Тамара Михайловна и Валентин Георгиевич Савельевы празднуют бриллиантовую свадьбу

8 февраля 2018 года Тамара Михайловна и Валентин Георгиевич Савельевы отпразднуют бриллиантовую свадьбу.

Поздравить их с этим замечательным событием – приятный повод «перечитать» биографию поколения, которое умеет любить.

В Сенном переулке

Тамаре было шесть лет, когда началась война. Двух старших братьев забрали на фронт. Дома осталось пятеро сестричек, пятеро девочек. «Конечно, родители старались нас прежде всего накормить, одеть и обуть. Время было сложное, трудное. Все по карточкам. Не только хлеб. Хорошо, что старшая сестра уже выучилась на портниху. Ее отдали в ФЗУ в Чапаевске. Она нас всех и обшивала. Пятеро девчонок – пять платьев». Сегодня Тамаре Михайловне – восемьдесят два. Красивая, как и на всех ее молодых фотографиях, где коса ниже пояса.

«Умница моя», – как всегда и до сих пор говорит о ней Валентин Георгиевич. «Она у меня умница», – и нет ласковее этих влюбленных в нее глаз. «Умница», и нет нежнее рук, когда он берет в свои большие руки ее маленькие ладони. Влюбленному – восемьдесят шесть. Спустя шесть десятков лет после свадьбы они говорят о любви так светло и честно, что можно даже не спрашивать, каков он – самый главный бриллиант на их бриллиантовой свадьбе. «Это любовь», – уверенно и просто отвечает Тамара Михайловна. «Сто процентов – любовь»,- вторит ей Валентин Георгиевич. «Я так благодарна мужу за то, что он меня так сильно любит все эти шестьдесят лет. И я люблю его точно так же, как он меня. Скажу честно: за эти годы, конечно, иногда и ссорились. Но Валентин не мог быть в ссоре. Приходил ко мне на работу, говорил со мной так, будто ничего между нами такого и не было. Нету у него злой памяти, незлопамятный он у меня. Да и я, если виновата, тоже первой прихожу к Вале. Мы всегда вместе. Он без меня не может, и я без него не могу».

Тамара Михайловна перебирает старые фотографии в семейных альбомах: «Вот он, Валентин. Смотрите какой! Ну как в него было не влюбиться?» И она влюбилась. Влюбилась в парня, с которым познакомилась в клубе «Гидростроитель» на танцах. Было это в пятьдесят седьмом.

клуб "Гидростроитель" 1960-е годы

Под Новый год

«Кто кого из вас первым заприметил. Валентин Георгиевич?» – спрашиваю, не сомневаясь в ответе. «Конечно, я, – отвечает высокий красивый мужчина. По-прежнему предупредительный и галантный кавалер, как тогда. – Я тогда отслужил в армии. И под Новый год пришел в клуб на танцы вместе с сестрой. Танцевать научился во время службы. Офицерские жены устраивали в воинской части разные мероприятия на праздники, вот я и танцевал все – от вальса до подиспани. Приглянулась мне одна девушка. Пригласил танцевать. Потом еще раз, и еще. Так мы с ней весь вечер и протанцевали».

«Не проводил он вас в тот вечер, Тамара Михайловна?» – они по-прежнему держат друг друга за руки. «Нет, он ушел домой с сестрой. Но когда потом, второй раз, мы встретились в «Гидростроителе» после той встречи, мы с Валей уже не расставались. Он везде приглашал меня вместе с подругой. И без него я уже ни в кино, ни на концерт не ходила», – улыбается она своему Валентину.
«А я знаю, почему я ее в тот вечер не проводил, – говорит супруг. – Она была очень скромной девушкой. Она и сейчас такая же скромная. И умница».

«Он мне сразу понравился. По сравнению с другими ребятами был Валя видным очень. И танцор был замечательный. Очень красиво танцевал. Да и я любила и умела красиво танцевать. Когда я училась в педагогическом училище, мы всегда принимали участие в концертах на выборах. Знаете, когда мы с ним женились, я Валентину сказала, что мы с ним всю жизнь танцевать будем вместе. И танцевали. Конечно, когда стали появляться дети в семье, танцевали поменьше. Но мы еще и сейчас сможем станцевать», – ищет у него слов подтверждения Тамара Михайловна. «Сможем», – уверенно говорит Валентин Георгиевич.

После педагогического училища ее распределили в школу пионервожатой. Тут же, в родном Ставрополе. И на первое сентября 1955 года Тамара сделал свою первую завивку. «Я бы не разрешил. Жаль, что это было до встречи со мной. Знаете, какие у нее были красивые длинные косы? Жалко кос», – обнимает жену Валентин. Весь 1957 год они встречались.

«А помните, в каком платье была ваша Тамара, когда вы ее впервые увидели?» – задаю я мужу вопрос на засыпку. Столько лет, столько зим… Попробуй-ка вспомни.

«Вспоминай, вспоминай, Валентин. Синее…» – попытка подсказать оказалась ненужной. Валентин Георгиевич возражает: «Да оно и не совсем синее было. И роза на нем была лаковая. Платье было с плиссировкой». «Правильно. С плиссировкой. Я потом это платье долго носила. И еще из него юбочку сделала. Такая хорошая была плиссировка. И туфельки у меня были черные лаковые. И поясок такой же», – вспоминала Тамара Михайловна. А он и не забывал. Он знает ее любимые цветы. Только жалеет, что розы быстро увядают.

