Чукчи-оленеводы безразличны к удобствам цивилизации, психология кочевников параллельна нашей.

«Беседа с инопланетянином» - так бы я определила формат встречи, состоявшейся на днях в краеведческом музее. Оленевод, этнограф, кинорежиссер Владимир Пуя показал тольяттинцам одну из своих лучших работ - фильм «Кочевники Чукотки: XXI век». А потом ответил на многочисленные вопросы, ведь большинство из нас о чукчах знают исключительно из анекдотов. Информация, озвученная Владимиром Владимировичем, совершенно уникальна, поскольку сегодня для обычного человека попасть в стойбище оленеводов Чукотки ничуть не легче, чем, скажем, на Марс. До какого-нибудь рядового чукотского поселка вас, конечно, доставит авиация. Но до конкретной оленеводческой бригады в нужное время вы вряд ли доберетесь, так как кочевники часто меняют свое расположение, перемещаются на большие расстояния. Никаких дорог, как вы догадываетесь, в тундре нет. Вообще! Ехать к оленеводам нужно только на гусеничных вездеходах или на снегоходах, иногда - на оленях или собачьих упряжках. Причем, чтобы не застрять нигде в условиях полного бездорожья и вовремя прибыть в оленеводческую бригаду на какой-нибудь праздник, должно произойти стечение многих обстоятельств. Погода - не на последнем месте!

Визит в Тольятти у Владимира Пуя состоялся благодаря нашему земляку, профессиональному путешественнику Артуру Чубаркину, знакомство с которым произошло в Анадыре, на международном форуме арктических путешественников. Владимир вырос в тундре, живет в поселке Конергино, расположенном на берегу залива Креста (Беренгово море). Он замечательный рассказчик.

Кочевники-оленеводы живут в ярангах, строение представляет собой круговой куполообразный каркас, покрытый куполом из оленьих шкур толщиной четыре сантиметра. Конструкция собирается без единого гвоздя из натуральных материалов: деревянных палок, шкур и кожаных ремней. Жилище оленевода очень легкое, прочное, теплое, его можно моментально разобрать и переместить на большое расстояние. Внутри яранги +20, тогда как на улице мороз больше 30 градусов. Изобретение яранги для чукчей, по словам Владимира Владимировича, можно сравнить с изобретением колеса для других народов. Вот вы сможете за несколько часов сложить свой дом вместе со всем скарбом на нарты - узкие длинные сани, предназначенные для езды на собачьих упряжках? А чукотские оленеводы смогут! И поэтому безраздельно господствуют на бескрайних просторах арктической тундры.

Понятно, что скарб кочевников чрезвычайно прост, нет никакой мебели или красивых вещей. У оленеводов все подчинено мобильности и автономности, как у спецназовцев или альпинистов. Каждая вещь в случае поломки должна быть моментально заменена подручными средствами. Бригада состоит из 10 человек, 12 собак и 3000 оленей. Вокруг бескрайняя снежная пустыня и вечная мерзлота, по которой бригада за день перемещается на десятки километров. Если нет пурги, конечно! Головоломку быстрого перевоза больших грузов на дальние расстояния в условиях полного экстрима оленеводы-кочевники блестяще решили сотни лет назад. Иначе они просто-напросто не выжили бы.

Кормовая база для оленей в тундре скудна. Чтобы окончательно не истребить чахлую растительность, кочевники долго на одном месте не стоят - такая вот простая экологическая стратегия выживания. Уникальный случай - люди полностью подчинили свою жизнь заботе о животных. Оленеводы решили ничего вокруг не изменять в угоду своим желаниям и прихотям, а полностью сохранить первозданную природу, поведение оленей, которые при другом подходе просто-напросто перестанут выживать в суровых условиях Арктики. По словам Владимира Пуя, ему постоянно задают на встречах одни и те же вопросы: «Зачем преодолевать суровые трудности и буквально каждый день бороться за собственное выживание? Не проще ли жить в цивилизованных условиях?» А в этом-то и заключается парадокс! Наша привычная планета зеленая и теплая, планета чукчей - белая и холодная.

Кажется, что жизнь оленеводов ограничена жесткими рамками суровой действительности. Но на самом деле каждый оленевод совершенно свободен в своих действиях! Уводя караван в бескрайнюю снежную даль, кочевники абсолютно свободны в выборе своих путей и дорог. Они никогда не повторяют старых маршрутов, ставят яранги только на новых местах. Куда именно гнать стадо, где кочевать - решают только сами, никакой начальник, глава администрации им не указ. Это и есть полная свобода выбора! А вот к цивилизованной жизни в поселке оленеводы совершенно не приспособлены. Приезжают на день-два и убегают назад в тундру.

