или что хорошего мог бы перенять Сергей Андреев, часто бывая за границей.

За свои почти 5 лет присутствия в качестве мэра Сергей Андреев времени не терял. Он оказался большим любителем на дармовщинку путешествовать по белу свету.

Например, поехать отдохнуть с семьей в места весьма теплые, да все норовит в пятизвездочные отели, не меньше. А семья-то немалая, поездочка встает недешево при его скромной, как он отчитался, зарплате. Как это ему удается так ловко? Поделился бы с простыми горожанами! Например один из таких отелей, где в тепле и довольстве, было дело, отдыхало семейство нашего мэра. Столь роскошный «расслабон» в семейном номере (а может быть, выбрал даже бунгало) обошелся мэру, по самым скромным подсчетам, в пять его «заслуженных тяжким трудом» зарплат. Добавьте сюда необходимые в таких случаях траты на то, на сё…

Очень часто мэр умудряется махнуть якобы в очень важные командировки, почему-то пролегающие через Францию, Германию и прочие цивилизованные, располагающие «к глубоким размышлениям» страны. Что он там делал, что оттуда вывез полезного для Тольятти? Нам неведомо, поскольку проходят его поездки чуть ли не под грифом «строго секретно».

У Андреева есть покровитель – известный господин Валерий Фадеев (их с Андреевым связывают некие финансовые отношения, если судить по странным договорам, заключенным в свое время организацией «Декабрь», когда Андреев ее возглавлял). Публично этот самый Фадеев как-то выразился, что «не считает работу чиновников сильно вредной», от которой «нужно много отдыхать», «они не сильно перетруждаются на работе», «чтобы много работать, надо меньше думать об отпусках, если хотим достичь каких-то успехов… в экономической сфере».

Полностью согласен с господином Фадеевым. Вот только почему-то он это не внушил своему подопечному. Видимо, по причине вполне очевидной: как сообщала пресса, именно Фадееву Андреев передает разработку плана развития Тольятти (стоимость, как утверждают, 20 миллионов рубликов).

Когда-то по приглашению «Дойче велле», где я проходил стажировку как журналист, мне довелось посмотреть на Германию из инвалидной коляски. Ограниченный в передвижении,  налегал на расспросы, стараясь ухватить, как у них жизнь устроена. Так получилось, что записи пролежали несколько лет. Вернуться к ним подвигла мысль: неужели нашему мэру нечего было перенять полезного в той же Германии?

К примеру, принципы работы системы местного самоуправления, где общественность имеет право регулировать и контролировать все дела местного сообщества: кадровые (действительно, почему бы не советоваться с народом по назначениям на должности, глядишь, не было бы сомнительной чехарды, которую мы видели в действиях Андреева); финансовые (кто лучше людей знает, на какие направления и программы тратить деньги); организационные (опять же, немало профессионалов, готовых дать дельные советы по формированию структуры мэрии); правовые (легко справиться с коррупцией и злоупотреблениями, если гласно обсуждать решения по той же уплотнительной застройке, по наружной рекламе). И конечно же, по сокращению муниципальных служащих, уменьшению числа подразделений в администрациях, количества неэффективных МУПов и так далее.

Почему тот же устав города разрабатывается и принимается без открытого обсуждения? Или те же торги на выполнение работ и услуг? В Германии есть такое понятие, как «гражданские консультации», когда граждане принимают активное участие в принятии решений в форме общественной работы, задействования НКО (они проводят непрерывный мониторинг результатов), усиления подотчетности органов, оказывающих услуги населению. В первую очередь – по защите прав потребителей. Андреев и вовсе сократил в мэрии соответствующий отдел, а затем – бюро по противодействию коррупции.

Совершенно забыт в Тольятти институт местного референдума (наши бюрократы его боятся как огня) – самый эффективный механизм принятия решений на местном уровне. В Германии референдумы популярны, они понуждают улучшать деятельность местных администраций в решении проблем охраны окружающей среды, в работе школ, детских садов и детских площадок, развитии транспорта (Андреев же решил эту проблему кулуарно, с привлечением неких заезжих «знатоков», что попахивает явно чем-то откатным), городской инфраструктуры и благоустройства.

В Германии очень жесткий общественный контроль за деятельностью депутатов и выполнением наказов, социальным обеспечением, вопросами культуры (особенно финансирование мероприятий). Жители там активно привлекаются к городскому планированию, решению вопросов труда и занятости. Поощряется самоорганизация граждан. Обязательно при администрации бюро жалоб со свободным доступом по телефонам. Попробуйте у нас дозвониться в мэрию!

Немцы с удовольствием занимаются благотворительностью, они делают наибольшее количество в Европе добровольных пожертвований. А у нас мэрия загоняет благотворительные взносы в известный фонд, где с ними непонятно что делают.

Популярны в Германии бренды городов. Кстати, есть такие города и в России: Мышкин – мышь, Луховицы и Суздаль – огурец. У нас в Тольятти ничего подобного нет, а ведь это прекрасный повод для яркого праздника, сувениров, туризма. Пора вспомнить: Ставрополь славился луком – вот замечательный бренд для раскрутки, эмблемы, памятника, фестивалей, ярмарок и прочего. А то при Андрееве город охватили тоска и скука, Тольятти при нем попросту деградирует.

В Германии только 40% – собственники жилья, остальные немцы – квартиросъемщики. В Тольятти до сих пор так и не приступили к строительству муниципального жилья, хотя это могло бы со временем давать доход в городской бюджет.