Сундук

Под Новый год он сделал ей предложение. Тамаре тогда исполнилось 22. « Я уже тогда была уверена, что люблю. Согласилась. Маме и сестрам сообщила, что выхожу замуж. И вот восьмого февраля, в пургу, в мороз, мы с Валей отправились пешком в ЗАГС. Это где теперь гройсмановская больница. Маленький такой был там уголок, только стол и стоял. Так, без свидетелей мы и расписались. И так же пешком во вьюгу пошли по домам. Я еще неделю жила дома у своей мамы. А Валя – у своей. Потому что шел пост, и родители решили, что свадьбу надо делать после поста, чтобы было мясное угощение на столе».

Отец Тамары сделал для дочки деревянный сундук. Для приданого. Он мастер, плотник. Сам и дом построил на улице Первомайской, 98. Вот и сундук своими руками подготовил. Взял лошадь и повез приданое в новую семью. А уж приданое сама Тамара своими руками сделала: «Я узнала у Вали, что у них в доме две комнаты – светлая и темная. И я сшила шторы на окна. И сама же их и вышила. Койка у него уже была. Привезла подзорник и скатерть, и конечно, постельное белье. А уж комод и трельяж мы с ним потом купили. Совместно».

Совместно они растили и своих малышей: первенца – сына Игоря, а через пять лет дочку Ирину. Игорь родился – на 5200. Вот и решили его Игорем назвать. Богатырь получился. Только вот молодым мамам отпуска тогда большого не давали. И через три месяца после родов Тамара вернулась к работе в школе. А Валентин тогда уже учился в политехническом техникуме. Было непросто. Малыша нянчила его слепая мама. Да сестра его им помогала.

Начал с шоферской работы, на машине провел армейскую службу. А в техникуме получил специальность технолога по обработке металлов. Проработал на Волгоцеммаше. Сначала учеником слесаря, потом мастером, механиком, главным инженером. К концу трудовой жизни снова вернулся к рулю: «Ну люблю я шоферскую работу. На пенсию ушел водителем автобуса».

«Каким хотели вырастить сына?» – вопрос к обоим. И оба в один голос отвечают: «Трудолюбивым». Игорь и вырос трудолюбивым. Как отец. И семьянином. Как отец. Таким же серьезным и малоулыбчивым, как родители. И очень хорошим человеком, который родителей своих любит и ценит. Хотя характером сын оказался в маму.

А дочка Ира – в отца. А характер у нее отличный для семейного счастья. Требовательная, отходчивая, внимательная: «Я и к себе, и к детям требовательная. Говорили им всегда про поведение и даже про манеры иногда. Зато они благодарны. Внучка говорит мне, мол, как же ты меня, бабуля, воспитала такой воспитанной?

Внучку тоже назвали Томочкой. Внука Максимом. Двое внучат и трое правнуков – их простое и надежное счастье. Правнуку Савелию Савельеву – десять. Макарке – год и четыре месяца. Маленький Клим – большая надежда прабабушки и прадедушки: так хочется увидеть его большим! Не видят малышей десять дней – уже места себе не находят, скучают. Как же он за эти дни вырос, как же они этого не видели своими глазами?

Прощение

Тамара Михайловна и Валентин Георгиевич уверены, что их семейное счастье держится на большой любви и на умении прощать. Они прощать умеют. И уступать друг другу тоже умели с самого начала. А всему остальному Тамара научилась у своих и Валиных родителей: «Не было ни одного дня, чтобы я мужа на работу не проводила. А ведь он и в четыре утра вставал, и к семи на работу шел. И не было дня, чтобы я обед ему не приготовила бы. Хотя он мог обедать в заводской столовой, я всегда готовила ему сама. Так меня учила мама. Так я учила свою дочку Ирину. Муж спешит домой, когда его там ждут».

Они вообще чтут память о своих родителях. Тамара Михайловна вспоминает, как ее мама и отец любили друг друга, как были нежны и тактичны: «Ни одного грубого слова я от них никогда не слышала. Анна Ивановна и Михаил Матвеевич называли друг друга Анечкой и Мишей. Ласково, любовно. Хотя о поцелуях тогда не было принято говорить и показывать эти поцелуи. Мы этого не видели. Да и нас редко целовали. Не принято было. Мы всегда чувствовали эту их любовь. Они и друг друга, и нас очень любили. Всегда и во всем друг другу помогали».

…В доме у Савельевых удивительно уютно. Здесь хочется неспешно говорить о жизни и любви. Той самой, которой все «сто процентов» в их судьбах.

«Трудно ли это – пронести любовь через всю жизнь, через быт, через испытания?» – спрашиваю у порога. «Трудно», – говорят оба, не сговариваясь. Трудное это счастье – любовь.

Марта Тонова, «Площадь Свободы»
mail-ps@mail.ru

08-02-2018 бриллантовая свадьба супругов

фото: «Площадь Свободы»