В борьбе с хамством и дилетантством

    после спектакля

    Ответ журналисту Надежде Бикуловой на статью о спектакле по пьесе В. Алферова «Закон бумеранга» МБУИ «МДТ»

    Читайте статью Надежды Бикуловой «Добро возвращается, или это сказка для взрослых?»

    От режиссера спектакля Юрия Владимировича Раменскова.

    Обычно я не отвечаю публично на отзывы в прессе о моих спектаклях, будь они позитивные или отрицательные, потому как у каждого из нас своя работа: у меня , режиссера, спектакли ставить, у вас , журналистов- писать. Соприкасаться по поводу написанного, тем более на публичном поле не стоит, у нас разные задачи. С большим уважением отношусь к профессиональной критике – всегда внимательно слушаю разборы спектаклей на лабораториях и фестивалях ведущих театроведов России, это действительно ценно, ибо помогает развиваться профессионально и мне, как режиссеру, и коллективу театра в целом. Но! Категорически не обращаю внимания на несовершенные оценочные отзывы в блогерских пабликах или сомнительных изданиях, где пахнет вкусовщиной и недостаточным знанием темы разговора.

    Сегодня не могу пройти мимо данной статьи, поскольку ее автор посмел не компетентным оценочным суждением оскорбить людей, причастных к созданию спектакля, при том сам же себе в своем суждении противоречит. Но, давайте разберемся по порядку. Вот цитата автора статьи: «…мне показалось, что пьеса написана на любительском уровне, а сама постановка близка к уровню самодеятельности, несмотря на профессиональную игру актеров». – это, извините, как?

    1) «Любительский уровень написания пьесы» ? Надежда Бикулова, уважаемая, Вы кто? Профессиональный театровед, чтобы заявлять подобные вещи в официальной прессе города? По каким критериям теории драмы, законам драматургии Вы разбирали пьесу? Вы ее вообще разбирали?!!! Вы ее хотя бы читали?… У вас есть профессиональная компетенция судить работу и уровень драматурга? Если да, так предъявите свой разбор и понятийный аппарат, которым Вы руководствуетесь при разборе драматургического материала. Но вы в данной статье этого не делаете, лишь поливаете грязью работу победителя драматургических конкурсов. Не спорю, в пьесе есть определенные недостатки, или, как это вернее сказать(?), скорее, отходы от классических традиций понимания теории драмы. Но это не повод обличать автора в «любительщине», это оскорбительное понятие, когда оно не обосновано. Это, скорее, тема, для драматургической лаборатории о проблемах и особенностях художественных взглядов представителей «новой драмы». Но не повод для обличений, на которые Вы не имеете права, поскольку не являетесь специалистом в данной области.

    2) «…а сама постановка близка к уровню самодеятельности, несмотря на профессиональную игру актеров» ? – постановка на уровне самодеятельности с профессиональной игрой актеров???!!! Уважаемый автор статьи, да Вы сами себе противоречите . Профессиональная игра актеров — это результат их многолетнего обучения в профильных вузах, личный проф. опыт в сочетании с режиссурой данного спектакля и точного существования в режиссерских задачах. Каким чудным химическим образом Вы отделяете игру актеров от режиссерских задач, поставленных режиссером на основе темы идеи и сверхзадачи автора произведения, и темы, идеи, сверхзадачи режиссера? Это же технически невозможно разделить. Грубейшая ошибка!

    3) «Постановка близка к уровню самодеятельности…»- этой неэтичной фразой Вы оскорбляете коллектив «МБУИ «Молодежный драматический театр» г.о. Тольятти», профессиональный театр с более чем 30-летней историей, с наградами и дипломами всероссийских и международных театральных фестивалей. Полистайте историю театра, новостную ленту, сайт театра, подшивки прессы. Подобная фраза в отношении профессионального театрального коллектива, повторюсь и подчеркну, неэтична! Если Вы копаете под меня, как режиссера данного спектакля, то вынужден напомнить Вам, или совершить для Вас открытие, что я в первую очередь дипломированный профессиональный театральный режиссер, с красным дипломом по квалификации «Режиссура драматического театра» Екатеринбургского Государственного Театрального Института. Мои работы отмечены на региональных, всероссийских и международных театральных фестивалях. Мои спектакли идут в театрах разных городов РФ, таких как Екатеринбург, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Тольятти, Мичуринск. Я отвечаю головой за каждое мизансценическое решение в спектакле, за каждую метафору, и за решение спектакля в целом. Данное режиссерское решение возникло на основе режиссерского разбора и действенного анализа пьесы, в которой автором заложены художественные предпосылки всех образных решений, реализованных в данном спектакле.

