Пожарные Тольятти: за 4 года численность уменьшилась в 2,5 раза

Начальник ФГКУ «31 отряд ФПС по Самарской области» полковник внутренней службы Вячеслав Александрович Чугунов считает, что тольяттинский лес сегодня беззащитен.

Лес для тольяттинцев — это не просто ресурс или какие-нибудь абстрактные «зеленые легкие». Лес — это продолжение дома, продолжение себя самого, то, что было здесь до нас и будет после нас. После пожаров 2010 года мы стали особенно остро реагировать на происходящее с ним. Но одной реакции мало. Полковник Вячеслав Чугунов, возглавляющий отряд федеральной противопожарной службы в Тольятти, уверен, что защитить лес можно только при слаженной и четкой работе всех подразделений, ответственных за это: лесников, муниципальных властей и самих горожан. По факту же сегодня в Тольятти перекладывают проблему с больной головы на здоровую: МЧС приходится спешить на помощь всякий раз, когда возникают форс-мажорные ситуации, которые можно было бы предотвратить.

— Большинство считает, что за тушение лесов отвечает пожарная охрана МЧС. Но это в корне неверно, — говорит Вячеслав Чугунов. — Ответственность разделена законом. За мероприятия, направленные на предупреждение пожара, создание условий его качественного тушения отвечает муниципалитет. Есть ряд проблем, связанных с оперативным реагированием и на территории города, и на территории лесов, и на территориях, прилегающих к городскому округу. В том числе у нас много садовых некоммерческих товариществ.

— А кто же отвечает за пожарную безопасность в городе?

— Мэр. Он председатель комиссии по чрезвычайным ситуациям. А МЧС как федеральная структура отвечает за тушение пожаров. Все, что мне будет необходимо для ликвидации крупного пожара, должен предоставить мэр. У него есть полномочия, обязанности, силы и средства. В помощь ему — департамент общественной безопасности и Центр гражданской защиты. В мирное время эти органы работают на предупреждение ЧС и их успешную ликвидацию. Но кадровый голод, большая текучка кадров, оптимизация штатов, сокращение расходов не улучшают, а ухудшают обстановку. Многие руководители не в полной мере понимают свою ответственность, считая, что есть МЧС, МВД и ФСБ. Ничего подобного! У каждого определены свои обязанности. На еженедельном аппаратном совещании в мэрии я информирую муниципалитет о тех болевых точках, куда уже необходимо вмешиваться.

— Например?

— Например, меня возмущает то, что рассказал недавно руководитель департамента общественной безопасности Сергей Басов. По его словам, есть компания «Олимп», которая выиграла конкурс на проведение окарауливания лесов, на контроль за ними, на предоставление техники, — и не выполняет эти обязанности. В этом случае нужно спросить у Басова и мэра: почему так получилось? Почему только в середине пожароопасного периода об этом заговорили? Почему этот вопрос не подняли до наступления пожароопасного периода? И наконец, почему вначале периода никто не пришел и не проверил наличие техники у этой компании, не включил их в план пожаротушения лесов и расписание выездов подразделений на тушение лесов.

— Какие еще есть проблемы в сотрудничестве мэрии и МЧС?

— Озабоченность у меня вызывают возгорания на транспорте: поджоги автомобилей и грузового транспорта и замыкания в электропроводке. Ответственность в расследовании этих случаев лежит на МВД и МЧС. Наличие того же транспорта во дворах мешает оперативно реагировать на загорания в жилом секторе сотрудникам МЧС. Я неоднократно говорил о большом скоплении транспорта во дворах и о том, что с этим пора бороться. Эта работа должна быть комплексной. Вместе с мэрией ГАИ нужно определить порядок, установить ограничения в жилых кварталах, дать возможность транспорту находиться на ночных стоянках и так далее. Ведь это связано с безопасностью самих горожан! Автомобиль может не позволить установить лестницу к окну и спасти ребенка. Помешать может и неспиленное дерево или перекрытые дворы. Еще один проблемный вопрос — несанкционированные свалки, которые горят и отравляют воздух. Загорания в лесу, особенно в пожароопасный период, опасны для астматиков и гипертоников. Я говорю об этом на каждом аппаратном совещании, но ничего не предпринимается.

— А кто отвечает за тушение пожаров в лесу?

— Лесники. У тольяттинского лесничества нет химических пожарных станций, которые можно было бы использовать на тушении пожаров. Они есть на территории Ставропольского района. Их привлекают в том числе и на тушение пожаров на территории Тольятти. МЧС же оказывает помощь. Подобная ситуация была и в 2010 году. А многие до сих пор вешают проблему тушения лесов на МЧС. Но МЧС не отвечало за тушение лесных пожаров! Не отвечало оно и за порядок патрулирования в лесах и проведение опашки.

— По сравнению с 2010 годом сейчас лес более защищен?

— Я считаю, что лес не защищен. Дело в том, что ГУСО «Самаралес» вместе с лесничеством заинтересованы в быстрой очистке территории лесов. Подрядчики идут на нарушения, обвиняя нас, что мы мешаем благоустраивать территорию. Все забывают о том, что законом определен порядок сжигания порубочных остатков и проведения работ по благоустройству. Однако самый дешевый способ — это сжигание. А какие от этого будут последствия и как этот отжиг организуют, интересно меньше. После 2010 года организаций, проводящих очистку леса, было более 40. Сейчас осталось семь.

