Завершился проект «Литературный оркестр», реализуемый корпорацией «Тольяттиазот» и культурно-просветительским сайтом Arzamas.akademy.

Завершился финальным аккордом – лекцией доктора филологических наук, профессора школы филологии факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ Олега Лекманова «Правда, но не точно: реальность и вымысел в литературе».

Перед началом финальной программы к зрителям обратились авторы проекта – заместитель генерального директора «Тольяттиазота» Юлия Петренко и главный редактор сайта Arzamas.akademy Филипп Дзядко.

– Здорово, что эти восемь вечеров состоялись, – сказал Дзядко, – но, с другой стороны, жалко закрывать проект. Я очень благодарен «Тольяттиазоту» и театру «Вариант» за соучастие в таком грандиозном интеллектуальном событии страны, не только города. Низкий поклон всем, кто ходил на «Литературный оркестр», надеюсь, мы еще что-нибудь подобное сделаем...

Оказывается, сценарий последнего вербатима предложил сам Филипп Дзядко, на которого огромное впечатление произвела история Ставрополя-Тольятти, а именно – события середины прошлого века.

– Мы придумывали эту программу так, чтобы показать, что жизнь каждого человека может стать литературой, попытались через частные документы посмотреть на историю страны. Вы увидите, как одно частное письмо связано с великим литературным произведением...

Лекция явилась предисловием, объяснявшим сложные взаимоотношения реальной жизни и литературы. Олег Лекманов начал освещение темы с постулата Платона о вредности искусства, пытающегося пародировать жизнь, потом перешел к художникам. Шишкин точно копировал природу, это восхищало, пока не появился фотоаппарат. Импрессионисты стали изображать не реальность, а свое впечатление от нее. Великий Пабло Пикассо создал графическую серию «Бык» – перевод образа животного в символическую схему, отражающую, тем не менее, сущность образа.

– Каждый художник преображает жизнь по-своему. А вот как разные авторы 20-го века преображают действительность в разных жанрах – в мемуарах, стихах, прозе.
Лекманов подробно разобрал три примера. В первом поэт Николай Асеев и прозаик Валентин Катаев описали пьяную выходку Есенина. Первый – сухо и без прикрас, второй несколько поэтизировал. Во втором примере речь также шла о треугольнике, но уже любовном – жена и возлюбленная Осипа Мандельштама описывали свои взаимоотношения, естественно, совершенно противоположно. Ведь каждая женщина стремится предстать в более выгодном свете, что же тут литературного?! Обычная жизнь. Однако сам Мандельштам, пользуясь символикой Ахматовой, взрастил стихи из сора – своей скорее всего не единственной интрижки. Впрочем, у поэтов интрижек не бывает – только роковые увлечения!

Третья история связана с Сергеем Довлатовым. В своем цикле «Чемодан» писатель рассказывает о съемках фильма, где он в образе Петра Первого явился в Ленинграде. Император после всяческих абсурдных приключений в созданном им городе ужасается и раскаивается.

– Поднимите руки, кто думает, что Довлатов все придумал. А теперь – те, кто считает, что фильм действительно снимался.

Не знаю, в каком случае лес рук был гуще, не оглядывалась. Просто знаю, что Довлатов был журналистом. А журналисты, вопреки мнению невежд, никогда ничего не придумывают.

Кадры фильма с Довлатовым в роли Петра эту мысль подтвердили.

Эффектно завершив свое выступление, лектор подвел итог:

– Невероятно и абсурдно описываемое, но оно не придумано, автор умел это увидеть в реальности!

Первая часть программы завершилась на довольно веселой ноте. Но после антракта зрителю пришлось погрустить. Спектакль-вербатим театра-студии «Вариант» под названием «Личная история: ХХ век в письмах, воспоминаниях, романах и повестях» сопровождался музыкой фортепиано и виолончели. Под занавес «Литературный оркестр» оправдал свое название, играли лауреаты и дипломанты международных конкурсов, доцент российской академии музыки Павел Домбровский и солист московского ансамбля современной музыки Илья Рубинштейн.

Актеры читали письма или воспоминания, после чего звучал отрывок известного произведения, посвященного тем же времени и событию. Письмо молодого петроградца возлюбленной с фронта Первой мировой – и «Доктор Живаго» Пастернака, письмо репрессированного жителя села Новодевичьего сыну – и «Жизнь и судьба» Василия Гроссмана. Письмо ставропольчанина Евгения Голованова, воспоминания Раисы Стариковой, отправившейся на фронт в 17 лет, – и во многом автобиографическая повесть Булата Окуджавы «Будь здоров, школяр».

И наконец, письмо родственникам Василия Старикова, ставропольского первопереселенца, а также письмо студента Фаттахова руководству «Куйбышевгидростроя»:

– Хочу участвовать в великой стройке коммунизма!

Филолог Фаттахов мечтает трудиться хотя бы чернорабочим, но главное – на строительстве Куйбышевской ГЭС. Он мечтает когда-нибудь написать об этом книгу...

Однако литературной иллюстрацией к событию, столь впечатлившему редактора сайта Arzamas.akademy, – затоплению территории города Ставрополя – стал отрывок из романа Валентина Распутина «Прощание с Матёрой». Матёра – это деревня, затопленная водами Ангары при строительстве Братской ГЭС. В отличие от Евтушенко, Распутин пишет не о громких буднях великой стройки, а о тихой жизни «уходящей натуры».

И так, как Распутин пишет о Матёре, проникновенно и гениально, никто ведь о Ставрополе не написал. Даже Фаттахов. И без него были у великой стройки летописцы, Евгений Астахов, например. Не знаю, многим ли известен Александр Остапец-Свешников, написавший «Гидростроевцев», но и это ведь «повесть о былой молодости», о буднях и пафосе стройки века, а не о тех 270 волжских селах и городках, чью судьбу повторила Матёра спустя всего лишь несколько лет...

Несмотря на немного печальную тему спектакля, зрители расходились вполне обнадеженные тем, что на смену «Литературному оркестру» в новом сезоне придет новый проект «Тольяттиазота».

«Оркестр» слушала
Надежда Бикулова, «Вольный город», № 19 (1147) 19.05.17

Олег Лекманов

фото: из открытых источников