Мусорное дело: Жители Тольятти и России следят за громким судебным процессом

    На минувшей неделе в Самарском областном суде продолжилась череда слушаний по опротестованию тарифов и нормативов так называемой «мусорной» реформы. Каких-то эксцессов в этот раз не было. В зале заседаний заработали микрофоны, правда, не все ещё научились ими пользоваться и со стороны заполонивших места для наблюдателей самарских пенсионеров частенько раздавались крики: «Ничего не слышно!».

    Обобранные до крайности государством люди ловят каждое слово, надеясь на то, что «реформу» если и не отменят вовсе, то хоть реформируют аппетиты новоявленных «мусорных» генералов до приемлемых размеров. На первое заседание даже прибыл спецотряд судебных приставов. Видимо, опасались пенсионерских волнений…

    Процесс по тарифам длился (с перерывом на обед) почти шесть с половиной часов! Вновь сторона истцов настаивала на проведении экономической экспертизы так называемого тарифного дела. Сторона ответчиков требовала от судьи Родиной приобщить к делу их категорические возражения против оной.

    Истцы указывали на найденные ими математические и даже географические (!) ошибки в территориальной схеме по обращению с твёрдыми коммунальными отходами. Ответчики парировали тем, что не каждому, а лишь особо избранным дано правильно разбираться в терсхеме. И тут же представитель того же департамента тарифного регулирования заявляла, что никаких особых знаний, дабы вникнуть в территориальную схему, не требуется. Ну а то, что полигон ООО «Эколайн» перекочевал из Тимофеевки в Сергиевский район и имеет совсем другую вместимость, так это пустяки. Дело-то житейское. Времена изменились. И этим всё сказано.

    Феерично путала следы «специалист» от тарифного департамента по фамилии Голубушкина, так и не давшая склонить себя хоть к одному вразумительному ответу на вновь возникшие вопросы. Зато заученную программу повторила слово в слово. «Коллеги» долго поздравляли её с пламенным выступлением, а вот представитель стороны истца Валентин Сошников заявил, что, несмотря на множество вопросов к экономисту, к «этому специалисту» у него вопросов нет.

    Истцы упирали на то, что у регоператора, вопреки законодательству, нет ни инвестиционной, ни производственной программы. Ответчики заявляли, что это лишь рекомендованные нормы, а на деле никаких программ не требуется…

    После этого как-то очень уж сильно хотелось спросить: ребята, а как же ваши сказки про «Нью-Васюки» со строительством сотен мусоросортировочных и отходоперерабатывающих предприятий, ликвидацию несанкционированных свалок и заверения, что вот-вот наступят времена всеобщей чистоты, когда ни одна пылинка не упадёт без ведома регоператора, у которого на балансе аж 13 мусоровозов на всю область?

    Но наблюдатели в зале суда лишены права голоса, да и спецотряд судебных приставов, расположившийся в «предбаннике» зала заседаний, как-то отбивал охоту к несанкционированным вопросам одним лишь видом своих дубинок. Впрочем, ответ был известен заранее: система изменилась. Такой «аргумент» через фразу продолжала повторять представитель департамента тарифного регулирования.

    Спрашивать же, зачем нам такие изменения, когда из ничего возникли 500 управленцев, которых мы почему-то должны содержать, в этом зале было не у кого…

    Вопрос с экспертизой пока не решён. Судья Родина назначила следующее заседание на 10 июля 2019 года, напомнив, что оспариваемый приказ перестаёт действовать с 1 июля. Вместо него появляется другой, но сути он не меняет.

    Судебный процесс по оспариванию нормативов накопления ТКО проходил по той же схеме с той лишь разницей, что в зале появились представители ГУП «Экология». Да представители тарифного департамента стали вести себя более вызывающе. Даже в мелочах: дополнительные документы представляли лишь судье Панковой, а истцам не давали даже одной копии на всех.

    Что поразило больше всего? Разглагольствуя о человеколюбии и защите граждан, ни министерство ЖКХ, ни департамент тарифного регулирования, ни регоператор устами своих представителей так и не ответили членораздельно на вопрос: почему всё же для горожан была выбрана схема оплаты по квадратным метрам, а не по конкретно проживающим в квартире? Возможно, именно потому, что горожане так и норовят летом ускользнуть из асфальтовых джунглей – кто в отпуск, а кто и на дачу на всё лето. А с квадратных метров перерасчёт не предусмотрен. Да и городское население в области преобладает…

    Впрочем, подробнее об этом сразу после окончания заседания «по нормативам» удалось поговорить с одним из истцов, депутатом Самарской Губернской думы Алексеем Красновым. От себя добавлю лишь, что новое заседание по мусорным нормативам состоится 8 июля 2019 года в 11.00.

