранился запах сырости и на стенах виднелась плесень. Сидевшая на подоконнике кошка, видимо, до сих пор не согрелась и старалась укладываться как можно ближе к батарее.

– Представляете: на холодильнике коробка с геркулесом стояла, так она вся мокрая была! – со вздохом сказала хозяйка. – И вообще, четыре недели без тепла дались тяжело. Я почти постоянно была простужена, пыталась спасаться с помощью старенького электрического обогревателя, но он не сильно помогал. Приходилось ходить по врачам, покупать дорогие лекарства. Кто теперь будет компенсировать эти расходы? Взять бы и подать в суд на управляющую компанию, чтобы вернула деньги, потраченные на таблетки и оплату электроэнергии! И пусть перерасчет за отопление сделают за октябрь.

Вместе с Ниной Конькиной мы прошлись по этажам старенькой хрущевки, где полным ходом шли ремонтные работы. Бил в нос запах сырости, повсюду валялись куски срезанных труб, старые радиаторы, туда-сюда сновали рабочие. На одной из площадок кто-то оставил несколько мешков с мусором…

Наша спутница посетовала, что раньше в квартирах стояли отличные чугунные батареи:

– Полвека они прослужили и наверняка еще столько же могут! А вместо них теперь ерунду какую-то ставят, да еще и количество секций уменьшают (с восьми до четырех), предлагая платить за каждую дополнительную! Да и как старые срезали-то… Искры летели во все стороны… Как пожара не случилось – не знаю, чудом, наверное! Сама я от замены батарей в квартире отказалась и еще несколько человек – тоже. Теперь пусть пересчитывают сумму, которая была потрачена на ремонт нашего дома!
Периодически нам встречались какие-то женщины, пытавшиеся выведать у активистки новости, касающиеся завершения работ. Она лишь разводила руками, предлагая писать жалобы в прокуратуру и жилищную инспекцию.

– Ерунда весь этот капремонт! – сказала в завершение беседы Нина Александровна. – За что платить-то? За то, чтобы месяц мерзнуть? Говорили, что Меркушкин лично будет контролировать, как ведутся работы, а ему, видимо, до лампочки. Безработные, малоимущие, пенсионеры отдают фонду капремонта последние копейки, а на эти деньги в Самаре джипы покупают! Говорят, что руководитель этой организации здесь нагреб и в Крым уехал, где такой же фонд организовал. Это как вообще понимать?
Понятно, что мы ответить на этот вопрос не могли, так что оставалось лишь сочувственно вздохнуть и приступить к процедуре прощания.

Следующая остановка была в Шлюзовом – на Никонова, 6, где мы пообщались со старшим по дому Олегом Платоновым. Здесь проблема иного характера: капремонт вроде бы сделали, но качество, мягко говоря, оставляет желать лучшего.

– Если честно, мы даже сами не знаем, закончены у нас работы или нет, – грустно улыбаясь поведал собеседник. Дом (так называемая сталинка) был построен более 60 лет назад, так что, как вы понимаете, постоянно нужно что-то ремонтировать. Мы сначала обрадовались, узнав, что попали в график, но вскоре стали хвататься за голову. Работы начались в декабре 2014-го, то есть в разгар зимы с нашей крыши сняли металл и снег падал прямо на чердак, таял и просачивался в квартиры. Генподрядчик – «Департамент ЖКХ», субподрядчик – некая организация под названием «Строй-Арена», которая, видимо, просто наняла случайных людей с улицы для выполнения работ у нас в доме. Они тут в коридоре переодевались и постоянно жаловались, что денег им не платят и семью кормить нечем. Вот они-то и сняли весь металл с крыши и куда-то дели, оставив нас с сугробами над головой. Приходилось самим расчищать, чтобы поменьше воды в квартире было. А когда весной дожди пошли, то пленку стелили.

– Так что, до весны крыша разобранная стояла? – не скрывая удивления, спрашиваю у Платонова.

