Проект «Литературный оркестр», реализуемый совместно «Тольяттиазотом» и просветительским сайтом Arzamas.akademy, стал уже, по-моему, интеллектуальным клубом нашего города, где непременно увидишь те же лица, что и месяц, и два назад.

Так, на каждое мероприятие приходят (не думаю, что по долгу службы) библиотекари, музейные работники, режиссеры дружественных «Варианту» самодеятельных театров, руководитель департамента культуры, много бывает молодежи – очевидно, будущие филологи. Наверняка много учителей. Приезжает телевидение, а вот представители печатных СМИ отметились лишь на первом «оркестре»: как говорится, на новенького, теперь ищут новых сенсаций. Ну и, как уже отмечала, не видела здесь ни разу наших профессиональных писателей – ну они же не читатели!

Тогда как лекторы – читатели профессиональные. На минувшем «Литературном оркестре» посчастливилось выслушать лекцию о романе «Анна Каренина» в исполнении директора Государственного литературного музея, критика, доктора филологических наук, профессора Российского государственного гуманитарного университета Дмитрия Бака. Ясно, что все лекторы проекта – профессионалы и интеллектуалы, но такой концентрированной и глубокой лекции, пожалуй, еще не было!

– Я прочитал роман двенадцать раз, книга вся испещрена заметками, – уже после лекции признался Дмитрий Петрович.

Тема была такая: «Роман «Анна Каренина» в 1870-е годы: нравственная проповедь или «чистое искусство».

Трудно концентрировать уже концентрированное – передать кратко содержание лекции. Хорошо, что всем известно содержание романа. Приведу отзывы о нем современников, Николая Некрасова и Михаила Щедрина (Бак отметил, что неправильно именовать писателя Салтыковым-Щедриным). Поэт, ерничая, благодарил Толстого, просветившего нас, «...что женщине не следует гулять ни с камер-юнкером, ни с флигель-адъютантом, когда она жена и мать». Писатель-сатирик еще более желчно характеризовал тему романа: «о наилучшем устройстве быта детородных органов».

Всё гораздо сложнее. В те годы, о которых идет речь, с легкой руки писателя Тургенева стало весьма популярно понятие «нигилизм». Теряет авторитет церковь, процветает либерализм, и – о ужас! – рушатся устои христианского брака. Как вам понравится: в 19-м веке существовал брак втроем! Хорошо хоть не однополый…

И вот в то время, наряду с либеральным «Современником», существовал консервативный журнал «Русский вестник», редактируемый Михаилом Катковым, печатавший так называемые антинигилистические романы, призванные утверждать идеалы и устои. Именно здесь и стал публиковаться уже второй толстовский «сериал» (первым был «Война и мир»). Печатался роман в течение трех лет, автору платили по 500 рублей за лист, всего он заработал 20 тысяч – это, учтите, теми деньгами!

По замыслу консерватора Каткова, роман должен был показать читателю справедливое наказание блудницы.

– Михаил Никифорович хотел именно этого – тенденциозного, прямолинейного романа, «раскидывающего по углам» нравственность и грех.

Почему же у Толстого не получилось нравственной проповеди? Почему в романе нет отрицательных героев, а читателю одинаково симпатичны и Анна, и ее обманутый муж, и Левин – альтер эго автора, и Стива Облонский? И почему в результате Катков отказался публиковать последнюю часть романа, заменив ее собственным комментарием, взбесившим Льва Николаевича?

Как видите, лекция развивалась по интригующему сценарию и заставила слушать ее, затаив дыхание.

– Толстой действительно обличает блудницу, но не так прямолинейно, как хотел Катков. Мы интуитивно на стороне Анны, потому что будучи людьми двадцать первого века, привыкли к тому, что должны жить комфортно, к чему нас призывает реклама на телевидении. Но всякое искреннее желание добра себе при отсутствии самоограничения оборачивается бесконечным эгоизмом. Свобода, не связанная самоограничением, – это смерть.

Бак привел в качестве противоположного примера Татьяну Ларину:

– Она любит Онегина, продолжает его любить и выйдя замуж. Но вообразите, как пошло бы прозвучало: «Я вас люблю, к чему лукавить, я вас жду в саду». Нет, она говорит: «Но я другому отдана и буду век ему верна».

В итоге лектор развенчал знаменитейшую цитату о том, что «все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Оказывается, и несчастливы все одинаково. И, очевидно, по одним и тем же причинам – из-за наличия барьеров между одной психологической реальностью и другой, из-за стремления быть лично счастливым, перерастающего в эгоизм.