    – Алексей Геннадьевич, на этой неделе состоялось сразу два судебных заседания, касающихся «мусорной» реформы: по оспариванию тарифов и нормативов накопления ТКО. Ваши ощущения?

    – Судя по совершенно истеричной реакции стороны ответчиков, мы, истцы, движемся в правильном направлении. Абсолютно нелогичные, абсурдные доводы «адвокатов мусора» показывают: наша позиция, что норматив принят с нарушениями законодательства, судя по всему, верна и доказательства попадают в самое яблочко.

    Сегодня, когда мы начали задавать вопросы: каким нормативным актом, каким законом Самарская Губернская дума передала муниципалитетам право на проведение замеров по нормативу накопления ТКО, ответчики просто смешались. Было видно, как они деморализованы. Судя по всему, они ожидали, что мы будем оспаривать эти псевдоисследования, которые якобы проводились в 2015-16 годах, но к тому, что мы сразу поставим вопрос о законодательном акте так жестко, они не были готовы.

    Для нас же было очевидно, что рано или поздно мы будем такие вопросы задавать, потому что и я, и Матвеев, и Турков – депутаты. Мы с Матвеевым к тому же депутаты Самарской Губернской думы. Когда вся эта ситуация с исследованиями завертелась, я открыл 89-й Федеральный закон и увидел, что полномочия у муниципалитетов проводить замеры появляются только после того как субъект федерации делегирует им эти полномочия. При этом там достаточно жёсткое условие: полномочия должны быть переданы до начала финансового года и на весь период действия соответствующего органа. Так что это должно было быть минимум заседание Самарской Губернской думы. Исследования якобы проводились с осени 2015-го по осень 2016-го, соответственно, чтобы делегировать полномочия, Губернская дума должна была провести заседание аж в 2014-м, чего, в принципе, невозможно представить.

    – Почему?

    – Основные документы по «реформе» были приняты в 16-м году, и представить, что за два года до начала всех этих изменений в законодательстве Самарская Губернская дума ни с того, ни с сего вдруг обратилась к муниципалитетам с требованием проведения исследований… Словом, представить, что такой абсурд происходил, достаточно сложно. Поэтому логичнее, что данного абсурда не было. Я спросил Михаила Матвеева – он уже был депутатом в то время, и он подтвердил: эта тема в повестке думы не поднималась. Отсюда и сформировался вопрос на сегодняшнем заседании, на который так и не нашли ответа представители ответчиков.

    Следующий вопрос, на который не смогли они ответить: как это они умудрились проводить исследования по накоплению ТКО осенью 2015-го – весной 2016-го, если вся нормативная база такого рода исследований принималась в 2016 году?..

    – Если не ошибаюсь, об этом говорилось ещё на прошлом заседании?

    – Да. Но сегодня мы услышали совершенно потрясающий по своей абсурдности ответ, который всех и шокировал, и одновременно рассмешил, когда представитель ответчика сказала, что на самом деле все эти замеры проводились по методике, а методика существовала… в форме законопроекта! По факту это признание в том, что всё было незаконно.

    Я ещё раз повторю: практически вся нормативная база была сформирована в 2016 году. И совершенно очевидно, что никаких исследований они не проводили, всё написали задним числом, а сейчас пытаются все подтверждения нарисовать. Но поскольку нормативные документы муниципалитетов, субъектов федерации проходят какую-то стадию парламентского, общественного обсуждения, сфальсифицировать их так легко, как они штампуют другие документы, невозможно. Определённый ряд документов проходит ряд определённых регламентных процедур. А таких процедур не было, потому что не было самих документов, потому что не было самого события.

    Вот эта юридическая отмороженность ответчиков просто потрясает. Я раньше говорил: «юридический нигилизм», но это слишком красивое определение для юристов, которые представляют министерство, департамент тарифного регулирования. Это именно отмороженность. Сегодня это особенно ярко выразилось: деятельность, которая регулируется только законодательными актами, осуществлялась при использовании законопроекта – черновика закона! Не имеющего никакой юридической силы. А вот до чего мы в стране еще, слава богу, не дожили – это до жизни по черновикам законов. Пока ещё считается, что мы живём по законам. Хотя с таким отношением власти к народу и к закону мы недалеки от этого.