    4) «Театр предполагает условности. Но разбираемая пьеса написана все-таки в духе соцреализма, а некоторые вкрапления мистики как раз и придают спектаклю налет самодеятельности». – Вот тут, не выдерживаю, и начинаю откровенно ругаться! Простите мне мою несдержанность, но подобную халатность и словоблудие не могу терпеть как профессионал, и вынужден разговаривать резко!!! Вы откуда, с какой пыльной полки взяли эту блажь про «соцреализм»??? Вы хоть помните вообще, что это за термин такой, откуда он взялся, и что обозначает, кем и для чего придуман???!!!… Огромная стилистическая ошибка. За такое определение стиля данной пьесы вам поставили бы двойку на кафедре истории театра любого театрального вуза страны, если бы возник такой случай обсуждения вышеназванной проблемы. Напомню Вам значение термина «соцреализм». «Социалистический реализм – художественный метод литературы и искусства (основной в Советском Союзе и других социалистических странах), представляющий собой эстетическое выражение социалистической концепции мира и человека, обусловленной эпохой борьбы за установление и созидание социалистического общества. Изображение социалистических идеалов при социализме обуславливает содержание и основные художественно-структурные принципы искусства. Его возникновение и развитие связаны с распространением социалистических идей в разных странах, рабочего революционного движения». «Социалистический реализм, являясь основным методом советской художественной литературы и литературной критики, требует от художника, правдивого, исторически-конкретного изображения действительности в ее революционном развитии». – Вот это определение соцреализма. Ну и где Вы, Надежда Бикулова, увидели в пьесе Валерия Алферова «Закон бумеранга» и моем спектакле всю эту чушь?!!! Вы просто запутались в понятиях, это выглядит жалко и смешно.!!! Вы, должно быть , образованный человек! Само название «Закон бумеранга» — уже противоречит принципам соцреализма. Название пьесы, это уже своего рода микро пьеса, ибо заявляет конфликтный факт или смысловой акцент рассказываемой истории. Название «Закон бумеранга» — содержит в себе посыл эзотерический, потому что является синонимом «Закона кармы»- причинно-следственной связи наших хороших и плохих поступков. Понятие закона кармы родом из индуистских и буддийских учений, в христианстве не в полной мере, но толкуется как «возмездие». Так какой тут, к чертям, соцреализм? Рядом не лежал!!! Если действие пьесы происходит в СССР, это не значит, что пьеса написана в стиле соцреализма! Это может быть и символизм, и театр абсурда, и фентези, и черт с бантиком!!!!

