К чему готовиться бизнесу в Тольятти

«Предприниматель приспособится к любым правилам».

Многие горожане и представители бизнес-сообщества вспоминают уходящий год только в негативном ключе. Однако президент торгово-промышленной палаты Тольятти советует не оценивать реалии в одних черно-белых тонах. В интервью «ПН» Виктор Шамрай рассказал, как оценивать сложные экономические процессы, почему не стоит бояться сокращения числа горожан и куда обращаться, если твоей продукцией заинтересовался Иран.

– Виктор Николаевич, как вы оцениваете бизнес-климат нашего города? Можно ли говорить о положительном векторе развития, росте предпринимательской деятельности или, наоборот, все печально?

– Определять каким-то единым показателем, единой оценкой, сложные, противоречивые экономические, политические и социальные процессы – это значит вводить в заблуждение окружающих, и прежде всего себя самого. То есть сказать, что экономика города находится в условиях, которые не способствуют, или, наоборот, способствуют ее развитию, будет в корне неверно. Кто-то даже в самой критической ситуации находит благоприятные выходы и энергию для развития, а другой и в условиях «теплицы» будет причитать: «Так жить невозможно! Ноги в руки – и бежать отсюда!»

Для одних субъектов бизнеса условия этого года были благоприятными. Об этом можно судить не только по гигантам химической отрасли, но даже по АВТОВАЗу: предприятие получило операционную прибыль впервые за много лет. Но опять-таки для работников этих предприятий все вроде бы неплохо. Но кто-то же в этом году лишился работы и не смог адаптироваться.

Так и в малом бизнесе. Я стараюсь чаще бывать на предприятиях, и вот вам положительный пример – светотехнический завод «Луч». Предприятие организовали три молодых парня, как водится, в гараже: несколько лет назад собрали миллион рублей и стартовали. А в этом году они уже сделали оборот в полмиллиарда! В следующем планируют выйти на миллиард. Завод производит продукцию для высококонкурентного рынка: светодиодные осветительные приборы бытового и промышленного назначения. При этом они находятся за ж/д вокзалом, у черта на куличках, с ужасными дорогами. И такие условия не мешают им наращивать обороты и создавать рабочие места.

Еще пример: Сергей Перевезенцев, 70-летний ветеран ВАЗа, создал производство инвалидных колясок. И коляски эти непростые – они умеют сами подниматься по лестницам, авиационным трапам и даже рассчитаны на проезд по проходу самолета. Такие коляски в России вообще никто не делает, да и конкуренцию с иностранными аналогами наш ветеран выигрывает.
И таких примеров много. Я хочу сказать, что развиваться можно в любых условиях. Некоторые ребята начинали в Бизнес-инкубаторе или «Жигулевской долине», но быстро выросли до таких масштабов, что пришлось уходить в свободное плавание.

– Кстати, как вы оцениваете эффект от этих бизнес-площадок? Они успешно справляются со своими задачами?

– Я оцениваю их как полезные «институты перехода». Но пока ситуацию можно охарактеризовать фразой: «Вы просто не умеете их готовить». В публичном пространстве есть конкретные ожидания – рабочие места. И эти самые «рабочие места» мы видим в виде лозунгов на флагах ТОР, ОЭС, «Жигдолины». Их можно понять – от них этого требуют, ведь все создавалось на государственные деньги, и государство ждет ответного социального эффекта.

Но, на мой взгляд, эти площадки созданы для другого – это места, где концентрируется умная, молодая, думающая публика. Вместо того чтобы разъезжаться в Штаты или Китай, они собираются тут и создают условия перехода от одной экономики к другой. И уже сейчас они неплохо справляются с этой задачей.

– Что вы подразумеваете под «другой» экономикой?

– Мы по привычке мыслим масштабами гигантских производств. Да, Тольятти до сих пор остается промышленным колоссом. Но время огромных цехов и трудозатратного производства уходит. Вообще, будущее экономики не за промышленным производством. Конечно, что-то будет создаваться заводами – без этого никак.

Но что мешает нам представить, что в недалеком будущем авторучку, телефон и даже автомобиль можно будет напечатать на 3D-принтере? Уже сейчас по технологии 3D-печати строят небольшие дома. Конечно, я не футуролог, но мне кажется, что таких заводов, как АВТОВАЗ, Toyota или любое другое огромное производство, скоро не станет.

– Как вы охарактеризуете сегодняшнюю роль ТПП в жизни бизнес-сообщества?

– Палата создавалась как институт защиты предпринимателя от государства. Но сегодня реалии таковы, что бизнес, особенно крупный, и власть контактируют напрямую, и наша посредническая миссия зачастую не нужна. Конечно, мы продолжаем опекать малый и средний бизнес. Для этого у нас существуют юристы, консультанты, эксперты. Но все же основная задача ТПП сейчас немного другая.
Мы наладили эффективное сотрудничество с ОЭЗ, «Бизнес-инкубатором» и «Жигдолиной», участвовали в разработке требований к резидентам ТОР и входим в комиссию, которая присваивает этот статус. Со всеми субъектами, которые участвуют в «переходе», о котором я говорил, мы выстраиваем рабочую коммуникацию. По сути, палата стала для них некой площадкой коммуникации и, если угодно, сервиса.

– То есть роль ТПП с приходом ТОР выросла?

– Вот вам конкретный пример. Одно тольяттинское производство создает уникальные пороги для ванн. Недавно им потребовалось оборудование лазерной резки. Решили купить. Я спрашиваю: зачем? Все равно денег нет и кредит не дадут. Отвечают: мол, это дешевле, чем заказывать в Китае или Питере. На самом деле нужное им оборудование находилось через забор от них. Мы об этом знаем, а сами субъекты – нет. И в смысле выстраивания подобных контактов роль ТПП очень велика.

Или собрался тольяттинский предприниматель выйти со своей продукцией на рынок, скажем, Ирана. Тут его продукция – эластичная опалубка – не нужна, а в сейсмоопасных районах ей очень заинтересовались. Что ему делать? К кому обратиться за помощью? Он не знает ни языка, ни особенностей ведения дел на Востоке. Вот тут-то мы и нужны. Кстати говоря, ТПП сейчас выстраивает международные связи на базе бывшей дилерской сети ВАЗа. И в этом плане у нас очень перспективные наработки по многим странам.

– В чем сегодня бизнес нуждается по-настоящему?

– В четких правилах игры, которые будут действительны на протяжении долгого времени. Предприниматель приспособится к любым правилам. Пусть они будут тяжелыми. Главное, чтобы они были понятными и «длинными». А преференции и льготы не так важны.

Кроме того, основные вызовы для компаний сейчас исходят не со стороны «административных барьеров», а со стороны глобальных изменений, трендов, уследить за которыми они зачастую не в состоянии. Если ты не делаешь бизнес, связанный с «цифровой экономикой», то твой потолок очень низок. Кто у нас сейчас сокращается быстрее остальных? Это торговля и агентства недвижимости. Не исключено, что скоро они в нынешнем виде не будут нужны совсем.

– К чему готовиться бизнесу в Тольятти?

– К постоянным изменениям. Я уверен, что через 20 лет население города сократится до 600 тыс. человек со средним возрастом горожан далеко за 40. Не стоит этого бояться и бежать в другие места. Нужно переориентировать экономику на новые реалии, а не строить очередные кварталы многоэтажек непонятно для кого.

Деловая газета «Понедельник» Тольятти

президент торгово-промышленной палаты Тольятти

фото: «Понедельник»