Главная стерляжья река – это Волга

Исследователи Института экологии Волжского бассейна РАН считают, что по рыбе, занесенной в Красную книгу, сегодня наносится удар, от которого она может не оправиться.

Рыбакам-любителям Самарской области при поддержке тольяттинского ихтиолога Игоря Евланова и депутата Госдумы Александра Хинштейна удалось добиться запрета тралового промысла в Саратовском водохранилище.

Однако мало перестать истреблять рыбу донными тралами, необходимо начать еще и грамотно пополнять ее запасы, помогая природе компенсировать нанесенный человеком ущерб.

Сегодня профессор Евланов высказал свое мнение о том, как можно это делать, и что в настоящее время делается не так.

professor-evlanov
– Игорь Анатольевич, тема «прокормим себя сами» стала очень актуальной после введения санкций Евросоюза. И пока одни оплакивали пармезан, другие принялись, например, выращивать рыбу в искусственных водоемах. Речь идет о таких суровых регионах, как Тюмень, где разводят морскую тилапию. Как вы  считаете, это перспективное занятие?  

– Я считаю, что это разумный ход, и мы, может быть, тоже к нему придем. Многие удивятся, узнав, что черную икру нам поставляет Франция. А французам сибирского осетра подарил Леонид Ильич Брежнев. Они не только осетрину разводят, но и получают икру. Получать икру от осетровых рыб можно 2 раза в год, чего в природных условиях не бывает.  Важно отметить, что вся  биотехника разведения осетровых рыб была разработана российскими учеными. Сегодня эту технологию, кстати, используют не только французы. Так, в Израиле существует осетровое хозяйство, которое ежегодно поставляет на рынок России 300 т осетра. А начиналось это хозяйство с того, что около 20 лет назад хозяин данного предприятия привез из Астрахани с осетрового завода небольшое количество оплодотворенных икринок осетра. Даже в такой экзотической стране, как  Вьетнам выращивают не только осетра, но холодолюбивую форель. Те, у кого разумный подход к экономике, кто не старается иметь рентабельность 1000 процентов и не стремится достигнуть окупаемости за год, вкладывает деньги в рыбную отрасль.

– Вы говорите о технологиях. Они сегодня есть в России? В Самарской области?  

– И есть, и были. Лет 20 назад на Тольяттинской ТЭЦ была установка, сначала экспериментальная, а потом промышленная. Там стерлядь за год вырастала до 1 килограмма. И это в то время, когда еще не было такого современного специального оборудования по выращиванию рыбы, как сейчас. Но потом, с приходом в энергетику господина Чубайса, было принято решение, что никаких подсобных хозяйств на ТЭЦ быть не должно. Это правило работает и сейчас. А сегодня есть много методов разведения рыбы в установках замкнутого водоснабжения. Все параметры регулируемые, рыба растет очень хорошо.

Что как ученый вы бы рекомендовали использовать в Самарской области? Я направлял губернатору аналитическую записку, в которой отмечал, что промышленный лов рыбы на наших водохранилищах (Саратовском и Куйбышевском) не может служить локомотивом развития рыбной отрасли в области. На это имеются объективные причины. В этой записке мной были перечислены варианты развития рыбной отрасли.  Это и садковые хозяйства, не требующие больших капитальных вложений, и использование ТЭЦ, которых у нас в области шесть штук. На юге нашей области везде построены небольшие водохранилища для технического водоснабжения, водопоя сельскохозяйственных животных и тому подобного. Там можно выращивать того же карпа. Как помочь это сделать, я тоже написал. Пока никакого ответа я не получил.
Если что-то сдвинется в этом смысле в нашей области, я буду очень рад.

– Какую еще рыбу можно выращивать у нас?  