    5) «…по-моему, драматург должен избегать таких повествовательных монологов, которые вынуждена вести Народная артистка России Наталья Дроздова (медсестра Андреевна). Да, в классических пьесах Чехова и Островского, эти страстные тексты полно раскрывают образ персонажа, но если они начинаются с «жили-были»… «По-моему, драматург должен избегать таких повествовательных монологов…» — вы это откуда выдумали, Надежда? В каком труде по теории драматургии вы это прочитали? Вы их, вообще, читали? «По-моему…»- Вы, быть может создали свою теорию драмы? Так предъявите нам ее, мы почитаем, может, что и узнаем для себя полезного. О запрете повествовательных монологов в теории драмы нигде ничего не сказано, а Валерий Алферов написал пьесу в типичном «новодрамовском» ключе, я об этом уже говорил выше. Как я это определил? Методами режиссерского разбора пьесы и сравнительного анализа с образчиками «новодрамовских» текстов. Откройте Павла Пряжко, Ивана Вырыпаева, Вадима Леванова и других. Сплошные повествовательные тексты, попадаются буквально через один. Что с ними делать, по-вашему? Окрестить «любительщиной» и «сбросить с корабля современности»? Или, все же признать как художественную особенность? А уж с «жили-были» они начинаются, или с «иди на х…й», это авторам решать. Все зависит от того, о чем автор хочет сказать в итоге, в зависимости от этого избирает стиль, в котором он начинает, продолжает и заканчивает пьесу. Задача режиссера – понимать это и выстраивать спектакль по законам стилистики, заданной автором. Намек на «реализм» в пьесе есть, в так называемых сценах врачей, сцене Максима и Марии в первой части… Но это скорее, постмодернистское цитирование советской драматургической традиции в целом. Ведь Андреевна в своем рассказе говорит о духовных вещах, о чудесах, пусть самых простых, а это в традиции уже святочных рассказов(куда с такими вещами в ваш любимый «соцреализм»?), где повествовательность главная отличительная особенность стиля и жанра, основная , так сказать, фишка, и режиссеру при работе над подобным материалом грех и ошибка избегать стиля повествовательности в спектакле. Повествовательность должна быть расцвечена музыкальным и мизансценическим решениями, их метафоричностью, внешними приемами, отражающими внутреннюю суть и глубину темы произведения, переживаний героев, что я как режиссер и сделал в данном случае по максимуму. А это далеко от соцреализма. И слава Богу! Если бы эту пьесу в реалистическом ключе решать, осталось бы повеситься от статичности действия. А профессия режиссера, это, как сказал Константин Райкин, «в первую очередь про то, чтобы зрителю было интересно». Вы даже стиль пьесы и спектакля не удосужились определить верно. Так разве можно после этого говорить о «любительщине и самодеятельности»? Если можно, то о Вашей.

    6) По поводу монологов в пьесах упомянутых Вами Островского и Чехова. Да, Вы правы, что в монологах Островского и Чехова герой раскрывал свою внутреннюю суть и характер. Но с тех пор воды много утекло, структура монолога в драме претерпела определенные изменения, это нельзя не отметить, и нельзя теперь всех равнять по Чехову и Островскому. Времена разные, опыт разный, и театры уже у нас с ними разные… тут ничего не попишешь. Время диктует свои законы и приемы…

    7) О связи времен. Прием, избранный показывать переход из одного времени в другое считаю верным, и не имеет значение рост Натальи Дроздовой и Екатерины Серебряковой, это вообще, в контексте связи времен не важно, так как мы рассказываем не «реальную историю», а «историю сквозь время». А что такое «история сквозь время»? – это события действительные, преломляющиеся через призму памяти. А память фиксирует только самые яркие впечатления, вспышки эмоций, мелочи оставляя на периферии. И сантиметры тут уже не играют роли. Уважаемая, Надежда, вся беда в том, что Вы мало знакомы с материалом пьесы, особенностями современной драматургии и современной режиссуры. Условность решения и позволяет объединить в одном пространстве персонажей , живших в разные эпохи, делается ли это с помощью листа жести или еще чего, выбор за нами. Условность режиссерского языка – это не «самодеятельность», как Вы выражаетесь, а метод, и о нем нужно вообще отдельно разговаривать. И только таким решением можно оправдать прием «воспоминаний»- а мы дело имеем именно с воспоминаниями, а не «реальной историей» в духе «соцреализма».

    8) Можно дискутировать о том, почему Максим Платонов отказывается делать операцию и почему ему важнее ехать именно сейчас на поиски Марии. Вы опять судите обо всем по законам соцреализма или еще какого-то «изма», только Вам ведомого, хотя мы упорно сбиваем с этой ложной дороги зрителя с самого начала. Но не затем, чтобы «разбавить повествовательность» монолога Андреевны, и солдаты «начинают вращать перевязанными конечностями»… Перестаньте смотреть советский кинематограф, и прочтите Гротовского, Стреллера, Брука, Васильева, посмотрите работы Карбаускиса, Туминаса, Бутусова, Богомолова, Молочникова – у вас голову снесет от того, насколько современный театр ушел далеко от ваших любимых соцреалистических тенденций в сторону условности. Кто сказал, что Максим Платонов «положительный врач»? Он прежде всего живой человек, лишенный схематичности соцреалистических персонажей, и может, как и все совершать ошибки, не видеть знаков судьбы, и именно те сверхъестественные влияния заставляют его вернуться в больницу и сделать эту операцию, именно за это сначала наказывает, потом вознаграждает его судьба. Там об этом Андреевна (Наталья Дроздова) раза три повторяет, это транслируют пластика в спектакле и все решение в целом.

