Капремонт: кто даст гарантию, что наши деньги не разворуют

Тольяттинцев продолжают убеждать в том, что нужно начинать платить взносы за капитальный ремонт. На днях из Самары приехал председатель общественного совета регионального оператора, советник директора «Единого информационно-расчетного регионального центра» Виктор Часовских, который почти два часа общался с горожанами в актовом зале здания мэрии на Белорусской, 33.

Шуметь стали почти сразу, точнее, после того, как в назначенный час самарский гость в зале не появился. Оказалось, что попал в пробку, за что потом долго извинялся.

Вообще, Часовских (а он приехал вместе с несколькими представителями регионального фонда капремонта, которые также отвечали на вопросы) старался выглядеть вежливым, говорил спокойно, а когда народ начинал возмущаться – удивленно таращил глаза, не понимая, чем же это тольяттинцы так недовольны.
– У нас тут не отчетно-перевыборное собрание, а семинар, – пытался пресекать выпады из зала заместитель руководителя департамента городского хозяйства мэрии Александр Павлов.

vstrecha-kaperemont-17-noiabria-2014-2
Часовских начал с откровенного лукавства, заявив о том, какую великую милость оказал губернатор, перенеся начало сбора взносов за капремонт с апреля осень. Неужели совсем уж держит тольяттинцев за дураков? Все же прекрасно понимают, что если бы собирать взносы начали в апреле, то в сентябре на губернаторских выборах не удалось бы добиться 60-процентной явки, да и 40-процентной тоже. Так что этот несобранный миллиард, о котором обмолвился Часовских, по сути является платой за рекордный рейтинг Николая Меркушкина.

Еще долго рассказывал о том, что у регионального фонда капремонта не было единой областной базы квартир, а управляющие компании делиться информацией не спешили. По большому счету, горожанам этот факт не особо интересен, но должен же был самарский гость как-то расположить к себе зал (а то ведь и освистать могли). И он пытался…

– Вы поймите, что все расчеты, касающиеся проведения капремонта в этом году (это около 900 домов по области), делались из расчета того, что деньги начнут поступать в апреле, – продолжил Виктор Иванович. – В итоге удалось выйти из положения за счет того, что Москва нам выделила деньги, что-то получили из областного и муниципальных бюджетов. Получилось около 600 миллионов рублей, на которые и был выполнен ремонт. Ну ничего, это первый год, он самый тяжелый. Когда начинаешь какое-то серьезное дело, сразу возникают проблемы…

Одно из основных требований жителей Тольятти – чтобы деньги на капремонт их домов собирались не в общерегиональный котел, из которого их будут брать для выполнения работ в Самаре, Чапаевске, Сызрани и так далее, а в городской. Чтобы ни одна копейка не ушла за пределы Тольятти. Впрочем, Часовских такой вариант исключил:

– Есть федеральный закон, определяющий, что оператор фонда капитального ремонта в регионе может быть только один, без каких-либо филиалов и отделений. Вообще, много вопросов возникает по поводу того, что же такое – некоммерческая организация «Фонд капитального ремонта Самарской области»? Это не какая-то организация, которая соберет деньги и пропадет, а государственное предприятие, созданное областным правительством.

Объяснив, что контора серьезная, Часовских перешел к недобросовестным неплательщикам, которых пока что по области сотни тысяч:

– Мы анализировали, почему люди не платят. Понятно, что кто-то до сих пор не получил квитанции, у других проблемы, потому что почта или Сбербанк не принимают платежи. Но есть и такие, кто говорят: «Мы платить не будем, потому что это нам не нужно». Вот вы сами сейчас спросите себя: «Нужны ли капитальные ремонты?» Да, нужны, и каждый это понимает. Если не будем в принудительном порядке сдавать взносы и проводить ремонты, то дома просто развалятся. Я знаю, что в Тольятти в свое время управляющие компании собирали с жильцов деньги за капитальный ремонт (в квитанциях на оплату услуг ЖКХ даже была такая графа, – прим. авт.) и считаю, что сейчас нужно учесть эти деньги в качестве взносов.

Это предложение восприняли с оптимизмом, правда, кто-то из горожан тихонько сказал:

– Да эти деньги уже давно освоены или разворованы управляющими компаниями… Так что нечего будет засчитывать!

