Нельзя критиковать

Пирсинг, тоннели, шрамы и татуировки – модный экстремальный способ подростков привлечь внимание не только к своей внешности, но и к своим проблемам.

Сегодня никого не удивишь ни проколотой бровью, ни огромными (10-20 мм) дырками-тоннелями в ушах, ни стразами в пупке или в крыле носа. Такими «украшениями» подростки привлекают внимание других ребят, позволяют самоутвердиться в крутой компании, выделиться из толпы. Мало того, одни молодые люди сбривают шевелюру под ноль, другие, напротив, отращивают длинные волосы, красят их самым немыслимым образом в голубой цвет, зеленый, синий. Третьи идут еще дальше – наращивают дреды (многочисленные косички, напоминающие скатанные волосы).

– Да чего такого-то? – рассуждает один мой вполне интеллигентный приятель, руководитель среднего звена на АВТОВАЗе.– Ну пирсинг. Ну татуировка. Да эта ерунда заживает моментально, и незачем паниковать. Себя вспомни в этом возрасте. Мне так товарищ в 15 моих лет портак (то есть совершенно неудачную татуировку) наколол без всякого разрешения родителей, да и они не знали еще лет пять. И да, теперь у меня татуировка. Но если бы моя мама носилась в истерике, как бы отучить меня от неформальной тусовки, я б сейчас назло был бы весь в тату и дырках. Просто назло, потому что возраст такой. А так… вроде обошлось!

Я, конечно, хорошо к своему приятелю отношусь, но спокойствия его не разделяю. Вычитала, что в Германии, например, вообще запрещено делать татуировки, пирсинг и прочее лицам, не достигшим 18 лет без согласия ОБОИХ родителей. Иначе это рассматривается как уголовное правонарушение о причинении вреда здоровью. Многие немецкие тату-студии вообще не берутся ничего делать подросткам даже при наличии согласия родителей.

Ходит по лезвию

Вообще-то любой прокол (то есть пирсинг) или татуировка – это больно. Почему подростки ищут эту самую боль, готовы к ней? Нужно ли их отговаривать от экстремальных украшений? Я обратилась за комментариями к психологу-партнеру центра интенсивного развития «Азбука роста» Елене Тереховой.

По мнению Елены Николаевны, чтобы понять причину острых моментов, проявляющихся в подростковом периоде, нужно понять суть этого возраста, который длится с 11 до 15-16 лет. С одной стороны, ребенок претендует на взрослость, а с другой – он еще не способен быть взрослым ни физически, ни психологически, ни социально. У подростка недостаточно опыта, чтобы в полной мере претендовать на статус взрослого человека. В этот возрастной период происходит интенсивный физический рост, сопровождающийся колоссальной гормональной перестройкой всего организма. Подросток становится импульсивным, грубым, иногда, как нам кажется, просто неуправляемым. Кризис подросткового периода – это кризис внутренних конфликтов и противоречий. Одновременно подросток может быть жестоким и нежным, испытывать любовь и ненависть, у него жизнь граничит со смертью, он часто «ходит по лезвию бритвы», в нем кипят бури эмоций и невероятных страстей.

У подрастающего ребенка появляются внешние половые признаки, кроме того, мощная гормональная перестройка становится причиной угревых высыпаний на лице. В связи с этим самооценка подростка становится низкой. Изменения во внешности влекут за собой внутренний дискомфорт. Подросток иногда не готов к этим внешним изменениям, ему не нравится его внешность, он ее пытается маскировать. Например, нам кажется, что длинные волосы сына – это вызов. На самом деле – все наоборот, длинные волосы говорят о неуверенности в себе, сын так прячет торчащие уши. А товарищ сына может покрасить волосы в яркий цвет. Это означает: «Обратите на меня внимание, я очень в нем нуждаюсь».

Елена Николаевна подчеркнула, что у родителей есть прекрасная возможность до 12 лет успеть полюбить ребенка, пока он не стал подростком. Если ребенок растет в доброте, участии, любви, острых моментов в подростковом возрасте у него не возникнет. Возможны, конечно, грубость, хамоватое поведение как последствия гормонального всплеска. Но это не так страшно, как употребление наркотиков и ранняя алкоголизация. Да, любимое чадо, может, конечно, и пирсинг сделать, чтобы привлечь внимание. Но тоннели прорубать, причиняя намеренно себе боль, вряд ли станет. В семье, где царят гармоничные отношения, чаще всего формируются и адекватные эстетические вкусы. Родители вместе с детьми посещают театры, музеи, выставки, пытаются создать у сына и дочери адекватные представления о прекрасном. А какие-нибудь немыслимые татуировки, растянутые тоннелями уши – это желание сделать себе больно, и связано оно с аутоагрессией, возникающей из-за чувства собственной вины. Человек, который себя любит, безоговорочно принимает, вряд ли пойдет на это.