– Есть один из интереснейших объектов, который стали выращивать в Курской и в других областях. Это – африканский (клариевый) сомик. Он не такой требовательный, как те же осетр или форель. Он может дышать и атмосферным воздухом. Для сравнения: осетров при максимальном соблюдении технологии в одном кубическом метре воды можно вырастить около 100 килограммов. А этого сомика с того же кубического метра можно получить до 500 килограммов. По вкусовым качествам он великолепен. Как обыкновенный сом, без костей. А икру у него можно получать каждые три месяца. У других видов такого нет. Единственное условие: при его выращивании температура воды должна быть от 25 до 28 градусов тепла. Но это несложно, и это окупится. Хочу подчеркнуть еще одно: стоимость 1 кг осетра в наших магазинах зашкаливает за 800 рублей, а сомик стоит около 220 рублей. Когда в стране падает потребительских спрос, то о ценах на рыбную продукцию следует помнить.

– Если уж в солнечной Тюмени растет морская рыба…  

– Сегодня наука способна и ананасы на Северном полюсе выращивать – это только вопрос стоимости. Вот пример из нашей жизни. Я однажды гостил у друзей во Владивостоке и привез оттуда гигантскую креветку. Мы у себя в аквариальной, в институте экологии, отладили технологию ее разведения. Мы развели креветку и отработали технологию выращивания молоди. Когда местный бизнес про это прознал, сюда выстроилась очередь. Некоторые готовы были хоть завтра начать разводить гигантских креветок. Но только вот окупаемости чаще всего люди хотели достичь через полгода. Я им отвечал, что за такой срок рентабельность дает торговля оружием или наркотиками, но никак не выращивание креветок… То есть развести все можно, если есть желание. Исходить нужно, конечно, из экономической целесообразности. Посмотреть, где можно карпа развести, где форель, где осетровых, где сома, чтобы это было наименее затратно. Но необходимо, чтобы этим занимались люди с профильным образованием, а не просто менеджеры с экономическим. Либо у менеджеров в команде должны быть такие люди. А пока не только Тюмень, но и более близкий нам регион – Пензенская область, где воды значительно меньше, чем у нас, – обогнала наш с фермерскими хозяйствами. А ведь экономический потенциал Самарской губернии намного больше. На наших заводах космические аппараты делают. Неужели не сделают какой-то бассейн или фильтр?

sterliad-v-vode-2

– У нас ведь есть плавучий рыбозавод, на котором разводят стерлядь, а потом выпускают молодь в Волгу. По-вашему, это эффективно?  

– В 2013 году я  написал отрицательное заключение о том способе, который используется рыбозаводом для получения молоди стерляди. Данное биологическое обоснование было разработано и разрабатывается на следующие годы Саратовским отделением ГосНИОРХ!!!  Я указал на то, что нельзя брать для воспроизводства стерляди местных производителей с нерестилищ Саратовского водохранилища, потому что это наносит значительный ущерб запасам стерляди, которые не восстанавливаются в результате деятельности завода, а наоборот, уменьшаются. Суть в том, что отлавливают 400 кг производителей с нерестилищ, берут икру, инкубируют ее, подращивают молодь – и выпускают ее в Волгу. На первый взгляд, это хорошо. Однако нужно помнить, что у нас в Саратовском водохранилище осталось очень мало стерляди. Нерестилищ хватает, но производителей, которые могут отложить на них икру, мало. А мы еще часть из них отлавливаем. Я не говорю о том, какова судьба этих выпускаемых мальков. Любой ихтиолог вам скажет, что эффективность естественного нереста по выживаемости намного выше, чем искусственного. Но самое главное не это. Самки стерляди живут до 16-18 лет, нерестятся они не каждый год, т.е.  отмечается пропуск нереста. Но в природе они все успевают отнереститься 3-5 раз. В работе плавучего рыбозавода при получении икры предусмотрен отход, т.е. гибель самок.  Так называемое невозвращенное изъятие производителей составляет 90 экз. Я думаю, что эта цифра в первую очередь относится к самкам, они просто-напросто погибают при взятии икры.  В России давно разработана методика содержания производителей осетровых рыб и прижизненного взятия икры. Эти методы широко используется зарубежными коллегами. При работе с производителями осетровых рыб их гибель недопустима.  Так не поступают с видом рыбы, которая занесена в Красную книгу Самарской области и является национальной гордостью! Недаром великий ихтиолог Л.С. Берг писал: «Главная стерляжья река – это Волга». Если бы эту икру от производителей стерляди Саратовского водохранилища не брали, рыба еще нерестилась бы 3-4 раза. А пока мы теряем следующие три поколения стерляди и рапортуем, что повышаем ее численность.

