Вот такая история вышла

Интересно наблюдать за людьми в сложных ситуациях, в стрессовых, тяжелых.

Не менее интересны их поступки в такие моменты – нет, не слова, а именно поступки. Не открою вам секрета: люди, которые кричат, что сделают то-то и то-то, ведь редко доводят дело до конца, а вот наблюдатели-молчуны – они да.

В нашем дворе уже лет семь живет крупная, лохматая псина по кличке Альма. Не знаю, почему такое имя придумали, мы звали ее Машкой, а недавно слышала, как пожилая соседка говорила своему маленькому внучку:

– Вон, вон Пальма идет!

Короче, как звать – неважно, псина и псина. К жителям двора добрая и ласковая, к чужакам – всегда с лаем, но не более. Все к ней привыкли, все ее кормят, поят, даже с близлежащих домов приходят проведать. Единственный минус этой собаки – лай. И многие жаловались, что лает и мешает. Ну какая дворовая скотина не лает? По-моему, все подают голос, показывая, кто в доме хозяин и чья это территория.

Мне вот Альма нравится тем, что отгоняет странных личностей от нашего двора, который хоть и огорожен, но пока без шлагбаума. Она громко подает голос, и пьяные мужики обходят дом стороной. Соответственно, никто не трется в подъездах, на придомовой территории, дети спокойно идут в школу. А еще, если можно так выразиться, негласный «куратор» собаки, одна из соседок, в свое время стерилизовала ее, сделала прививки и продолжает делать, когда возникает необходимость. Здесь тоже плюс: Альма без щенков, а значит, без проблем. Кормим тоже ее всем двором. Я – с балкона, благо первый этаж, кто-то в миске выносит.

Неделю назад Альма пропала, ну вроде нет и нет: загуляла, придет. Выхожу с ребенком гулять, ко мне ее «куратор»:

– Вы знаете, какая ситуация? Альму отловили и определили в приемник, якобы через три дня на отстрел!

– Как отловили? Почему мы не видели? Просто так не могли забрать.

– Да, кто-то из жильцов дома звонил, и приехала служба по отлову.

– Странно, так мешала она? Вроде псина не агрессивная, одна тут обитает, не стая.

– Да, некоторые жаловались на лай. Давайте соберемся и будем спасать…

И я невольно стала участвовать в спасении собаки. Не скажу, что в первый раз. В свое время кота Кузю мы забрали из приюта, но он долго не прожил у нас: из-за аллергии отдали его в добрые руки. Кстати, быстро забрали через объявление. Сейчас в нашей семье проживает кошка Мура, обитавшая у мусорки и, можно сказать, вырванная из лап злых местных псов. Худой и изможденной привезли ее домой. Ничего, быстро пришла в себя, а сейчас – так вообще главная хозяйка в квартире.

Вернемся к собаке. Для начала нужно было узнать, в какой приют или приемник она попала. Оказалось, что этих мест не так уж и мало в городе. За полдня соседка выяснила, что Альма в одном из спецприемников, на 10-дневном карантине. Почему? Отлавливают группу животных, везут в одной машине – они могут друг от друга заразиться. Поэтому их изолируют, следят, даже прививки какие-то делают.

Сложно описывать происходящие события, потому что соседка говорила одно, а специалисты служб – другое. Вообще, конечно, я за адекватность. Не понимаю теток, прикармливающих стаи бездомных собак. Вы пытаетесь вину загладить, таким образом помогая «безмолвным» существам? Или просто в кавычках такие добрые? Вам их жалко? Кормите их около своего подъезда и считаете это правильным?

Моя дочка с портфелем чуть выше этих диких собак, вот как она отобьется от них, если вдруг? Как защитят себя мамочка с коляской или пенсионер, идущий с котомкой из магазина? Да никак! Но тетки упорно продолжают «заботиться» об этих псах. Берите к себе в дом и там ухаживайте за ними, лечите, кормите и любите, но не во дворе.

И вообще, ау, собаководы! Вы псов своих выгуливаете – почему без пакетика? Почему не убираете за ними? Мало просто любить, нужно убирать. Все парки города и дворовые территории в «отметинах» ваших домашних любимцев. За всю свою жизнь видела один раз, как мужчина убирал за своей собачкой, у него были салфетки и мешок. Когда это увидела, серьезно, дар речи потеряла, испытав культурный шок. Представляете, он – единственный во всём Комсомольском районе, наверное, убирающий за питомцем.

Соседка, в свою очередь, собрала круг неравнодушных, которые начали поочередно звонить в спецприемник и мэрию, поскольку отлов бродячих животных курирует городская администрация. Пришлось и мне звонить, и вот что услышала:

– Девушка! Вы понимаете, что на собаку поступают жалобы? И не одна. Мы по одной жалобе не едем. Собака бродячая? Так? Чья она? Ничья?

Слушаю ее и понимаю, что специалист департамента городского хозяйства права. Да, разговор вышел эмоциональным, но собака действительно ничейная, и почему нельзя принять то, что она кому-то мешает.

– Вы все молодцы! Вы любите собаку из окна своей квартиры. Возьмите ее к себе в дом и ухаживайте. Почему сейчас шквал звонков от жильцов дома? Где они были раньше? И вообще, есть регламент. Животное в приемнике, на карантине, через 10 дней вопрос решится. Мы уже одним жителям поверили на слово. Тоже звонили, кричали… Мы пса отдали, а через неделю он вновь бегал по улицам. В вашем случае где гарантии, что собаку оформят и возьмут в дом?

И опять она права. Я извинилась за наших эмоциональных жильцов, но уточнила, почему не осуществляется отлов бездомных стай, спокойно бегающих по Шлюзовому микрорайону.

Ответ был резкий:

– Мы отлавливаем!

Ну, тут не поспоришь, конечно. Вроде и правда, псов меньше стало, а может, они просто сменили место обитания.

А через 10 дней двор наш ликовал: собаку Альму вернули здоровой и невредимой. И даже одна из сердобольных соседок решила забрать ее ближе к лету на свою дачу. Вот такая неоднозначная история вышла…

Ксения Рис, «Вольный город», №16 (1144) 28.04.17

морда дворняги

фото: depo.ua

фото: из открытых источников