— Эти компании продолжают вести отжиг?

— Есть правила, согласно которым порубочные остатки можно уничтожать и не только путем отжига. Работы эти должны проводиться при установившейся прохладной погоде, а главным образом при имеющемся снегопокрове. Что мешает эти работы выполнять зимой? Ведь речь идет о безопасности леса, который еще остался.

— Летом нельзя проводить отжиг?

— По закону нет. А работы у нас обычно начинаются ближе к весне. В итоге их не успевают выполнить до наступления пожароопасного периода. Мы идем на уступки этим компаниям. Составляем соглашение между ГУСО «Самаралес», главным управлением МЧС России и мэрией Тольятти на проведение работ по благоустройству территории. В нем определены порядок работы, условия проведения отжигов. Главное, чтобы ветер был не менее 14 метров в секунду, класс пожароопасности не выше 3-го, работы не должны проводиться вблизи домов. Определен и временной показатель: работы должны проводиться рано утром и заканчиваться к 14.00. Но и эти условия нарушаются! Подрядчики плевать хотели на эти условия. И тогда уже приходится вмешиваться МЧС. Наши сотрудники тушат кострища, потому что создается угроза лесу. Рядом с местами отжига нет ни ответственных, ни бойлеров с водой, ни опашки.

— Нарушений много, и вы об этом неоднократно говорили. Хотя бы одна компания понесла наказание за эти нарушения?

— В 2014 году ни одного административного дела заведено не было. Хотя эта ответственность также лежит на лесниках. С начала года Главное управление МЧС России по Самарской области потребовало запретить проведение в лесах механизированных дозоров, силами ФГКУ «31 отряд ФПС по Самарской области», потому что это влечет за собой затраты на ГСМ, амортизацию техники и главным образом отрыв от основной деятельности по тушению пожаров в городе. Кроме того, как я уже говорил, контроль за обстановкой, недопущение нарушения противопожарного режима и сохранность леса в целом — это задача мэрии г.о. Тольятти, ГУСО «Самара лес» и организаций города, которые также несут ответственность за соблюдение правил пожарной безопасности при проведении работ по своим направлениям деятельности. Но спустя время нас вернули в леса, потому что имеющаяся сейчас обстановка вынуждает сделать это. Когда мы не проводили дозор, организации стали втихую в ночное время проводить отжиги порубочных остатков. И ответственных не найти.

— Изменилось ли отношение горожан к лесу?

— Мне кажется, что оно мало изменилось. Все привыкли искать виноватых где угодно и не обращать внимания на свои действия. Люди продолжают идти в лес даже в период повышенной пожарной опасности. Они не видят, что могут нанести вред лесу, считая, что и леса-то уже нет.

— МЧС хватает сил и средств?

— В 2010 году гарнизон тольяттинского МЧС составлял 1,5 тысячи человек. Сейчас нас осталось 600 человек на Тольятти и Жигулевск. В случае ЧС мы можем привлекать подразделения с территории АВТОВАЗа и предприятий нефтехимии. Однако в последние годы их численность и техническое оснащение тоже пострадали в связи с сокращениями расходов.

— Насколько город обеспечен всем необходимым для тушения пожаров? Все ли гидранты в рабочем состоянии?

— Существует технический регламент, который в зависимости от территории, плотности населения, особенностей промышленно-коммунальной зоны определяет наличие пожарной охраны. Усилиями федеральной составляющей, местной власти и объектовой охраной требования закона выполняются. Сегодня существует частная пожарная охрана, федеральная, договорная, объектовая и добровольная. Все они призваны обеспечить в городе условия оперативного реагирования и обеспечения достаточных сил и средств для ЧС или загорания. В продолжающем расти Тольятти есть необходимость в более оперативном реагировании, учитывая дорожную ситуацию. Эту проблему отчасти мы стараемся решать совместными с ГИБДД мероприятиями «маячок». У нас была проблема, когда в час-пик пожарных, скорую помощь и полицию не пропускали автомобили. Рейды, когда на дорогу выезжает оперативный автомобиль, а следом за ним движется машина ГИБДД, мы проводим периодически. На водителей-нарушителей сразу же составляется протокол. В результате обстановка улучшилась. Что касается гидрантов, то есть необходимость увеличить сеть пожарного водоснабжения в местах безводных районов или ограниченного водоснабжения, а также провести ремонт пожарных водоемов. Каждую весну и осень мы проверяем пожарные гидранты. У нас есть проблема, связанная с лесом. Те организации, которые по выигранному конкурсу вели строительство пожарных водоемов в лесах, не выполнили свои обязательства. Сейчас мэрия не может принять водоемы на баланс, потому что они не отвечают требованиям: они не держат воду и к ним невозможно подъехать. Проблем в городе много. Главное — их решать, опираясь на мнение специалистов.

— А новые пожарные части планируется строить?

— Есть необходимость в пожарных частях за Московским проспектом и в «золотом треугольнике», в районе Автозаводского шоссе. Этот вопрос мы обсуждали с главным управлением, мэрией и губернатором области. Было принято определенное решение. Только какая там будет часть, субъекта федерации или муниципальная, пока не ясно. Если бы мэрия создала муниципальную пожарную часть, это было бы только плюсом для города.

информация “ПС”

фото: из открытых источников