Как бы продолжая отвечать на еще незаданные вопросы, Часовских сказал о том, что не нужно обращать внимания на тот минимальный перечень работ по дому, который указан в областной программе. Мол, если написано лишь «ремонт кровли», то не переживайте: за 30 лет вам сделают подвал с фасадом и коммуникации обновят. Впрочем, после этого по залу пошел гул и стал слышен язвительный смех.

Вообще, собравшихся горожан можно было условно разделить на три группы:

1. Согласные платить, но пришедшие уточнить кое-какие детали,

2. Колеблющиеся и надеющиеся на то, что милостивые государи из Самары и Москвы пойдут на какие-нибудь уступки,

3. Категорически не согласные, готовые отстаивать свои интересы в суде.

Были ли в зале так называемые подсадные (то есть сотрудники мэрии, которых попросили поприсутствовать и по возможности задать несколько мягких вопросов)? Наверняка, да. Во всяком случае, когда мероприятие закончилось, многие шли не к выходу из здания, а через пост охраны, в сторону мэрских кабинетов…

vstrecha-kaperemont-17-noiabria-2014-3
Однако вернемся к так называемому семинару. Часовских сильно удивил, назвав программу, которую многие считают грабительской, не иначе как кассой взаимопомощи:

– Смогли бы мы сразу накопить всю сумму, необходимую для ремонта нашего дома? Да никогда. Вот поэтому и делаем капитальный ремонт в рассрочку. Понятно, что кто-то доживет, кто-то – нет… Но мы все под Богом ходим… Сейчас вот в Самару поедем – не дай Бог что случится…

На замечания пенсионеров по поводу того, что денег и так не хватает, а тут еще эти поборы, Виктор Иванович предложил… подключать детей и внуков.

– Поймите правильно, – сказал он. – Если у нас не уплачены взносы за капремонт, то мы являемся должниками за жилищные и коммунальные услуги.

– Неправда, – закричали несколько женщин из первого ряда.

– Ну как неправда, – голосом доброго директора произнес Часовских. – Статья № 154 Жилищного кодекса, которая называется «Структура платы за жилое помещение и коммунальные услуги». Я не пугаю, просто говорю, что государство добьется того, что каждый должник будет платить! Меры воздействия возможны разные: от начисления пени до ограничения предоставления жилищно-коммунальных услуг и невозможности совершать сделки с недвижимостью.

– Виктор Иванович, что вы такое говорите? Остановитесь! Это же откровенное насилие над людьми! – взмолилась одна из женщин. – Кроме того, мы никаких договоров не заключали, чтобы нас пугать…

Часовских действительно остановился, но лишь на секундочку, после чего продолжил:

– В соответствии с Жилищным кодексом и Законом Самарской области №60-ГД договор заключается не с каждым собственником, а с уполномоченным лицом. В первой квитанции напечатан проект договора. То, что там мелко написано – я согласен.

Минут через десять речь самарского гостя, видимо, некоторых начала раздражать, так что его стали бесцеремонно перебивать.

– Почему мой дом стоял в плане капремонта на 2017 год, а потом его передвинули на 19-й? – кричала одна женщина. – Писала в министерство – никто не отвечает!

– Народ, не вздумайте платить им, пока все не отрегулируют! – обратилась к залу другая.

Представитель мэрии Павлов начал успокаивать женщин, однако его грубоватый голос не слишком способствовал снятию напряженности.

– Давайте выйдем на улицу и будем там кричать друг на друга, – предложил он.  – Я вас уважаю, а почему вы меня – нет? Город у нас очень активный, но почему-то эта активность в основном выражается в предъявлении претензий!

Тут начало выясняться, что у горожан и чиновников немного разные цели. Одни хотят говорить о творящемся беспределе, а другие – о том, как правильно платить взносы…

– Нет хозяина ни в городе, ни в области! – резюмировала одна из возмутительниц спокойствия, на что Часовских ответил:

– По поводу хозяев – это не ко мне…

Был среди присутствующих и наш старый знакомый, житель Центрального района Борис Кивилевич, критикующий программу капремонта с момента ее принятия. Голос у него не столь звонкий, и перекричать женщин с первых рядов ему так и не удалось. Лишь иногда можно было услышать его выкрики в адрес Часовских:

– Вы говорите неправду! Давайте встретимся в суде!

