В суде Автозаводского района вынесен приговор по очередному коррупционному делу. На этот раз на скамье подсудимых оказался младший инспектор четвертого следственного изолятора Станислав Лашин, обвиненный в получении крупной взятки.

Будучи под подпиской о невыезде, Лашин нанял двух адвокатов и надеялся, что удастся избежать сурового наказания. В суде вину признал частично, дескать, взятки не было, а его неоднозначные действия следует трактовать как желание обмануть супругов Улаевых (данные свидетелей изменены). Сразу встал вопрос: когда он говорил правду – сейчас или после задержания, написав явку с повинной, где ключевыми словами были «получил взятку»? Лашин ответил, что сейчас, потому что раньше оперативники ему угрожали посадить за решетку.

Итак, что же рассказал в суде молодой охранник следственного изолятора, а точнее, младший инспектор второй категории дежурной службы? Во-первых, о своих должностных обязанностях (не допускать контактов обитателей одних камер с другими, не принимать на хранение какие-либо предметы, передавать их в камеры, а также одежду и записки и так далее). Во-вторых, о своем графике работы: день, ночь, отсыпной, выходной. Дневное дежурство – с 8 до 20, ночное – с 20 до 8 часов.
В-третьих, рассказал о строгом пропускном режиме спецучреждения. Всех секретов я раскрывать, конечно, не буду, лишь одна деталь, которая могла повлиять на совершенное преступление. В СИЗО есть металлоискатель высокой чувствительности.
– Он реагирует даже на часы и металлические лычки, каждый раз приходилось их снимать. Это металлоискатель стационарный, а есть еще портативный, с ним оперативник досматривает проходящих на охраняемую территорию лиц. В изоляторе я работал с 2013 года, постоянно проходил через металлоискатели, – подчеркнул обвиняемый.

Ну а дальше – как в дешевых сериалах на ТВ. Марина Улаева, обвиненная в мошенничестве в особо крупном размере, была взята под стражу. Ее определили в одну из камер вверенного Лашину поста. И младший инспектор из-за жалости (так он утверждает) стал «почтальоном»: передавал письма Улаевой дочери и наоборот. И делал это якобы бесплатно. Сотрудник следственного изолятора, рискуя потерять работу и свободу, носит просто так записки? Кто в это поверит?!

А еще Лашин рассказал, что периодически беседовал с арестованной и понял, что у нее могут быть большие деньги.

– Я решил обмануть мошенницу и за крупную сумму предложил развалить ее уголовное дело с помощью влиятельных знакомых, которые якобы у меня есть в Москве. Какую сумму назвал? Три миллиона рублей. Улаева ответила, что таких денег у нее нет, и мы прекратили общаться на эту тему, – сообщил Лашин.

Потерпев фиаско в одном направлении, он стал разрабатывать другое – предложил арестантке сотовый телефон, который принес бы за… 300 тысяч. По его же признанию, такая услуга стоит всего 10 тысяч рублей, но уж больно хотелось денег. И тут облом: Улаеву не устроила сумма.

Прошло полгода, и диспозиция изменилась. Задержали мужа Улаевой, который находился в федеральном розыске, а ей изменили меру пресечения – на домашний арест. Через пару суток Марина позвонила младшему инспектору, попросив приехать к ней домой.

Лашин приехал. Улаева сказала, что ей надо пообщаться с мужем, и попросила отнести в камеру сотовый телефон.

– Это будет стоить 300 тысяч, – сразу заявил «почтальон».

Стали торговаться и в конце концов сошлись на сумме 200 тысяч рублей. За эти деньги инспектор должен был пронести сотовый телефон с двумя симками, зарядное устройство и записку.

На следующий день ему отдали «посылку» и нужное количество купюр.

– Я обратил внимание, что корпус мобильника металлический, а не пластиковый, через металлоискатели спокойно не пройдешь. Но решил не требовать замены, чтобы потом им сказать, что телефон изъяли, – объяснил свою тактику Лашин.

«Посылку» и деньги ему передала взрослая дочь обвиняемых, после чего инспектора задержали с поличным.

– Когда мама находилась под стражей, к нам обращалось много людей, которые за деньги предлагали решить различные вопросы по уголовному делу. Мы им платили и через какое-то время понимали, что нас опять обманули, нечего реально не сделав. Инспектор Лашин тоже хотел нас надурить, поэтому я обратилась за помощью к правоохранительным органам, – сообщила в суде дочь Улаевых.

Как в такой ситуации квалифицировать действия инспектора? Старший помощник прокурора Автозаводского района Анна Поляк подчеркнула, что это получение взятки в крупном размере за совершение незаконных действий. Суд согласился с доводами государственного обвинителя, но не стал по максимуму наказывать Лашина, у которого шесть наград за участие в боевых действиях на Кавказе. Когда был оглашен приговор (4 года колонии строгого режима и штраф в миллион рублей), «почтальона» взяли под стражу…

деньги и телефон

фото: hcbank.ucoz.org

Сергей Русов, «Вольный город», №17 (1094) 06.05.2016

 

фото: из открытых источников