Михаил Лапшин: Экстренных вызовов в день – не больше половины

Не секрет, что отношение к сотрудникам скорой помощи у горожан особое и критике они подвергаются даже чаще, чем другие медики, в первую очередь из-за длительного ожидания. Так может ли бригада приезжать быстрее и что для этого нужно? – эти вопрос задали директору городской станции скорой помощи Михаилу Лапшину.

– Основная сложность – это так называемые неотложные вызовы, которые мы зачастую выполняем, хотя делать это должны работники поликлиник, – сказал Михаил Юрьевич. – Ну, вот вам пример. Хронический больной не выполняет указания лечащего врача, не принимает назначенные ему медикаменты. Состояние здоровья ухудшается, и он вызывает скорую, хотя в экстренной помощи не нуждается. По большому счету наша служба должна реагировать лишь на ситуации, связанные с потерей сознания, остановкой дыхания или сердцебиения, на травмы при ДТП или падении с высоты, сильное кровотечение, роды, детские травмы… Все остальные обращения передаем в поликлинику, однако там не успевают их отработать (из-за проблем с кадрами), возвращают нам. И что в итоге получается? Человек ждет помощи целый день, а когда все-таки приезжают наши сотрудники, то больной начинает срывать злость на них.

Кроме того, бывают случаи, когда сердобольные горожане видят подвыпившего, отдыхающего на травке гражданина и начинают вызывать скорую помощь. Понятно, что им кажется, будто человек потерял сознание и нуждается в срочной помощи, однако можно же подойти, спросить: беспокоит его что-то или нет? В итоге получается, что мы отправляем туда реанимацию, а когда медики приезжают, то человек им говорит: «Вы мне мешаете отдыхать!» И это в лучшем случае, а в худшем начинает драться или, вернее, отбиваться от людей в белых халатах. Могу сказать, что таких вызовов, связанных с употреблением алкоголя, достаточно много – они отнимают 15-20 процентов временных ресурсов.

– А сколько в день поступает экстренных вызовов, на которые реагируют в первую очередь?

– Не более 50 процентов, среди которых преобладают гипертонические кризы, острые нарушения мозгового кровообращения, инфаркты, а также травмы, причем как бытовые, так и криминальные… Я повторюсь: если бы не было неотложных вызовов и выездов к пьяным, то эффективность работы скорой помощи была бы выше. Наверняка и людей бы могли спасти больше. Все-таки даже минуты зачастую решают многое.

– На прошлой неделе в микрорайоне Шлюзовом женщине стало плохо с сердцем. Родственники вызвали скорую, однако приехала не реанимация, а обычная бригада. Только уже потом, поняв, что дело плохо, врач стала вызывать подмогу, но в итоге спасти женщину не удалось. Может быть, принимавшая вызов диспетчер неправильно сориентировалась и сразу нужно было отправлять туда реаниматологов?

– Поверьте, врачам всегда очень тяжело, когда не удается спасти человека… Что касается диспетчеров, то это в основном фельдшеры с большим опытом, способные по совокупности описанных признаков заболевания определить, какую бригаду нужно послать. Сложно сейчас дать оценку этому конкретному случаю, однако могу сказать, что сердечные болезни очень коварны в том плане, что определить их не всегда возможно вовремя. Вот конкретный пример. Где-то что-то защемило в груди, после еды тяжесть появилась в желудке… Давление вроде не намного больше обычного, но когда стали снимать кардиограмму, выяснилось, что это инфаркт… Вот так. То есть никаких явных признаков…

Чтобы как-то себя обезопасить, гражданам нужно регулярно проходить диспансеризацию вне зависимости от пола, возраста и состояния здоровья, а также выполнять все назначения наблюдающего врача. Если прописали принимать какой-то препарат полгода, то это нужно делать полгода, а не два-три месяца, пока не полегчает…

автомобиль скорой реанимация

фото: Площадь Свободы

Андрей Липов, «Вольный город»

фото: из открытых источников