    9) «Вокал в профессиональном исполнении преподавателя музыкального колледжа Александры Одинцовой, на мой взгляд, совсем лишает спектакль цельности. Фольклорное пение, еще аккапельное, создает диссонанс с песнями Высоцкого звучащими в записи». Это не диссонанс , а контрапункт. И он допущен намеренно. Высоцкий- голос определенной эпохи. Александра Одинцова – вне этого, вне времени, а над временем! И естественно, что живой вокал выглядит выигрышнее относительно фонограммы в любом случае. Вы думаете, мы этого не знали? И все ,что Вы видели и слышали – набор случайностей? Не буду напоминать, что такое контрапункт в музыке — сами посмотрите…

    10) «Тем не менее, спектакль несет в себе положительную идею о том, что сотворенное добро всегда возвращается (хотя спорно, если смотреть реалистично)…» — почему спорно? А то что, негатив тоже возвращается, вы об этом , видимо, позабыли? Вот Вы написали непрофессиональную и оскорбительную статью – и тут, же , месяца не прошло, я пишу Вам это обращение, полное негодования и резонных замечаний. Вот Вам и «Закон бумеранга»!!!Мне не нужно, чтобы Вы мне отвечали! Я только хочу, что бы до вас дошло, что прежде чем браться за тему, надо всесторонне ее изучить, а не огульно охаивать работу, толком в нее не вникнув и руководствоваться поверхностным первым впечатлением. Я не стал бы и реагировать на Вашу статью, если бы за мной не стояли люди, театр, профессия… Все это буду защищать с кровью на губах… Да, игра актеров профессиональна. Но Вы, видимо, не догадываетесь о том, по чьим задачам она работает, потому что не знаете механизмов театрального искусства, режиссуры, но смело беретесь об этом писать. «Судить художника и его произведение можно только по законам , им самим созданным». Это тоже сказал Константин Райкин. Не мне учить Вас писать газетные статьи. Пишите себе на здоровье! Детально разбирайтесь на страницах газеты в сути описываемой проблемы, но не оскорбляйте профессионалов, на это никто Вам права не дает! Я работаю в Тольяттинском театре 8 лет и точно знаю, что в Тольятти и Самаре профессиональных театральных критиков нет, и пишут о театре все кому не лень. Статьи этих журналистов напоминают скорее заметки по факту: «В таком то театре намедни давали то-то или это, смотрел\смотрела, понравилось\не понравилось». И где уж там, профессиональный разбор и хорошая рецензия…Была Наталья Портнова, но увы, после ее ухода никого не осталось… Профессиональный театровед, театральный критик, это тот, кто окончил по профилю «театроведение» театральный ВУЗ. Остальные, увы, такими не являются. Что до меня, я прислушиваюсь исключительно к мнению профи. Для меня это Руднев, Заславский, Бартошевич и иже с ними. Но не терплю некомпетентности в вопросах профессии!!! Именно поэтому написал Вам это послание. Обижаться на него или принять к сведению, Ваше дело. Статья о спектакле не должна ограничиваться личным поверхностным впечатлением. Не знаете, что писать, спросите у режиссера, он вам все подробно расскажет, он умный и знает, о чем ставил спектакль. Вы этим и спектаклю поможете, и зрителю понять, хочет он пойти на данную постановку, или нет. А гадости необоснованно писать — бумерангом по затылку может треснуть. И театр сейчас в постковидный сезон не в лучших обстоятельствах выживает. Так, может, помогать друг другу надо, а не помоями поливать?

    Подумайте об этом.

    С уважением, режиссер-постановщик высшей категории МБУИ «МДТ» Юрий Владимирович Раменсков.