– Почти до лета, – ответил он. – В апреле отправляли письмо в «Департамент ЖКХ», указав на многочисленные нарушения, допущенные при производстве работ. К примеру, деревянная подкровельная решетка менялась лишь частично, водоотводы установлены без уклона (швы между листами заклеены фольгой), ограждения парапета скреплены пластиковыми «скрепами», деревянные окна-выходы на кровлю не ремонтировались, профлист уложен с зазорами, имеются множественные прорехи. В общем, не капремонт, а одно название. Кроме того, после всего этого безобразия требуется ремонт квартир № 6, 8, 11, 16, 19 и 20, а также подъездов. Акт выполненных работ лично я не подписывал, однако, по имеющейся информации, выполнявшая ремонт организация деньги уже получила. Это обязательно нужно проверить и при необходимости наказать виновных!

– Ответ из управляющей компании получили?

– Да, причем в нем нас уверяли, что все недостатки будут устранены до 18 мая. Потом стала фигурировать другая дата – 8 июня, однако сейчас уже конец октября, а представителей «Департамента ЖКХ» и «Строй-Арены» мы больше так и не видели. Потом еще отправляли письма в мэрию, губернатору, но в ответ также получали отписки с предложением решать возникающие вопросы в судебном порядке. То есть нам не грубят, не возражают, обещают, что все будет сделано, однако скоро вторая зима, а надежд почти нет. Я не говорю, что нынешнее состояние дома представляет угрозу, однако если ничего не предпринимать, то лет через пять (а может, и раньше) придется еще один капремонт делать. В августе приезжала группа депутатов во главе с Дмитрием Микелем. Посмотрели, поохали, забрали целую пачку документов с нашими претензиями, однако никаких конкретных решений до сих пор не принято. Мы в ответ на эту вакханалию решили отказаться от уплаты взносов за капремонт.

Из Шлюзового мы возвращались с двояким чувством. С одной стороны, укрепились в мысли, что правильно делаем, призывая граждан не торопиться с уплатой взносов, а с другой – слишком уж предсказуемыми оказались первые итоги реализации программы капремонта. Минимум плюсов (довольны те, кто обычно радуется хоть чему-то) и огромное количество жалоб и претензий. А как может быть иначе, если придумали все это в Москве, собирать деньги поручили самарским, выполнять работы взялись тольяттинские, да не сами, а привлекая каких-то людей с улицы. И самое главное, что никто ничего не контролирует и ни за что не отвечает…

Тем временем споры относительно того, нужно ли платить за капремонт (а если нужно, то кому и сколько?), не утихают. К примеру, группа депутатов Госдумы выступила с законодательной инициативой, согласно которой плату с собственников можно будет собирать после проведения работ, а не до, как это делается сейчас. Другими словами, граждане должны лишь возмещать затраты, которые, согласно проекту закона, лягут на бюджеты разных уровней и фонды капитального ремонта. Предложен и такой вариант финансирования – «за счет кредита, полученного в банке, которому оказана государственная поддержка». Тем самым, надеются депутаты, можно избежать ситуаций, когда собираемые в течение многих лет средства потратят на иные цели либо собственники просто не доживут до планового капремонта.

– Это самый актуальный вопрос, который обсуждается сегодня в любом городе и населенном пункте, – считает один из авторов законопроекта, первый зампредседателя комитета Госдумы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Иван Абрамов. – Многие люди возмущены и не понимают: почему надо платить 10-20 лет, дожидаясь, пока их дом отремонтируют? И что они получат в результате? Взять мою родную Амурскую область. Сегодня минимальный взнос на капремонт составляет здесь 6 рублей 50 копеек. Но дома ведь разные, со своими особенностями, а следовательно, и стоимость проведенного ремонта там будет разной. В одном случае хватит четырех-пяти миллионов, а в другом, возможно, понадобится десять. Поэтому справедливо прежде отремонтировать дом и только потом собирать с жильцов взносы, чтобы каждый понимал, за что он платит.

В правительстве России этот подход пока не нашел поддержки, о чем свидетельствует отрицательное заключение на проект Федерального закона «Об установлении единого размера взноса на капитальный ремонт и внесении изменений в Жилищный кодекс РФ». Впрочем, с учетом того, что ближайшие 10 месяцев ожидаются довольно жаркими в плане борьбы за госдумовские мандаты, можно предположить, что представители различных партий (наверняка всех, кроме «Единой России») будут предлагать множество вариантов поиска компромисса с населением по вопросам, касающимся оплаты за капремонт.

у женщины в руках документ

фото: mirkvartir.ua

Илья Просекин, «Вольный город»

фото: из открытых источников