Детский дом «Созвездие»: события развивались как в сказке

В конце декабря в суде Автозаводского района прозвучал приговор директору детского дома № 10 Светлане Юрченко.

Почетный работник общего образования РФ получила два года условно. Министерство социально-демографической и семейной политики Самарской области как учредитель детского дома расторгло с ней контракт. И тут же в ГКУ СО «ЦП ДОПР «Созвездие» (так официально называется сегодня детский дом № 10) был назначен новый директор, буквально 30 декабря.

Последние восемь месяцев события, связанные с центром «Созвездие», развивались как в сказке, в них сложно поверить. В конце марта во всех СМИ появилась информация: директора детского дома обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере с использованием своего служебного положения (ч. 4. ст. 159 УК РФ). А также в злоупотреблении должностными полномочиями (ч. 1 ст. 285 УК РФ). В результате бюджету Самарской области был нанесен ущерб порядка 1 миллиона 893 тысяч рублей. Скандал — с сиротскими деньгами мошенничают! В сентябре в суде Автозаводского района стартовал процесс.

Обвинение почти исчезло

Судебное расследование началось с того, что свидетели дали свои показания по поводу трех «подснежников». То есть лиц, которым в течение нескольких лет (с 2012 по 2015 годы) начислялась и выплачивалась заработная плата, а также премии, хотя они в действительности не работали в центре помощи детям. И.о. директора учреждения Оксана Орлова рассказала в зале суда, что «подснежника» Татьяну Мураткину видела в детском доме всего несколько раз: сначала та проводила семинар, а потом давала консультацию. Как воспитатель и методист Мураткина в «Созвездии» в 2015 году не работала. Второй «подснежник» — Татьяна Самаркина — в 2015 году была устроена на полставки педагогом дополнительного образования и получала 28 тысяч, а реальное начисление при такой нагрузке должно быть 12 тысяч за месяц. Примерно такие же показания дала учитель-логопед Любовь Кузнецова.

Директор учреждения Юрченко в ходе предварительного следствия обвинялась в том, что перечисляла зарплату «подснежников» на банковские карточки, которыми пользовалась как своими: оплачивала коммунальные платежи, кредиты, ипотеку. Однако в ходе судебного расследования, судя по приговору, обвинительное заключение не подтвердилось. Исчезла как с белых яблонь дым вменяемая Юрченко изначально статья о мошенничестве в особо крупном размере с использованием служебного положения (ч. 4. ст. 159 УК РФ). При вынесении приговора от трех «подснежников» остался один. Да-да, в финале судебного процесса речь шла только об одном эпизоде злоупотребления должностными полномочиями (ч. 1 ст. 285 УК РФ). Но и по нему подсудимая свою вину не признала, так как посчитала ее недоказанной.

Как рассказала нам адвокат подсудимой Светлана Нешкова, сумма ущерба в ходе судебного расследования также значительно снизилась. Вместо почти двух миллионов рублей стала фигурировать меньшая на порядок сумма — чуть ли не в 20 тысяч. Причем, по словам адвоката, эти деньги были потрачены на нужды детского дома. Как утверждает Светлана Нешкова, вместо злоупотребления должностными полномочиями должна быть другая статья — нецелевое расходование бюджетных средств, наказание по которой начинается при сумме ущерба от 1,5 миллиона рублей. Но бывшему директору «Созвездия» дали два года условно с отсрочкой приговора на два года.

Пересмотрела свои взгляды

— Как адвокат вы довольны результатом судебного процесса? — спросила я у Нешковой.

— Я этого не скажу. Светлана Аблаевна не виновна полностью, нельзя судить человека за то, что он хотел сделать лучше детскому дому. Обжалование на решение суда Автозаводского района подано, но, возможно, мы его отзовем. Насколько нужны дальнейшие разбирательства, которые сильно сказались на здоровье Светланы Аблаевны? Она пересмотрела взгляды на жизнь и на работу. Воспитатели всегда относились к директору Юрченко с уважением, дети не переставали ее любить. У Светланы Аблаевны возникла конфронтация с некоторой частью администрации учреждения. В детском доме не амбиции должны играть роль — кто-то хочет занять чье-то место. Надо понимать, что вы работаете для детей. Как педагоги хотели улучшить жизнь детей этим уголовным делом? Светлана Аблаевна вырастила этот детский дом, а прийти на все готовенькое желающих много.