В итоге решили, что вопросы лучше писать на листочке и передавать в президиум. Тут, впрочем, тоже оказалось не все гладко. Зачитывались почему-то наименее острые вопросы из серии «Как платить?», что вызвало новую волну негодования у крикуний с первых рядов.

– Мы вам написали вопрос, а вы его куда-то засунули!

– Какой вопрос?

– О том, что мы не являемся собственниками общедомового имущества! У нас нет на это правоустанавливающих документов!

– Если вы не являетесь собственниками общедомового имущества, значит, завтра я могу купить вашу лестничную клетку и брать деньги за то, что вы по ней ходите! – заявил Часовских.

Тут одна из женщин вскочила со своего места и начала дословно зачитывать выписанную откуда-то речь Николая Меркушкина (наверное, предвыборную):

– «Уважаемые жители Тольятти! Убежден, что все действия власти приносят пользу только когда основаны на постоянном диалоге с людьми. Это моя позиция и главная цель нашей работы». А теперь скажите мне, был ли какой-то диалог перед тем, как приняли эту программу капремонта?

Она же предложила освободить от уплаты взносов за капремонт мужчин старше 80 и женщин от 75 лет, правда, по гулу в зале сложно было понять, поддерживает ее народ или нет.

Граждане пытались указывать на нестыковки в законах, на основании которых принималась программа капремонта, однако у Часовских и компании на все был готов ответ, обычно начинавшийся со слов: «Вы неправильно поняли…». Кстати, самарцы подтвердили, что ежегодно в июне размер взноса будет увеличиваться пропорционально темпам инфляции. После этих слов по залу снова прокатился недовольный гул. Кто-то громко закричал:

– И так выставляют по 300-400 рублей на квартиру. Это какая нагрузка на семейный бюджет! Куда пойдут эти миллиарды?

На это Павлов из мэрии сказал, что некорректно проявлять недоверие к федеральному закону…

– В Питере, между прочим, всего 2 рубля берут с квадратного метра. А у нас – 5,84, – прозвучала очередная реплика из зала.

– Размер взносов определялся постановлением правительства Самарской области. А на счет Питера у вас устаревшая информация. Жилфонд там очень старый, и зачастую нужна реставрация. Сейчас говорят, что им необходимо 12 рублей с квадратного метра, и то этого не хватит.

– Почему Москва вообще не платит?

– Москва платит, просто программа там принята позже.

Эмоции у многих перехлестывали через край. Вот и мужчины подключились:

– Знаем мы ваши ремонты! У нас управляющая компания лестничную клетку обновляла, так у них по сметам на квадратный метр ушло 670 грамм краски! Ворье кругом!

– Я так отвечу, –  сказал Часовских. – У нас подрядные организации сейчас стонут, получая заказ на выполнение капитального ремонта по программе. Почему они не хотят работать? Поясню. При текущем ремонте управляющая компания составляет сметы, используя коммерческие расценки. Получаются бешеные суммы. При капитальном ремонте система другая. Есть постановление правительства, определяющее предельную стоимость выполнения каждого вида работ. К примеру, замена лифта – миллион 800 тысяч. То есть организация, которая будет выполнять эти работы, получит прибыль всего 10-13 процентов.

Под конец встречи страсти улеглись. Многие смирились с тем, что платить все равно придется (ну кто хочет разборок с государством?), да и к тому же самарские гости пообещали, что можно будет отслеживать всю информацию относительно средств, собранных с жильцов того или иного дома. И все же определенные сомнения у людей остались. Уже потом, в гардеробе, седовласый мужичок спрашивал у стоящих рядом (а может, и у самого себя):

– Кто даст гарантию, что деньги не разворуют?

– Мужчина, вам же сказали, что это государственный проект! – ответила дама в очках, прошедшая в сторону кабинетов мэрии…

vstrecha-kaperemont-17-noiabria-2014-1

Федор Жуков, газета «Вольный город»

фото: из открытых источников