Что произошло с двухлетним Колей

Мы уже писали, что 18-летний парень жестоко избил своего двухлетнего племянника. Теперь настало время рассказать подробности этого преступления, взволновавшего читателей.

Валерий Авдеев – уроженец Красноярского района, а в Тольятти оказался потому, что был помещен в детдом. Когда ему исполнилось 18 лет и требовалось покинуть казенный приют, друг отца снял ему в центре Комсомольска квартиру.

Примерно в это время у старшей сестры Валерия, которая одна воспитывает ребенка, случилось несчастье – сгорел дом. Встал вопрос: где жить? Валерий позвал погорельцев к себе. Полина (данные потерпевших, носящих другую фамилию, изменены) переехала с сыном в Тольятти и даже сумела устроиться на работу. График на автомойке был напряженный – с 8:00 до 21:00, но Полина радовалась любой возможности начать новую жизнь в большом городе.

Надо было только решить, как быть с двухлетним Колей. Места в детсаду приезжим ждать бесполезно, поэтому сначала в роли няньки выступала младшая сестра Полины, она тоже воспитывается в детдоме, потом с работы уволился брат. На  их маленьком семейном совете решили, что Валерий будет сидеть дома с ребенком, а Полина – зарабатывать деньги.

– Валерий никакой агрессии к малышу при мне не проявлял. Был один случай, на этот Новый год. Брат с младшей сестрой поругались, оскорбляли друг друга. Валера ходил по квартире, крушил в ярости мебель, разбрасывал вещи, хватался за нож. Это было что-то ужасное. Я сестре велела ехать ночевать в детдом. Чтобы ничего плохого не случилось, – пояснила Полина.

Про своего сынишку молодая женщина рассказала, что он растет активным, может капризничать, не слушаться, как все дети. В силу возраста еще плохо разговаривает, поэтому не может объяснить, откуда у него на теле постоянно появлялись мелкие синяки.

– Когда я оставляла сына с сестрой, синяков у него не было. А вот с братом… За день до случившегося с ним даже работник автомойки разговаривал, спрашивал, не бьет ли он ребенка. Авдеев ответил, что не трогал малыша…

16 января ничего не предвещало беды. Полина утром ушла на работу, брат ее проводил, а ребенок еще спал. В полдень ей позвонила младшая сестра и сказала, что сына везут в больницу. Женщина бросилась домой, потом – к врачам. Во время операции к ней вышел хирург и сообщил, что у малыша разрывы тонкого кишечника, внутрибрюшное кровотечение и множественные кровоподтеки.

– Такое ощущение, что вашего ребенка избили, – резюмировал врач.

Полина и сама ахнула, когда увидела после операции сына: вся паховая область у малыша была черного цвета.

Стали разбираться. Выяснилось, что до обеда 16 января в квартиру, где в тот момент был Авдеев с племянником, приходил владелец жилья. Туда же подъехал друг их отца. Мужчины проверили показания счетчиков и были, по их словам, шокированы цифрами: за месяц набежало около 7 тысяч рублей. Это Авдеев постоянно оставлял плиту включенной, свет – наоборот, невыключенным, а вода из кранов лилась ручьями. Воспитанник детдома то ли не придавал значения этим коммунальным «мелочам», то ли по какой-то причине вредничал. В любом случае ему влетело. Словесно.

Когда взрослые ушли, он, по всей видимости, вспыхнувшую ярость выместил на малыше, который стал капризничать во время обеда.

– Я сделал ему замечание, а он сбросил на пол тарелку с едой. Я разозлился, схватил его левой рукой за правое плечо, вытащил из-за стола и хотел ударить по попе, но так получилось, что удар пришелся по пояснице, – рассказал задержанный Авдеев.

– Сколько раз вы ударили ребенка?

– Два… раза.

– Что было потом?

– Коля заплакал, попросился в туалет, стал слазить с мягкого уголка и упал на пол животом. Я отвел его в комнату, уложил спать на диван, а сам пошел в магазин за продуктами.

Вернулся – он не спит, жалуется на живот, там был большой синяк. Видно, когда я ходил в магазин, Коля еще раз упал и ударился обо что-то животом.

– Что вы сделали потом?

– Я позвонил младшей сестре, но ничего ей не сказал про ребенка. Встретил ее на остановке, когда мы вошли в комнату, Коля лежал на диване, не плакал, его рвало, он был очень бледный.

– Ваша сестра сказала, что вы запретили ей вызывать скорую помощь. Почему?

– Она была в шоковом состоянии. Мы сделали по-другому: позвонили врачу детдома, назвали симптомы. Доктор велел срочно вызывать скорую помощь. Тогда сестра и вызвала.

– Откуда у ребенка такие травмы?

– Я не знаю. Наверное, он открыл балконную дверь и упал животом на высокий порог.

– Почему вы не вызвали скорую помощь сразу? Почему ждали младшую сестру?

– У меня… не было денег на телефоне.

– Почему после случившегося вас искали целые сутки?

– Я был на нервах.

Эти показания Авдеева, разумеется, адаптированы к нормальной речи. После задержания он был арестован и до суда провел за решеткой полгода. А как иначе, если судмедэксперт на теле маленького племянника насчитал следы от одиннадцати (!) ударов. Возможно, их было даже больше, просто не все оставили четкие отметины.

– Повреждения в виде двойного разрыва корня брыжейки кишки не могли возникнуть от удара по пояснице потерпевшего. Это был удар в область брюшной стенки. Теоретически малыш мог получить такую травму, упав на выступающий предмет, но это крайне маловероятно. Обычно человек при падении вперед инстинктивно выставляет руки и ударяется выступающими частями тела, – вынес свой вердикт судмедэксперт.

В суде, который состоялся недавно, свидетельские показания дали соседи. Они утверждали, что ребенок плакал постоянно, а взрослый ругался на него, передразнивал.   Часто в квартире что-то громыхало.

– Я несколько раз приходил в эту квартиру, требуя прекратить безобразия. Даже пригрозил Авдееву: если, мол, будешь издеваться над ребенком, я тебя самого отделаю. На какое-то время все стихло. Я вот еще на что обратил внимание: за два месяца с малышом никто не гулял на улице, – рассказал взволнованный сосед.

В суде дала показания и психолог детского дома. Она охарактеризовала Авдеева как эмоционально неустойчивого, склонного к физической агрессии.

– Валера не пользовался уважением среди сверстников. Он трудолюбивый, но предпочитал  работать один. Просто в свое время человека недолюбили, вот и сформировалось, что он близко к себе никого не подпускал, – грустно подытожила психолог.

Государственное обвинение в суде поддерживал помощник прокурора Комсомольского района Андрей Лысенко. Он обратил внимание, что Авдеев за мелкое хищение был поставлен на учет в полиции, за два последних года не раз его противоправное поведение рассматривалось на районной комиссии по делам несовершеннолетних. С учетом совершенного тяжкого преступления нужна изоляция от общества.

Суд приговорил Авдеева к четырем годам колонии общего режима. Не исключено, что бывший детдомовец, так и не признавший вину, обжалует вынесенный приговор.
А как чувствует себя избитый малыш? По словам его матери, Коля при громких звуках телевизора прячется под одеяло, боится взрослых мужчин, забивается в угол. Еще ребенок после полученной травмы боится садиться на горшок, а когда ему говорят, что надо идти спать, он поднимает майку, гладит живот и говорит:

– Мама, бо-бо.

Сергей Русов, «Вольный город», № 24 (1101) 24.06.16

карета скорой помощи

фото: из открытых источников