В заводской высотке не хватает места для менеджеров

Бывшие вазовцы сетуют, что под сокращение попали самые нужные, самые знающие люди.

Пока руководство автозавода декларирует, что в первую очередь сокращение ожидает управленцев и белых воротничков, однако на практике это похоже не так. Как рассказали «ПС» вазовцы, в заводской высотке катастрофически не хватает места для менеджеров. Пришлось даже в спешном порядке заняться оборудованием новых рабочих кабинетов в холлах заводоуправления. Редакция «ПС» отправила официальный запрос в пресс-службу АВТОВАЗа с просьбой пояснить, откуда взялись все эти сотрудники, для которых готовят новые кабинеты. Однако ответов на интересующие нас вопросы так и не получили.

Бывший плановик ПТО (а ныне Волжского машиностроительного завода) Галина, отдавшая родному предприятию 25 лет, рассказала, как на практике идет «оптимизация» штатов на АВТОВАЗе.
— Я работала на территории ВАЗа в модельном цехе инженером по подготовке производства, — рассказывает «ПС» приятная, интеллигентная женщина. — В общем, была плановиком. Цех почти весь сократили. Мы перестали производить пенополистерольные модели, и в цехе почти никого не осталось. Раньше мы делали штампы, а теперь они закупаются в Турции, и наше подразделение оказалось ненужным. Естественно, инженеры тоже стали не востребованы. Мы стали просто просиживать рабочее время в цехе. Зачем мы сидели, спрашивается? Поэтому я знала, что скоро буду сокращена, ждала этого и сама написала заявление. От бывшего ПТО остался только скелет, все остальные ушли. Наша собеседница сетует, что под сокращение попали самые нужные, самые знающие люди: «Почему так, я не знаю. Некоторые сами ушли, потому что там дурдом: люди не знают свою работу и просто сидят на своих местах. На ПТО такое впечатление, что одно кумовство — куда не плюнь — везде брат, сват, везде родня».

А потом начальники цехов вызывали нас, проводили с каждым беседу, интересовались нашим положением. О том, что я ушла с АВТОВАЗа, я не жалею. На ВМЗ, я считаю, вообще слишком много ИТР (инженерно-технические работники). Нас, в принципе, и нужно было сократить. Я бы еще и сверху половину начальников убрала. Представьте: под директором еще три каких-то директора, потом идут их заместители, затем начальники отделов, заместители начальников отделов. Распочковались так, что уму непостижимо. На одного рабочего у нас по четыре начальника. Я не преувеличиваю, мы считали! И получают они в три раза больше, чем рабочие. Ну и отношение к ним другое. Мы, к примеру, ждали три месяца, чтобы нам отдали положенные по сокращению пять окладов. Зато сократили начальника нашего производства ВМЗ — ему эти пять окладов отдали сразу. Мы так подумали, что эти пять его окладов, если бы на нас разделили, нам бы всем хватило.

Шум цехов и рабочих кабинетов сменился для Галины многочасовым ожиданием в очередях и поездками по собеседованиям. Новую работу Галина ищет с лета и все не найдет. А сроки поджимают: деньги с выплаты АВТОВАЗа иссякают, дома муж больной, а лекарства сейчас дорогие.

Утомительные поиски новой работы, нервное ожидание давит на психику.

В возрасте Галины — почти 50 — найти новую работу нелегко, хотя ее амбиции по зарплате весьма скромны: как и на АВТОВАЗе, от 15 тысяч рублей. «Работодатели интересуются в первую очередь, сколько мне лет, — рассказывает женщина. — Мне сразу дают понять, мол, вам будет тяжело… Я отвечаю, мол, вы меня прямо в бабки записали. Если я пришла, то, думаю, справлюсь! Сейчас даже на продавца-консультанта требуется опыт работы хотя бы год, а опыта нет. Других причин не знаю». Пытаясь разобраться, что не так, Галина уже ходила к психологу центра занятости. Та ей объяснила, что преподносит она себя на собеседовании неправильно. Нужно, оказывается, не клянчить в стиле «я бедная овечка», а давать понять, что ты в этой области специалист. Но Галину подводит интеллигентность: «Если я иду на профессию, которой никогда не занималась, как я могу представлять себя специалистом?» Но женщина бодрится, не теряет веры в лучшее. Желаем ей и другим бывшим вазовцам скорейшего трудоустройства!

В тему

По данным ГКУСО центра занятости населения Тольятти, с начала 2014 года в службу занятости за содействием в трудоустройстве обратились в общей сложности 2365 бывших работников ОАО «АВТОВАЗ». Причем речь не только о сокращенном персонале, но и уволенных по соглашению сторон, собственному желанию и другим причинам. Основная часть покинувших в этом году АВТОВАЗ — это женщины (60%). Третья часть поставленных на учет ЦЗН – граждане в возрасте: предпенсионного возраста (24%), пенсионеры (7,5%). Незначительную долю обратившихся составляет молодежь до 30 лет (11%).

Как сообщает центр занятости, их служба, используя опыт кризисного периода, заблаговременно организовала работу консультационного пункта на территории АВТОВАЗа для работников автогиганта и смежных с ним производств. Кроме этого, для регистрации высвобождаемых работников завода выделены отдельные специалисты службы занятости, что позволяет избежать роста социальной напряженности. Основной проблемой в трудоустройстве бывших вазовцев остается структурный дисбаланс на рынке труда, констатируют в ЦЗН. Эту ситуацию центр занятости стремится исправить, используя «рычаги активной политики занятости».

высотка заводская

Евгений Халилов, газета «Площадь Свободы»

фото: из открытых источников