Солдат последнего призыва

Связист Вениамин Яковлев в день пробегал по 50 километров.

Война для него кончилась не 9 мая, а 3 сентября 1945 года, когда капитулировала Япония. Еще шесть долгих лет он провел на чужбине…
Вениамин Яковлев – из тех мальчишек военной поры, которые попали в последний призыв. Ему было семнадцать. Участник боевых действий, связист, освободитель Порт-Артура, Вениамин Викторович вспоминает о войне без пафоса и без восторга.
– Да что там про жизнь?.. – вздыхает.
Задумывается.
И начинает свой рассказ.

Три побега на фронт

Вениамин родился в селе Ульяновка Пензенской области. В колхозе не хватало рабочих рук, и с 12 лет мальчишка пахал в прямом смысле. Две лошади плуг тащат, третья – на бороне. И всем этим управляют детские руки.
– Днем надорвешься, ночью кричишь, – вспоминает Вениамин Викторович с улыбкой. – Все болит. Мать говорит: «Ты во сне матом ругался…»
Когда началась война, Вениамин бросил школу. Устроился на завод, возил бочки со спиртом на станцию, грузил вагонетки. Кроме того, на телеге, запряженной лошадьми, возил директора завода. Как бы сейчас сказали, был персональным водителем у начальства…
До призыва у Вениамина было три побега на фронт. Первый – в 14 лет. Мальчик самовольно забрался в военный эшелон и отправился… до первой комендатуры. А там вызвали мать – и домой героя. Угомонился лишь после третьей неудачной попытки, когда ему «всыпали, как следует».

Тянуть – сматывать

В 1944 году Вениамин все-таки попал в запасной отдельный полк связи в Сердобске. В специальную кабельно-шестовую роту.
– Подъем в шесть утра, – вспоминает ветеран, – физзарядка, завтрак. Потом занятия – телефония, строевая, огневая…
– А что вам больше нравилось?
– Телефония, – неожиданно отвечает дедушка.
Учили, как натянуть провода, наладить связь. Если войска наступают, шесты некогда ставить. На спине тащишь катушку с кабелем. Бежишь, а она сама разматывается. Потом ставишь аппарат и звонишь – связь готова.
– Их готовили на западный фронт, – добавляет дочь Ольга Вениаминовна. – Но на три дня задержались вагоны. А за это время приказ изменился.
Солдат отправили на восток. Хинган – непроходимые 900 км. Там стояла отборная японская армия, считавшаяся непобедимой. Противник не ожидал, что туда нагрянут советские войска. А вместе с ними – мальчишки-связисты. По 40 – 50 км в день топать приходилось…
– Да не налегке, – говорит ветеран, – а с автоматом, гранатной сумкой, вещмешком и телефонным аппаратом! Он здоровый был, не то, что сейчас… Такой прямоугольный ящик.
– Каковы были первые впечатления на чужбине, о чем вы думали?
– Да ни о чем, – усмехается дедушка. – Наша обязанность была – связь наладить, чтобы штаб армии соединять с передовой.
– Но постреливать все-таки приходилось?
– Если по нам самим открывали огонь… Разведка-то работает! Только натянули связь, часа через два – отбой, снова все сматываешь. Войска идут вперед, мы за ними. И так постоянно: тянуть – сматывать, тянуть – сматывать…

veniamin-viktorovich-iakovlev-03
Боевые сто граммов

– Помните момент, когда узнали о Победе?
– Ну а как же, – задумчиво отвечает дедушка. – Да какие там восторги… 2 мая командование нам объявило, что Германия капитулировала. А 3 августа началась война с Японией. Она шла всего месяц. А поколотили солдат – миллионы…
– В советское время об этом мало писали, – добавляет Ольга Вениаминовна. – Отец освобождал Манчжурию и Порт-Артур. И в первую мировую Россия за Порт-Артур воевала, и во вторую…
– Вениамин Викторович, наверное, победа 3 сентября вызвала у вас больше эмоций, чем 9 мая?
– Да… (Молчание).
– А как отмечали с сослуживцами?
– Какая там отметка!
– Боевые сто граммов не налили?
– Нет.
– Ну, папань, как же не налили? – удивляется дочь.
По окончании войны Вениамин еще шесть лет служил в Порт-Артуре. На строительстве Радиоцентра были задействованы военнопленные японцы, и Вениамин с товарищами присматривали за ними, чтобы предотвратить возможность диверсий.
– Дисциплина у японцев – не то, что у нас, – вспоминает ветеран. – Чуть что не так, командир по щеке шлепает! Стоят, не дышат…
– Ну, а просто по-человечески вы с ними не общались?
– Нет, они были врагами. О чем говорить? И как – на пальцах?..
Ольга Вениаминовна показывает мне маленькое черно-белое фото трех мальчиков:
– Отец со своими сослуживцами. С одним из них потом всю жизнь связь поддерживал. Он недавно умер. Другого хотим разыскать. Но пока тишина…
В 1952 году Вениамин женился на Таисии Брюхановой. Вместе справили золотую свадьбу.
– Как вы с ней познакомились?
– Судьба! – коротко отвечает дедушка.