– Елена Николаевна, а как себя вести родителям, если их ребенок уже сделал тоннель?

– Выбрать время, поговорить и попытаться понять подрастающего ребенка: для чего и почему он это сделал.
Все происходит от того, что ребенка когда-то не поняли его близкие. Они его постоянно критикуют: плохо учишься, не следишь за собой, дома не убираешься. А здесь действует простой принцип: «Критикуешь? Предлагай!» У детей нет опыта общения, который имеет взрослый человек, поэтому подростки замыкаются, когда слышат критику. Выход и решение – это «стол переговоров». А за этот самый стол подросток сядет только с тем, кому доверяет. Опять возвращаемся к раннему возрасту. Доверие, близость, принятие закладываются, когда мать кормит ребенка, держа на руках, обнимая его с любовью. Даже если ребенка не кормят грудью, не должен он в этот жизненно важный момент лежать в кроватке – возьмите его на руки. Ведь шансов стать ближе с годами будет становиться все меньше и меньше.

Успей воспитать до 11 лет

– То есть воспитывать надо, когда ребенок лежит поперек лавки, когда вдоль ляжет – уже поздно?

– Да, стиль жизни формируется до 11 лет, потом менять что-либо сложно. Ровно столько, сколько вкладываете в ребенка, возвращается вам. Чтобы подростковый кризис проходил мягко, с раннего детства будьте с ребенком близки, постарайтесь стать друзьями.

– Понятно, что энергию подростка надо направлять в мирное русло. Кроме спорта и творчества можете что-то посоветовать?

– Подростки и бизнес – тема очень интересная. В бизнес-инкубаторе г. Тольятти есть для подростков проект «Самоопределение. Мое профессиональное будущее». Агентство экономического развития Тольятти совместно с комитетом по делам молодежи реализует несколько проектов: «Учебно-тренировочные фирмы», «Школа начинающего предпринимателя». В центре интенсивного развития «Азбука роста» есть очень интересный проект «Психологический театр для подростков». В ходе театральных этюдов ребята проживают разные чувства. Специалисты помогают подросткам трансформировать негативную энергию в позитивную.

– И последний вопрос: когда родителям надо обратиться к специалисту?

– Когда ребенок замыкается в себе, у него резко снижаются социальные контакты, может возникнуть длительная депрессия, последствием которой может стать суицидальное поведение. Бывает, что социальные контакты подростка становятся интенсивными и неразборчивыми, ребенок убегает из дома. Если родителям сложно справиться, не нужно отрицать наличие проблем, я призываю их обращаться к специалистам – психологам, психотерапевтам. Но первую помощь, повторяю, может оказать любой родитель – обнимите своего ребенка, поговорите с ним. Нельзя включать механизм гордыни: «Ах ты так? Тогда я тебе устрою». Никто не сумеет понять ваших детей лучше, чем вы сами. Услышьте и помогите – это вернется вам благодарностью ваших детей и спокойной старостью.

Справка

Тоннель в ухе представляет собой, по сути, самую обыкновенную дырку. Ее размер может варьироваться аж до пяти сантиметров в диаметре. Однако больше всего ужаса в глазах неосведомленного человека вызывает процесс ее образования. Отверстие чаще всего делается путем методичного растягивания мочки уха.

Пирсинг (англ. рiercing – «прокол») – одна из форм модификаций тела, создание прокола, в котором носят украшения. Само понятие «пирсинг» может относиться как к процессу прокалывания, так и к отверстиям, сделанным посредством прокалывания.

Дреды – это прическа, которая представляет собой спутанные распущенные волосы. В переводе с английского языка «дредлокс» означает «свободные или устрашающие локоны».

Убрать татуировку стоит гораздо дорожек, чем нанести. Незатейливое сердечко со спичечный коробок вам набьют за сумму в 1000-2000 рублей. Убирать же его будут лазером, качество которого определит цену, – от 400 рублей до 2000 за сантиметр.

проколото ухо в нескольких местах

фото: Площадь Свободы

Ольга Пимантьева, Площадь Свободы

фото: из открытых источников