Да, сегодня оленеводы пользуются и компьютерами, и электрическими генераторами, и спутниковым телевидением, но основы кочевой жизни остаются неизменными сотни лет. Владимир Пуя рассказал, что оленеводство поддерживается государственными программами, олени - не частная собственность, а муниципальная, отсюда и финансирование отрасли. Государство контролирует цены на мясо. На Чукотке оленина стоит не более 240 рублей за килограмм, но при перевозке на материк цена его взлетит до 1500 рублей, поэтому для нас она - деликатес.

Без господдержки оленеводам в рыночных условиях просто-напросто не выжить. И в лихие 90-е годы ситуация была критичной. С 700 тысяч численность оленей сократилась до 100 тысяч, то есть в семь раз. Казалось, крах неминуем, но оленеводство спас Роман Абрамович, ставший губернатором Чукотки. Оленеводы до сих пор ему благодарны за то, что они с момента губернаторства Абрамовича и поныне получают зарплату от государства, как наши бюджетники.

Жители тундры слушают и почитают старших, слова которых - закон. Но при этом любой ребенок до шести лет у чукчей - царь и бог. По словам нашего гостя Владимира Пуя, если ребенку не нравится новая стоянка, вся бригада может перекочевать на другое место. Дело в том, что оленеводы верят в переселение душ. Значит, устами младенца запросто может говорить мудрый предок, который хочет предупредить об опасности. Вместо памперсов, кстати, кочевники используют сухой гигроскопичный мох. За его стерильность можно не переживать, в арктических условиях все микробы-бактерии просто не выживают, как пошутил Пуя.

Зато в тундре очень комфортно чувствуют себя волки, оленеводы круглосуточно караулят стадо. Волки, как рассказал Пуя, сегодня на Чукотке живут лучше людей. По самым скромным подсчетам, волки травят чуть ли не 30 тысяч оленей в год, а оленеводы забивают на мясо 25 тысяч. Охотнику застрелить волка не так-то просто, он прекрасно ориентируется на пересеченной местности, да и хитрости волку не занимать. С вертолетов стрелять серых хищников дорого, час такой охоты стоит прядка 150 тысяч рублей. Чтобы только долететь до места охоты, надо потратить не меньше трех часов, плюс поиски, плюс возвращение - бешеные деньги получаются.

У оленеводов есть праздники, и каждый отмечается не просто так. После Дня молодого оленя в середине августа забивают маленьких телят, именно из их шкур шьют одежду. Телячьи шкуры мягкие, тонкие, не изъедены оводами и прочими паразитами. Важенки, то есть мамы-оленихи в какой-то момент начинают искать своих телят, найти не могут и вечером прибегают к месту, где в последний раз их видели. Тогда оленеводы устраивают праздник и всю ночь играют на бубнах, поют песни, смысл которых - отблагодарить оленей, помогающих чукчам выживать в гиблых местах.

Узнав чукотский народ поближе, не хочется иронизировать над самим понятием «чукча». Это удивительные люди, обжившие суровый северный край. Постоянно перемещаясь, они все карты держат в памяти, помнят все броды, перевалы, прежние маршруты. Ну и, конечно, знают каждого оленя из своего трехтысячного стада. Знаний у оленевода в голове столько, что на несколько томов энциклопедий хватит, как подчеркнул Владимир Пуя. Никаких курсов, школ, специальных учебников по оленеводству нет. Тем не менее кочевники владеют технологией выживания с помощью минимальных ресурсов.

Да, мир чукчей-оленеводов с первого взгляда причудлив и непонятен. Чтобы познакомить нас с ним поближе, Владимир Пуя готовит специальную фотовыставку «Лица Чукотки», которая откроется в краеведческом музее 10 декабря в 16 часов. Приходите - не пожалеете!

Факт:

Чукотская фамилия Пуя значит по-русски Чернов, если быть совсем точными - слово с чукотского переводится как «сажа». Свою фамилию Пуя семья получила благодаря детскому имени отца Владимира. Когда его батюшка был совсем маленький, испачкался в саже, а потом, во время паспортизации, в документе так и записали «Пуя».

Кстати:

Средняя продолжительность жизни у мужчин-чукчей очень маленькая - 50 лет. Большой проблемой является алкоголизм, развивающийся из-за отсутствия в организме у представителей северных народов специального фермента, расщепляющего алкоголь. В регионе насчитывается около 20 тысяч представителей коренных народов, из которых порядка 18 тысяч - чукчи, остальные - эскимосы, эвены, коряки. За последние 10 лет прирост коренного населения составил около 2000 человек.

житель Чукотки около автомобиля

фото: Площадь Свободы

"Площадь Свободы"

фото: из открытых источников