Мы не ждали, не ныли, мы шли к цели

Команда «Белка и Стрелка» с тольяттинкой Евгенией Котляровой стала лучшей среди женских и смешанных команд на чемпионате мира в Норвегии.

Как ранее мы сообщали, в середине марта команда «Белка и Стрелка» в составе тольяттинки Евгении Котляровой и ее компаньонки Милы Поляковой из Новосибирска стартовала в чемпионате мира по сноукайтингу в Норвегии. По словам представительницы клуба «Сила ветра» из Тольятти, на сей раз гонка сноукайтеров за полярным кругом была «настоящим адом и экстримом» с двумя ЛЭП на пути, двойным пересечением каньона Лонгдаллен, ночевками при температуре от -20 до -27 градусов и ветром скоростью 24 м/c. Достаточно сказать, что 229-километровую дистанцию по сложной местности, изобилующую камнями, из 45 стартовавших команд смогли преодолеть лишь восемь — пять норвежских и по одной из Швеции, Чехии и Дании. Остальные, включая российские команды, на различных этапах были вынуждены завершить соревнование, хотя «Белка и Стрелка» при этом стали первыми среди женских и смешанных коллективов и заняли 19-е место в общем зачете. «Мы совершили невозможное», — так охарактеризовала выступление девичьего коллектива его представительница Евгения Котлярова. Что и говорить: именно личные впечатления спортсменки из Тольятти, бесспорно, лучше всего передают накал страстей, развернувшийся на чемпионате мира по сноукайтингу в Норвегии. Поэтому ниже приводим отрывки из путевого дневника Евгении Котляровой, чьи личные усилия в составе непревзойденного женского дуэта снова помогли прославить Тольятти на весь экстремальный спортивный мир.

По теме: Тольяттинка примет участие в первой в России Трансарктической кайт-экспедиции

«Перед нами Лонгдаллен — 1300 метров. В начале подъема крутизна такая, что 90 процентов участников идут пешком. 50-килограммовые сани при малейшем качке назад грозят сверзнуться вместе со мной вниз, но сзади страхует Мила. Я мысленно благодарю тренировки в спортзале и жим ногами, поднимаемся без остановки и очень быстро. Вообще, идем кучно. Рядом «Сибирские кони», еще много команд. С опаской наблюдаю за Милой, чтобы она точно повторила мой след… Внизу пропасть… Все ок, возвращаемся на снегоходку, обратный галфинд в сумерках… Девочки-конкурентки только стартуют в сторону 6-й точки. Хорошо. Перед спуском сворачиваем кайты и съезжаем даун хилом на дно. Снова «Кони» рядом. Они хотят разложить кайты и взять подъем с ветром. Мы тоже. Нам особого приглашения не нужно, быстро раскладываемся, вдвоем отправляем меня с двумя санями. Мила должна запуститься сама и догнать меня. В момент моего старта приходит очередной снежный заряд с усилением, это стандартное явление в течение всего дня. Я в роторе. Впереди скалы, сумерки сгущаются плюс ухудшение видимости от снега. Усилением меня начинает отрывать от склона и мотать над камнями. Раз, второй… Можно рвануть вперед между скальниками и сбежать от ротора, но как мы тогда найдем друг друга?… Сохраняю спокойствие, но в очередной полет нервы не выдерживают, и я дергаю страховку. Все штатно, стою, жду Милу с виноватым видом — теперь быстро уехать не удастся. Мила тоже полетала над скалами. Долго думаем, что делать дальше…. Менять кайты? Распутать мой и ехать? В результате честно признаемся себе, что внутри все трясется (у меня точно) и хочется одного: встать на ночлег, тем более что рельеф не видно вообще, а усиления ветра продолжают приходить. Ставим палатку, над нами фантастическое северное сияние, мы кушаем и довольно быстро засыпаем…

Подъем в четыре часа. Нужно все собрать и распутать мой кайт. Выезжаем из Лонгдаллена на кайтах. Пять команд ночевали рядом. При свете дня рельеф играет перепадами, место, на котором стояла наша палатка, оказывается единственным ровным. Повезло…

Все еще впереди. Мила замерзла. Я изо всех сил стараюсь приободрить напарника, отдаю пуховик и беру на себя подготовку кайтов. Через два часа мы готовы продолжить гонку. Уходим с озера на водораздел на 16-ках с удлинителями. Благодаря им выбираемся наверх… Впереди лавировка до Маттавари. Как мы это выдержали? Не знаю. Ветра очень быстро стало много, удерживаться на курсе получалось только в низком приседе с раскорякой… Но мы не останавливались. Одна команда позади, вторая, третья. 80 км лавировки за пределом человеческих сил и возможностей дали нам минимум плюс пять мест… На гребне перед Маттавари ветер начал скисать… Я адски замерзла. Замерзли руки, ноги, все…. Лавировка забрала все силы. Мила уехала на километр вперед. Стемнело. Меня охватило отчаяние. Сил дойти до Милы нет, от холода не хочется двигаться, ничего не хочется… Мила совершила подвиг: она оставила сани с фонариком в том месте, куда смогла доехать, и пешком пришла за мной. Мила с санями, я с лыжами, так мы дошли до огонька в километре. До Маттавари оставалось всего 1500 метров. По разным оценкам в эту ночь на Маттавари было от -20 до -27. Непринципиально. Было запредельно холодно. Северное сияние не радовало, а казалось зловещим…. Мила отдала подвигу последние силы, и ее охватило оцепенение. Я очень переживала, теперь моя очередь быть сильной. Кипячу чай, завариваю сублимат, еда не идет… Уговариваю Милу спать вдвоем в состегнутом спальнике — по отдельности нам не выжить…

Вспоминая этот день, я все время думала: откуда мы взяли силы?! Вроде бы они уже давно все кончились. Это было третье, четвертое, пятое дыхание… Полтора километра «на соплях» — и кайты рушатся. Собираемся, штурмуем гору, раскладываемся, еще три километра, в овраге кайт у меня падает, Мила с двумя санями выбирается на гору. Я поднимаюсь пешком к ней, меня ждут чай и еда. Дует что-то… Едем дальше… Опять все. Очередная гора. Сколько раз так было? Раз пять. Мы не ждали, не ныли, мы шли к цели. Последние полтора километра бежали до чума пешком на лыжах. Подгоняла мысль, что сзади идут финны — мастера ски-тура. Они прошли ски-туром всю лавировку и сейчас конкурировали с нами. Но мы оказались быстрее. Шесть часов вечера, мы на 10-й точке, 19-е. Первые среди женских и смешанных команд. Отрыв огромный. Мы сделали гораздо больше, чем могли. Мне показалось, что за эти три дня мы прикоснулись к чему-то такому, что находится за пределом обычного восприятия. Мы изменились.

Для меня же это была точка обнуления. Три дня нечеловеческих усилий. Мы выжили. Никаких эмоций, никаких мыслей. Ровный фон. Нужно искать новые ориентиры.

Засыпая в спортзале, я думала: хочу ли я сюда еще? Что, я совсем сошла с ума, чтобы добровольно решиться на это еще раз? Проснувшись, я поняла. Хочу! Обязательно хочу, хочу еще…»

Евгения Котлярова сила ветра

фото: Площадь Свободы

Валерий Близнецов, газета “Площадь Свободы”

фото: из открытых источников