veniamin-viktorovich-iakovlev-01
Парад с крыши

Когда Таисия окончила четвертый класс, школу отдали под госпиталь. Девочка с 12 лет ухаживала за ранеными. Потом вместе с пленными немцами шпалы грузила. Немцы даже плакали: как эти крохи с ними, со взрослыми мужиками, наравне работают?! Пленных было жаль. Кусок хлеба мать даст на обед, половину Таисия отдаст немцу…
В 1945 году ей исполнилось 14 лет. Вместе с подружками удрала в Москву – смотреть Парад Победы. Вообще-то мать отправила ее продавать ягоду. Места у них были болотистые – черника, голубика, клюква. Скудная прибавка к семейному бюджету…
В Москву ехали «зайцами», под вагонами. Между колесами была рама, вроде нар. Подружки устроились там со своими корзинками. «Естественно, эту ягоду я не продала, а раздала, за что потом тумаков от матери получила», – рассказывала Таисия Степановна.
Все мысли были о Параде. Где занять место для обзора? Кто-то крикнул в толпе: «Айда на крышу!» Забрались на крышу ГУМа, с нее прекрасный вид на Кремль и Красную площадь. Всю ночь там провели. И Парад Победы смотрели с комфортом – счастливые!..
На всю жизнь Таисия запомнила, как летели к подножию Мавзолея поверженные знамена.

«Твой приехал!»

В 1951 году Вениамин и Таисия приехали в Куйбышев: он – из Пензенской, она – из Владимирской области. Обоих притянула стройка Жигулевской ГЭС. Таисию с подружкой влекла комсомольская романтика. А умные люди сказали: «Девочки, увольняйтесь, иначе вместе с камнями в Волге будете…»
– Тяжело было?
– Не тяжело, а зеки! – отвечает Вениамин Викторович. – Заключенные на машинах камень возили и сбрасывали вниз, чтобы реку запрудить. А они, две девочки, работали учетчицами – отмечали, сколько рейсов каждый сделал. Он тебе скажет, мол, двадцать, а фактически-то десять… Один опытный мужик и посоветовал уходить, пока не поздно.
У Вениамина роман с ГЭС тоже не сложился. В армии он окончил шоферские курсы. Но прибыл на место, постоял, посмотрел – асфальта нет, по колено в песке, умрешь здесь на «МАЗе»… Купил билет на пароход и махнул в Куйбышев.
Устроился на ГПЗ №9. Там в тарном цехе работала и будущая жена. Вместе с другими женщинами оковывала ящики металлической лентой. А Вениамин их возил. Таисия, бывало, сядет к нему в кабину и сидит… Все уж привыкли. Только заметят машину, кричат: «О, твой приехал!»
На вопрос «чем она вам понравилась?» дедушка с лукавинкой отвечает: «Наверное, я ей понравился».
– Он был очень скромный, – замечает дочь, – а она, наоборот, боевая. Так и притянулись.
У Яковлевых трое детей: старшая Ольга, сын Виктор и младшая Надежда. Ольга Вениаминовна по специальности инженер, всю жизнь проработала в системе строительства и ЖКХ. Сейчас на пенсии, ухаживает за отцом. Виктор Вениаминович тоже пенсионер, у него частное хозяйство. Надежда Вениаминовна живет в Москве, куда в свое время уехала по распределению. В семье три внука и три правнука.
Увы, сейчас Вениамин Викторович вдовец…

Забота о ветеранах

Благодаря народной стройке Яковлевы в 1961 году получили квартиру. Правда, ванна для советских людей считалась буржуазным пережитком. Изначально она вообще не была запланирована, потом ей нашли место за ширмочкой на кухне. А сколько ветеранов до сих пор лишены своего жилья!
Пока мы беседуем, у Ольги Вениаминовны звонит телефон:
– Представьтесь, пожалуйста… Нет, нам ничего не надо. Как эти аферисты замучили!
Два года назад мошенники выудили у Яковлева несколько тысяч рублей за грошовые приборчики, которые потом еще и не работали. По обычной схеме: пришли, втерлись в доверие – мол, мы вам сделаем скидку как ветерану… Дедушке захотелось порадовать дочь на 8 марта. Порадовал…
До какой же степени цинизма надо дойти, потерять, как говорится, «страх Божий», чтобы обирать таких, как Вениамин Викторович, да еще в глаза заявляя «Мы вам КАК ВЕТЕРАНУ»!..
– Как вы считаете, государство достаточно заботится о вашем поколении?
– Заботится… – как-то неопределенно отвечает Вениамин Викторович.
– Ну, пенсия у него достойная, – говорит дочь. – Вообще он неприхотливый. Ни на что не жалуется, ничего не просит.
Вот только сил совсем не осталось – даже полюбоваться Парадом на площади Куйбышева.

veniamin-viktorovich-iakovlev-02
Анна Штомпель, газета “Самарские известия”

фото: “Самарские известия”

фото: из открытых источников