Из зала после лекции прозвучало три вопроса. Вернее, двое первых – интеллигентный бородач и девушка в очках, скорее рассуждали, чем спрашивали. Первый полагал, что Толстой не внял рекомендации коллеги – Оскара Уайльда: «Женщину не нужно понимать, ее нужно любить», в результате, намучившись и так и не разобравшись с чувствами своей героини, разозлился и решил забросить ее под поезд. В общем-то, внять автору, годившемуся по возрасту в сыновья, Толстой вряд ли мог, да и Уайльд, скажем мягко, не такой был мачо, как Лев Николаевич, потому и женщин, видно, понимал лучше...

Девушка же, то ли в силу юности, то ли потому, что выпустила из памяти труд великого гения, стала рассуждать о том, что Толстой с Достоевским, создавая инфернальные образы бунтарей, спровоцировали, утрированно говоря, революцию.

– Ну да, был такой анекдот, – припомнил Бак, – что надпись на памятнике Достоевскому, поставленном в СССР, должна быть: «От благодарных бесов». Но где вы видели у Толстого революционеров? Впрочем, вспомните труд Ленина...

Девушка ахнула и вспомнила, видимо, название: «Лев Толстой как зеркало русской революции». А Бак эмоционально продолжил:

– Это всё чушь. Революция – зло? Это перестроечное клише, штамп. Революция – это чрезмерное мессианство. Любую благую идею можно перевернуть и извратить, в том числе и христианство. Кстати, я сам православный...

Третья женщина спросила, как Дмитрий относится к многочисленным экранизациям нашей классики, в том числе иностранными компаниями.

– Плохо отношусь, – ответил Бак, – роман нельзя сравнить ни с одним фильмом, по Булгакову тоже ужасную экранизацию сделали, впрочем, я не смотрю телевизор вообще...

Спектакль-вербатим театра «Вариант» назывался «История разрыва Толстого с «Русским вестником». По традиции он состоял из кусочков переписки Толстого с критиками и издателем, фрагментов писем его жены Софьи Андреевны. Акцент был сделан на том периоде, когда создавалась «Анна Каренина» – это время балканского кризиса, неоднозначно воспринимаемого в обществе и породившего очередную войну с Турцией. С одной стороны – искреннее сочувствие «славянскому вопросу»; добровольцы, идущие на смерть за благо другого, пусть родственного, народа, и тут же – квасной ура-патриотизм, мода и попытки поживиться. Либералов это возмущало – всё, практически, как и сегодня... Кстати, Лев Толстой, как видно из переписки, занимал скорее либеральную позицию, вложив в уста персонажа романа – своего альтер эго Левина – слова о неприятии войны в целом, какими бы благими доводами она ни оправдывалась.

В том же спектакле звучат отзывы автора о романе: «Надоело», «Противно», «Кто бы за меня дописал». Значит, прав был бородач, что Толстой так и не разобрался с Карениной и от отчаяния засунул ее под поезд?!

Автор проекта, заместитель генерального директора «Тольяттиазота» Юлия Петренко приняла участие в спектакле-вербатиме в качестве актрисы, и вполне успешно. В прошлый раз Юлия Владимировна читала стихи, вероятно, процесс затягивает и его создателя!

В следующий раз, 24 марта, мы услышим лекцию «Михаил Булгаков. Появление писателя», прочтет ее кандидат филологических наук, ведущий научный сотрудник, руководитель научного отдела Государственного музея Булгакова Мария Котова. И, конечно, будет показан спектакль-вербатим театра «Вариант». Приходите, точно не пожалеете!

А тем временем

Во Всемирный день экскурсовода прошла научно-практическая конференция, подготовленная группой экспертов по развитию туризма при гордуме и представителями туркластера. В честь праздника наградили победивших в профильном конкурсе студентов и лучших экскурсоводов города. При этом самых высоких наград – от правительства Самарской области – удостоились трое представителей профессии, в том числе постоянный автор «Вольного города» Надежда Бикулова. Во врученной благодарности говорится: «За плодотворную работу в формировании туристического имиджа Самарской губернии. Руководитель департамента туризма Самарской области Михаил Мальцев». На поприще туризма Надежда Викторовна трудится восемь лет, в журналистике – с начала девяностых.

Надежда Бикулова, «Вольный город», № 8 (1136) 03.03.17

Анна Каренина рядом с поездом

фото: meeting.lv

фото: из открытых источников