Главное для него – чтобы мама была рядом

– Хотите, я вам холодильник покажу? – спросила Наталья и потянулась к дверце.

– Вы его включили?

– Конечно. После вашей статьи люди стали приносить продукты. Один дедушка со своей дачи капусту принес, морковку, соленые огурцы, а Севе подарил детский компьютер.
При этих словах пятилетний мальчик, крутившийся возле матери в прихожке, побежал в комнату и стал кнопить какую-ту игрушку. Зазвучала типичная китайско-электронная мелодия.

Февральская публикация «Ребенка в приют отдала работница обанкротившегося предприятия» вызвала большой резонанс и в городе, и за его пределами. Всем было жалко 35-летнюю мать-одиночку, которая работала швеей на «АвтоВАЗагрегате». Прошлым летом сытый директорат перестал платить людям зарплату, Наталья Сизова терпела до февраля, а потом отвела ребенка в реабилитационный центр. Там детей могут содержать до полугода. Наталья сама выросла в детдоме и посчитала, что для малыша лучше жизнь в приюте, чем голодное существование дома.

Определив ребенка в приют, отключила холодильник. Зачем он, если стоит совершенно пустой и нет денег на продукты?

– Вы сына из приюта когда взяли?

– Сегодня. Вчера навестила его, а он даже гостинцы не взял. Прижался ко мне и плачет. И я реву. Сегодня поехала и взяла Севу до воскресенья, все равно в группах тараканов морят, – пояснила Наталья.

– Малыша там не обижают?

– Вроде бы нет, хотя один раз приехала его навестить, а у него синяк под глазом. У воспитательницы спросила, она сказала, что мальчишки подрались.

– Читатели интересуются, когда вы сына совсем заберете из приюта.

– Мне с работой надо определиться. Пока хожу на улицу Баныкина, мою в клинике полы. Ко мне там хорошо относятся, дали сначала аванс, потом – получку. Так, 2 000 и 5 500, вышло семь с половиной тысяч. Не обманули…

Но уверенность в жизни ей вернула не подработка, а помощь горожан. С некоторой гордостью она показывала мне узлы с одеждой, которые плотной массой лежали под кроватью. Шкафа нет, вот и складывает в укромное место «подарки», их с каждой неделей становится все больше и больше.

– Одна девушка позвонила, сказала, что у нее есть разовая работа – надо офис помыть. Я помыла, она заплатила 500 рублей и дала продукты. На другой день бабушка позвонила, спросила, не могу ли я прийти к ней на квартиру, – рассказала Наталья.

– А где она живет?

– Почти рядом – на «полтиннике» (бульвар 50-летия Октября, – прим. авт.). Я пришла, она, оказалось, живет одна, перенесла два инфаркта. Убрала ей в комнате, помыла холодильник. Мне несложно, она дала 3 000 рублей.

У нее в квартире был тот самый номер «Вольного города», где про меня написано. Я прочитала и расплакалась.

– Почему?

– Себя стало жалко… Горемыка я детдомовская… Ладно, не будем об этом. Вы хорошо написали, с душой, мне теперь люди помогают. Напишите еще, что я всех-всех благодарю.
Наталья рассказала, что приходила женщина и «помогла большими деньгами»: за год вперед заплатила за детсад, домофон и погасила долг за коммуналку. Я спросил, какой был долг, Сизова коротко ответила:

– 15 тысяч рублей.

Ей даже звонили из других городов. Москвичи больше про жизнь расспрашивали, хотели «приехать и написать статью», да что-то у них там не срослось. А вот казанцы предложили перебраться в столицу Татарии, где кризис не так сурово бьет по людям. Эти и другие предложения, точнее участие, Сизовой приятны, но уезжать из Тольятти она не собирается.

Здесь пусть малосемейка, да своя, и с работой должно наладиться. На следующей неделе она хочет сходить в швейный цех, куда ее звали на постоянную работу.

– Я вижу, у вас швейная машинка на столе. Для себя что-то шьете или на заказ?

– Для себя. Мне предлагали на дому работать, но я отказалась: надо новую машинку брать, ванну для стирки оборудовать. Свои сложности…

– А что с «АвтоВАЗагрегатом»? Когда он рассчитается с долгами по зарплате?

– Не знаю.

– Начальство на всех уровнях рапортует, что первый транш в 40 миллионов рублей уже перечислен. Эти деньги якобы пойдут на зарплату. До конца марта обещают все выплатить.

– Мне никто не звонил.

– Сколько вам уже задолжали?

– Судя по справке, 100 тысяч рублей. Тем, кто еще числится на предприятии, должны заплатить по 100 тысяч, кто уволился – вдвое меньше. Такие идут разговоры, а как будет на самом деле, не знаю.

Сизова рассказала, как ездила недавно на «АвтоВАЗагрегат» – хотела отдать два больничных. В бухгалтерии у нее не взяли документы, так и сказали: «Они нам не нужны».
Тут в квартиру вошел член горкома КПРФ Юрий Сачков с продуктовым набором в руке. Услышав про «ненужные» больничные, он сразу включился в разговор:

– Наталья, не выбрасывайте больничные листы. Помните, я давал телефон юриста, который бесплатно вас проконсультирует? Позвоните ему обязательно.

Пока шло обсуждение возможных вариантов, Сева на правах маленького хозяина стал разбирать принесенный набор. Я обратил внимание, что там были крупы, подсолнечное масло и другие не скоропортящиеся продукты. Для обездоленных семей это пусть и небольшое, но подспорье.

– Мам! Мам! Я кушать хочу, – неожиданно переключил на себя внимание ребенок. – Свари картошку пюре, мою любимую. Сваришь?

Вот так: другие дети просят конфеты и тортики, а этот малыш с радостью ждет толченую картошку. Главное для него – чтобы мама была рядом.

Сергей Русов, «Вольный город», №10 (1087) 18.03.2016

бывшая работница Наталья Сизова

фото из личного архива

фото: из открытых источников