— Будете требовать компенсации морального вреда?

— Да, потребую все, что положено Светлане Аблаевне по закону, поставлю вопрос о ее частичной реабилитации. Напишу заявление о привлечении следователя Мещеряковой к уголовной ответственности.

— В ходе судебного расследования обвинительное заключение не подтвердилось. Вы сразу засомневались в специалистах, которые его выдвинули?

— Да. Адвокатом работаю только два года, а раньше работала в прокуратуре…

— Как бывшему работнику прокуратуры вам известны механизмы выдвижения обвинения, а значит, и его развала?

— Ничего нельзя развалить, если есть доказательства. Разваливаются только те дела, где нет доказательств, обвинение притянуто за уши. Если есть документальное подтверждение, я могу просить только о смягчении наказания.

Готова идти в разведку

Как в Зазеркалье развивался не только судебный процесс, но и события в центре помощи детям после вынесения приговора. До его вступления в силу Светлана Юрченко вышла на работу, так как запрета на профессиональную деятельность у нее не было. Она призвала работников отчитаться о проделанной работе и показать перспективный план, медсестер заставила переписать меню. Два работника тут же ушли на больничный, часть коллектива начала звонить во все инстанции. Представители министерства социально-демографической политики ответили возмущенным педагогам и воспитателям: «Потерпите чуть-чуть. Светлана Аблаевна вас палками, что ли, будет бить?» А 30 декабря центру «Созвездие» представили нового директора — Марину Саврину 57 лет. Чиновники призвали коллектив: «Давайте посмотрим на новогоднюю елку и поставим жирную точку на всех конфликтах».

Марина Геннадьевна — ветеран труда. До назначения в «Созвездие» работала заместителем директора по воспитательной работе Тольяттинского политехнического колледжа, ответственным секретарем комиссии по делам несовершеннолетних при администрации Центрального района, начальником отдела социальной реабилитации Центрального района в управлении социальной защиты населения. Последние годы трудилась в территориальной избирательной комиссии Центрального района. Не спорю — прекрасный послужной список. Однако, согласитесь, не только он важен, чтобы оздоровить такой сложный организм, как детский дом. А «Созвездие» лихорадит из-за всевозможных проверок, вызванных анонимками, жалобами, кляузами. Их строчат в том числе и бывшие воспитанники центра.

Марину Геннадьевну поставили как громоотвод для сирот. Понять происходящее детям не просто: до 2016 года они называли Светлану Аблаевну своей мамой. Когда ее стали судить за мошенничество, вместо признанного авторитета появились две новые «мамы». Оксана Владиславовна исполняла обязанности 10 месяцев, пока Светлана Аблаевна была под следствием. Марина Геннадьевна появилась, как новогодний подарок, 30 декабря. Кого из «мам» слушать и уважать — вопрос далеко не праздный. Ведь «Созвездие», уточним, государственное коррекционное учреждение, то есть там специфичный контингент воспитанников, которым требуются консультации психиатра, корректировка их поведения. Такие дети управляемы и внушаемы, а под действием внушения могут быть возбудимы, агрессивны.

Очень хочется верить, что никакой агрессии не случится. Новый директор настроен оптимистично. Как призналась Марина Саврина, ее задача — организовать плодотворную работу, установить покой и гармонию в коллективе. Главное — справедливое отношение к детям, любовь и доброта, тогда они тебя признают. Коллектив Марине Геннадьевне понравился. Говорит, пообщалась две недели — будто в разведку с ними сходила. Как говорится, блажен, кто верует…

Вопросов больше, чем ответов

Адвокат Ольга Гаговская считает, что по поводу «Созвездия» надо обратиться к уполномоченному по правам ребенка. Министерство социально-демографической политики Самарской области как представитель потерпевшего должно было написать возражение по поводу приговора, прозвучавшего в зале суда. Похищена сумма порядка 1 миллиона 893 тысяч рублей из бюджета. Кто будет ее возвращать? Каким образом прокурор подписал обвинительное заключение и потом от них отказался? Он же должен отстаивать свою позицию в суде! Почему дело не вернули на дополнительное расследование?

«Площадь Свободы»

детский дом "Созвездие"

фото: Площадь Свободы

фото: из открытых источников