Недавно в редакцию «Вольного города» обратился один из читателей, пожаловавшийся на ярмарку, которая традиционно работает на Центральной площади между ДК «Тольятти» и думой. Мол, грязно там, обвешивают, и вообще торгуют исключительно нерусские. Информация показалась интересной, ведь с учетом заставляющего экономить на всем кризиса именно такие ярмарки стали для многих горожан едва ли не главным местом покупок.

Как-то не везет мне в последнее время с походами по магазинам. Сначала поскандалил в сетевом магазине на улице Свердлова, где руководство почему-то никак не желало открывать третью кассу, из-за чего приходилось томиться в очереди по 10-15 минут. Пару месяцев терпел, а потом решил позвонить на сотовый руководителя (он был написан на одном из рекламных плакатов).

– А что вы хотите? Мне Москва не доплачивает за дополнительных людей, – прямо ответила она, правда, после этого случая в час пик (с 17:00 до 19:00) третья касса начала работать гораздо чаще.

Кстати, в этом же магазине обратил внимание на один интересный момент. Часть товаров продается по акции с хорошими скидками, а стоимость других откровенно завышена. К примеру, ветчина местного производства там лежала по 44 рубля за 100 граммов. То есть килограмм получается по 440, а в магазине неподалеку я видел точно такую же по 321 рублю. И вообще, непонятно, почему наше законодательство позволяет надувать народ этими 100-граммовыми ценниками, ведь не каждый человек (а особенно пожилой) сможет грамотно посчитать и разобраться в невыгодности такой покупки.

А недавно еще заходил в магазин, расположенный на пересечении улиц Комсомольской, Мира и Индустриальной. Цены там хорошие, однако из-за низкого качества обслуживания и хамоватых покупателей (все-таки неподалеку находится нехороший дом по Мира, 137) не могу сказать об этом торговом заведении ничего положительного.

Итак, во вторник перед работой забежал в магазин (пока народу там еще не много), взял шоколадный батончик к чаю и, довольный, направился к одной из двух работавших касс. К сожалению, мне не повезло, поскольку молоденький продавец никак не мог обслужить женщину, пожелавшую купить дешевые колготки.

– У меня не бьется… Скажите код… – несколько раз сказал он с отчаянием в голосе, а когда вбивал заветные цифры, то касса упорно не хотела сотрудничать.
Когда с третьей попытки колготки все-таки были проданы, юнец взял табличку «Касса не работает» и поставил ее прямо перед моим шоколадным батончиком.

– Это что? – спрашиваю.

Он молчит.

– Языка, что ли, нет? – задаю следующий вопрос, после чего довольная женщина с колготками (она их уже вытащила из коробки и успела порастягивать прямо у кассы) решила заступиться за кассира.

– Вы чего на него кричите? Не видите, что он первый день? – зашипела она в мою сторону.

– Не вижу, – отвечаю. – Пусть обслужит меня, и проблемы не будет. И нечего перед лицом таблички ставить. Рабочий день только начался, так что не должен был сильно устать…

Словесная перепалка продолжилась, а обслуживать меня тем временем никто не торопился. В итоге оставил покупку на кассе, а направившись к выходу, услышал вслед женский голос:

– Иди-иди! Никто без тебя тут не заплачет!

Сейчас, когда вспоминаю, даже смешно становится, но главный вывод сделан: цены – это, конечно, хорошо, однако себя все-таки нужно уважать.

Дополню картину рассказом о посещении буфета недалеко от редакции на улице Индустриальной. Зайдя туда, никак не мог выбрать между слойкой с картошкой и курником, а спустя полминуты услышал от стоявшей за прилавком пожилой продавщицы:

– Ну что смотришь? Выбрал, что ль?

На брудершафт мы с этой дамой не пили, так что поводов переходить на «ты» вроде не было. В общем, совершив по-быстрому покупку, я ушел оттуда навсегда.

Находившись вдоволь по магазинам, с радостью отозвался на предложение главного редактора съездить на ярмарку, где, согласно полученному от читателя сигналу, тоже не происходит ничего хорошего.