    – Мы недалеки даже и от жизни без черновиков…

    – Да. Мы видим, что многое так и делается. Нарисуют на коленке документы и начинают убеждать всех. Хотя совершенно очевидно, что никаких исследований не было – закон не позволял их сделать.

    – А ответ по дачам?

    – Ещё одно потрясающее заявление. Нам в течение нескольких судов представитель департамента ценового и тарифного регулирования просто втирала в уши побасенки про то, что расчёт по квадратным метрам, а не по человеку очень выгоден населению. Он просто защищает людей, которые живут в городах. Именно в городах! Тогда мы задали вопрос: сколько людей в Самарской области имеют дачи? Ведь совершенно очевидно, что 100% дачников – горожане. Чтобы житель села купил себе ещё и дачу – это нонсенс. На что представитель департамента совершенно предсказуемо ответила, что она «не в курсе», и спросила: «Какое отношение это имеет к делу?».

    Тогда мы поинтересовались: почему данные о наличии или отсутствии дач у горожан не брались в расчёт при определении социально-экономической целесообразности норматива? Ведь 85% населения области – горожане. И как раз у них есть дачи. И почему возможности осуществить перерасчёт платы, проживая летом на даче, эти горожане как раз и лишены? Ведь он возможен лишь при подушевом – с каждого проживающего – нормативе накопления ТКО.

    – Действительно, хороша защита: люди летом живут за городом, а их квадратные метры в пустоте сами по себе генерируют мусор…

    – Вот да, так у них и получается. Ведь если норматив «по человеку», а он не проживает, если прописан вообще в другом месте или уехал в отпуск, он может совершенно справедливо требовать перерасчёта. Его нет – он не мусорит.

    – А что можете сказать о ходе процесса по тарифам?

    – Тут ситуация несколько сложнее. У нас там не только правовая часть, но ещё и экономическая. А экономическая часть вся вертится вокруг того, что региональный оператор заложил неоправданные расходы, в том числе и связанные с арендной платой. Представители ответчиков уже которое заседание не могут объяснить, почему региональный оператор, действуя на территории всей области, планировал эту арендную плату исключительно исходя из арендных ставок по Самаре? Потрясают и «масштабы» выборки: по-моему, они исходили из четырёх (!) самарских коммерческих предложений по аренде недвижимости.

    Все эти ляпы, вся эта псевдоюридическая белиберда говорят о том, что никакой серьёзной позиции, юридической аргументации у ответчиков нет. Есть надежда, что их поддержат на уровне правительства, что их прикроют, защитят. На заседании по нормативам это было заметно: они в очередной раз лишь повторили свои исковые отзывы. Мы, истцы, каждый раз предъявляем всё новые и новые аргументы, а сторона ответчика каждый раз пересказывает одно и то же, как заезженная пластинка, с пафосным выражением лица. Хотя надо признать, что с каждым заседанием оно у них всё менее и менее спокойное. Нервничают.

    – В ответ они обвиняют вас, что вы каждый раз ищете всё новые зацепки…

    – Они это называют зацепками, а мы вообще-то считаем их дополнительными аргументами к исковым требованиям. Которые мы, кстати, обязаны на суд приносить. Мы же выслушиваем «аргументы» ответчиков и должны свои возражения формулировать и представлять суду. Но мы уже говорили, что у стороны ответчиков своё, оригинальное понимание того, как должен проходить суд.

    – Со стороны наблюдателя порой кажется, что вся их аргументация сводится к одной мантре: система изменилась, времена изменились, чего вы от нас хотите?

    – И это есть тоже. Сегодня вон представитель департамента Юрий Мокшин дошёл до того, что попросил слова у судьи и начал читать нам с Турковым лекцию о том, как организовать в своих домах раздельный сбор мусора для того, чтобы заключить договоры с перевозчиками и не платить по тому нормативу, который принят. Это уже даже не правовое бескультурие, а маразм. Департамент ценообразования вместо того, чтобы свою позицию юридически защищать, послал к нам психолога-завхоза, который будет объяснять, как нам наладить сбор мусора в Тольятти. Мне кажется, это говорит о многом. В том числе и о том, что господам из правительства больше нечего сказать нам.

    «Тольяттинский навигатор»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Тольяттинский навигатор», № 7 (432) 07.03.17
    Свидетельство о регистрации СМИ ПИ №ФС 7-4315 от 21.03.07

    мусорная реформа мусорное дело истцы

    Фото: «Тольяттинский навигатор»