Известна любовь немцев к порядку. Я жил в Бонне: идеальная чистота в городе, отличные дороги, ремонт их ведется вовремя и никогда не мешает водителям, обилия наружной рекламы нет и в помине. Частники идеально ухаживают за территорией вокруг своих домов, фирм и предприятий. Про дорожные пробки заранее извещают, где и в какое время их надо ожидать. Все это вполне реально перенимать и для нашего города, при желании.

Известно, как наживаются в Тольятти на ежегодных ремонтах дорог. Настоящий клад для коррумпированных чиновников. Мэру бы поинтересоваться, почему в Германии ремонт дорог гарантирует их целостность на долгие годы. Я спросил – никакого секрета нет: в Германии применятся технология покрытия дорожного полотна преднапряженными бетонными плитами вместо асфальта. Другие нормы у немцев по обочинам, отбойникам, дренажу. Андрееву наверняка такой вариант надежного ремонта ни к чему. Подряды, похоже, выполняются почти исключительно фирмами, близкими к… Вот это бы выяснить правоохранителям. По данным специалистов, «коррупционная составляющая в ремонте дорог доходит до 70%». Лакомый кусок!

Немцы педантично законопослушны: их водители неукоснительно соблюдают предписания дорожных знаков. Практически всюду выделенные велодорожки. Наш мэр перед избранием обещал, что так же будет и в Тольятти. Впрочем, всем его обещаниям на деле оказалась грош цена.

Единственное, что наш градоначальник перенял, это чинопочитание – приказал повесить свой портрет в мэрии над дверью пресс-центра. Воистину: из грязи – в князи! Нечто подобное видел в Германии, где при появлении начальницы подчиненные почтительно вставали. Очень любят в Германии всевозможные звания и титулы, видимо, следует ожидать нечто подобное и у Андреева, уж очень его удручает его заочно-никудышное образование. Для него всегда было главное – пиар!

В свое время Андреев был одним из тех, кто проталкивал в Самарской области в качестве первого эксперимента американскую систему образования, известную ныне пресловутым ЕГЭ. Нет бы взять немецкую! Но наш мэр прошел, как говорят сведущие люди, спецобучение в США и там наверняка мог получить установку разваливать все лучшее, что было в СССР и есть в России. Именно тогда были уничтожены признанные интересные проекты по обучению и воспитанию детей в Тольятти. Именно тогда в школы начала приникать система поборов, что вызывало недовольство и негодование родителей, теперь это стало обычной практикой. А в немецкой школе подкуп – должностное преступление, никаких «скидываний» на подарки.

При Андрееве многие службы стали работать плохо из-за плохого к ним отношения, непонятных сокращений. Работники, занятые обеспечением инвалидов по индивидуальным программам реабилитации, теснятся в жалких клетушках-комнатушках, заваленных этими средствами реабилитации. В Германии за такое отношение к инвалидным проблемам давно бы потребовали отставки мэра. При Сергее Жилкине и Николае Уткине инвалидам доплачивали к пенсиям из местного бюджета, проезд для них был бесплатным.

При Андрееве – предпочитают выделять финансовую помощь в основном сектанским и послушным организациям, гей-клубам. Нашего мэра и тут Германия ничему не научила. Там социальная помощь широко практикуется и деньгами, и спецталонами, и оплатой съемной квартиры. И так называемый социальный проезд, и для приобретения жилья, и для оплаты коммунальных услуг. Кстати, по статье «капремонт» муниципалитеты оплачивают половину затрат.

Пишу про то, что можно было бы перенять. Хотя есть то, что перенимать не стоило бы. Но вот именно эту дрянь Андреев позаимствовал, понятно для каких целей. В Германии и других странах Европы активно расправляются с христианской церковью. Интенсивность нападок привела к тому, что общественность там воспринимает христианскую церковь преимущественно через призму «злоупотреблений». То же самое мы видим в Тольятти в последнее время. Атаки формируют негатив по отношению к строительству храмов, к священнослужителям. Тон нападок ориентирован на молодежь, используются пропаганда сексуальной свободы, отказ от семейных и национальных традиций. Поощряются радикалы и нетрадиционные ориентации.

Появление Андреева во власти буквально вдохновило гомосексуалистов. Они за него голосовали, они пришли с ним работать в мэрию, они устраивают публичные акции. Приверженцы однополого секса уже формируют общественный климат в Тольятти. Секс-меньшинства – электорат весьма мобильный, и Андреев эту активность использует в своих целях. Никто даже не заикается, что гомосексуализм аморален и греховен. Такая девальвация моральных ценностей толкает молодежь к переходу в ислам, где эта мерзость (из Библии: «…ибо это – мерзость») преследуется, а там их, вчерашних школьников, часто перенастраивают на экстремизм, привлекают к участию в терактах.

Когда ненормальное провозглашается нормальным – это опасно, ибо идет внедрение в массы иного (ненормального) типа жизни. Вот этот ненормальный тип жизни нам и пытаются навязать, в том числе и с помощью агентов влияния, попадающих во власть при поддержке определенных антироссийских сил.

Автор: Сергей Дьячков, социолог, почетный гражданин Тольятти

Источник: «Вольный город», №30 (1107) 05.08.16

сергей андреев мэр города

фото: Площадь Свободы

фото: из открытых источников