– Вы против самого метода в принципе?  

-Я за выпуск стерляди, который необходимо увеличить, но брать ее нужно на реке Каме, где она еще многочисленна, инкубировать икру и выпускать мальков вдобавок к нашим, которые появились естественным путем. А пока, якобы получая 2 тонны стерляди от выпущенной молоди, мы теряем 8 тонн этой рыбы. Это происходит уже 2 года. И если не остановить, то и дальше будут ловить с нерестилищ самок и умерщвлять их, забирая икру. Я был последним ученым, который  проводил исследование стерляди в Саратовском водохранилище в 2001-2003 годах. Это исследование специально финансировались Комитетом по Рыболовству России. Что мы имеем по стерляди в настоящее время: после рекомендаций Саратовского отделения ГосНИОРХ (1989 г.) было признано возможным открытие ее промысла, так как показатели возможного вылова стерляди в 35-50 тонн были гарантированы. В 2009 г. стерлядь нами занесена в Красную книгу Самарской области. Эта рекомендация по вылову стерляди была первым ударом по состоянию ее запасов. А теперешние обоснования Саратовского отделения ГосНИОРХ о заготовке производителей стерляди для искусственного воспроизводства из Саратовского водохранилища – это второй удар по ее запасам.

– А что насчет выпуска толстолобиков?

– Толстолобик относится к растительноядным рыбам, их родиной являются реки Дальнего востока (Амур) и Китая. Она у нас хорошо растет: достигающих 18 кг толстолобиков я ловил сам. Они являются фитофагами, то есть потребляют в пищу водоросли, которые обычно вызывают такое явление, как цветение воды. Казалось бы, у нас как раз полно сине-зеленых водорослей – пусть едят! Но все не так просто. Во-первых, выпускать их нужно каждый год, потому что у нас они не нерестятся. На родине, на Амуре и в Китае,  нерест у них происходит  летом во время резкого подъема воды в реках в результате дождей. У нас такого нет. Температура подходящая, а уровня воды и течения такого нет. То есть самовоспроизводящуюся популяцию они не создадут. А во-вторых, от их выпуска зелени в реке станет не меньше, а больше!

– Почему?  

– Любая хозяйка, которая чистила щуку, знает, что длина кишечника этой рыбы равна длине самой рыбы. Щука – хищник, у нее быстро все переваривается. У растительноядных рыб, например толстолобиков, длина кишечника в 32 раза превышает длину рыбы. Этим достигается то, чтобы все водоросли полностью переварились. А после их переваривания в воду с экскрементами попадают готовые азот и фосфор. Чем больше рыбы едят водорослей, тем больше производят отходов. Больше становится органики, а значит, зелени тоже становится больше. Для борьбы с процессом цветения воды на Днепровских водохранилищах использовалось зарыбление водоемов этими видами рыб. Но, увы, от процесса цветения, так и не избавились до настоящего времени!

– Что, по-вашему, нужно сделать, чтобы эта проблема начала решаться?

– Как я уже сказал, потенциал у нашей области огромный. Его нужно двигать, развивать рыбную отрасль. Вот как в вопросе с тралами: все нас слушали, все понимали, но сдвинулось с места благодаря напористости Александра Хинштейна. В настоящее время Институт готовит обращение в Природоохранную прокуратуру Самарской области о необходимости запрета отлова производителей стерляди из Саратовского водохранилища и компенсации ущерба ее запасам от ранее проведенных работ по заготовке производителей для искусственного воспроизводства.

sterliad-v-vode-1
информационный портал citytraffic

фото: из открытых источников