– Абхазский мандарин! По 50 рублей отдаю. Дешевле не найдете! – кричал с кавказским акцентом паренек в шапке с помпоном.
Для сравнения – на мини-рынках и в магазинах такие стоят по 80-100 за килограмм, но я все-таки решил придраться:

– А почему зеленоватые? Ярко-оранжевые же быть должны.

– Потому что еще позавчера на дерево рос! Видите, даже веточки еще не отсохли. Покупайте – очень вкусные.

Больше половины продавцов по виду действительно походили на выходцев из республик Закавказья и Средней Азии. Еще несколько десятков их соотечественников просто крутились по территории ярмарки, приглядывая за товаром и помогая подносить коробки. От холода кто-то даже пританцовывал.

В салоне старенькой белой «копейки» лежали… арбузы. Товар для конца ноября – диковинный, однако торговец уверял, что сохранились они хорошо, да и цену не загибал – 15 рублей за кило.

– Я брала уже у него, – сказала стоявшая рядом женщина. – Вкусные. Думаю вот до новогоднего стола сохранить.

Самые ходовые товары на ярмарке – мандарины и хурма. По 50 рублей за килограмм продавали шампиньоны и сливы, груши – по 75, а яблоки вообще можно было найти за двадцать. Тут же торгуют медом, орехами, сухофруктами, консервированными груздями, колбасой, салом, свининой, говядиной, сыром, соленой селедкой, картошкой, мороженой камбалой, маслом, семечками и много чем еще. Товарное соседство, конечно, весьма специфическое, да и покупать замороженный хлеб (его продавали на деревянных поддонах) захочется далеко не каждому.

– Да видно прям, что у людей денег нет, – сказал молодой мужчина, разложивший на самодельном прилавке куриные тушки. Мороз превратил его товар в малопривлекательную ледово-мясную массу, так что для привлечения клиентов приходилось постоянно прикрикивать:

– Курочки берем, домашние, деревенские, натуральные!

Сразу стало интересно: а у других продавцов – ненатуральные, что ли?

А вот торговка мясом на отсутствие клиентов не жаловалась. Над прилавком у нее свисала огромная свиная голова, которую, наверное, тоже кому-то удастся продать.

– Подходим за мандаринами, мальчишки! – кричала очередная торговка, правда, большинству из гулявших по ярмарке «мальчишек» уже давно перевалило за полтинник.

За полчаса нахождения на ярмарке особого негатива замечено не было. Продавцы старались выглядеть любезными, хотя при попытке протиснуться между рядами одна преклонных лет дама, торговавшая рыжиками в трехлитровой банке по 450 рублей, игривым голосом заявила:

– Молодой человек, а у нас тут проход платный!

– Да? И почем же? – спрашиваю.

– Чашка кофе! – вступила в беседу ее подруга, до этого предлагавшая покупательницам панталоны с начесом.

– Бес вам в ребро! – сказал я про себя, а вслух:

– Хорошо, учту!

Перед уходом решил пообщаться с пожилой парой, направлявшейся к остановке с тяжелыми сумками.

– Как вам ярмарка? – спрашиваю.

– Хорошая, – отвечает мужчина. – Только сюда и ездим из Комсомольска. Устали уже от всяких этих сетевых магазинов, где один товар выгодно купишь, а за другие пять – переплатишь.

– А я хлеб не могу покупать в сетевых магазинах, – добавила его спутница. – Вроде тольяттинский он у них, а абсолютно безвкусный. Как будто резину жуешь.

– Неужели мороженый лучше? – спрашиваю с улыбкой.

– Так он же дома оттаивает! Да и не такой уж сильный мороз!

Что ж, настал момент подвести итоги. Самое главное: контрольных весов мы на ярмарке так и не нашли, хотя и жалоб на обвесы не услышали. Наверняка «химичат» с весами, но с учетом низких цен получается все равно выгодно для покупателя. Хотя, по большому счету, место между культурным и политическим объектами – наверное, не лучшее для подобной торговли, тем более что мусора там действительно за день скапливается достаточно.

Андрей Липов, «Вольный город», № 46 (1123) 25.11.16

пирожки

фото: smak.ua

 

фото: из открытых источников