Идея о введении четырехдневной рабочей недели

    Председатель правительства России Дмитрий Медведев, выступая на международной конференции труда в Женеве, заявил о возможном введении четырехдневной рабочей недели. Он связал это с технологическим прогрессом, но почти ничего не сказал об условиях такого введения.

    Уже объявлено о начале эксперимента. В связи с этим редакция «Вольного города» обратилась к юристу по трудовому праву, бывшему депутату Государственной думы от Тольятти Анатолию Иванову с просьбой высказать свое отношение к социально значимой инициативе председателя правительства.

    – В своем выступлении Дмитрий Медведев привел несколько примеров о полезности сокращения рабочего времени. Так, сокращение Генри Фордом в начале прошлого века на своих предприятиях рабочей недели с 48 до 40 часов привело к существенному росту производительности труда. То же самое с производительностью труда произошло, по информации Дмитрия Медведева, и в одной крупной новозеландской компании после введения 4-дневной рабочей недели.

    При этом, говоря о росте производительности труда, он ничего не сказал, как это отразилось там на заработной плате работников. Переход же на 4-дневную рабочую неделю в нашей стране председатель правительства рассчитывает осуществить при сохранении размера заработной платы. А вот какой длительности будет при этом рабочая неделя, он не сказал.

    Как мне представляется, при переходе на 4-дневную рабочую неделю, если бы это происходило в настоящее время, возможны два варианта. Вариант первый – рабочая неделя может быть сжата, то есть сохранится 40-часовая, а рабочий день увеличится до 10 часов. Однако при таком варианте производительность труда из-за фактора усталости работников снизится, что может привести и к снижению зарплаты. Думаю, он не устроит ни работников, ни работодателей.

    Вариант второй – сохранится 8-часовой рабочий день, что приведет к сокращению рабочей недели до 32 часов. Никак не могу представить, что за четыре дня работники выполнят то, что они выполняли за пять рабочих дней. За счет чего это может произойти, если не будет изменений в технологии? Поэтому заработная плата снизится. Законодательной нормы, обязывающей работодателей сохранить размер зарплаты при снижении объемов выпуска продукции, нет и, уверен, не будет. Такая норма была бы антиконституционной. Таким образом, и этот вариант не устроит ни работников, ни работодателей.

    Но если оба возможных варианта перехода на 4-дневную рабочую неделю не реальны, то с какой целью Дмитрий Медведев начал дискуссию на эту тему? Некоторые эксперты выдвигают такую версию, что правительство опасается существенного спада в экономике страны уже в ближайшие годы. А это на самом деле, скорее всего, произойдет, и прежде всего, из-за западных санкций, действие которых проявляется не сразу, а с течением времени.

    Поэтому власть как бы предлагает собственникам компаний такой вариант решения их проблем в случае возникновения трудной ситуации. Вместо того чтобы сокращать сотрудников, собственникам советуют перейти на четырехдневную рабочую неделю и дают понять, что власть поддержит подобные меры. Что же касается заявления премьер-министра о сохранении при этом уровня заработной платы, то при спаде в экономике оно выглядит нереальным.

    Другие эксперты говорят об идее Дмитрия Медведева как о способе отвлечения внимания общества от продолжающего снижения доходов населения и других острых социальных проблем.

    У меня же своя версия появления идеи Дмитрия Медведева. Он в настоящее время, как известно, не пользуется большим доверием у населения. И даже часто звучат требования об его отставке. Поэтому Медведеву в такой ситуации, особенно с учетом кризиса в экономике, надо поднимать уровень доверия у населения, иначе дело может дойти и до отставки. Данная же его на первый взгляд популярная идея и направлена на повышение этого уровня.

    Но не исключено, что все указанные версии являются домыслами недоверчивых людей, а идея премьер-министра имеет реальную основу. Думаю, это покажут результаты эксперимента по переходу на укороченную рабочую неделю, который планирует провести Министерство труда России в рамках национального проекта «Производительность труда и поддержка занятости» на предприятиях в 30 регионах страны, в том числе и в Самарской области.

    А если серьезно говорить о необходимости сокращения рабочего времени, то, как мне представляется, следовало бы перейти на 35-часовую рабочую неделю при сохранении 5-дневки. В этом случае можно было бы сохранить и уровень производительности труда, и размер заработной платы, а может быть, даже повысить и то, и другое.

    В заключение поздравляю с профессиональным праздником всех работников машиностроительного комплекса Тольятти и, прежде всего, работников АВТОВАЗа! Желаю всем крепкого здоровья, благополучия и успехов во всем! Храни вас Бог!

    Читайте 266 предприятий и организаций в России переходят на четырехдневку

    Александр Казаков, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 37 (1268) 27.09.19
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    женщины работают на швейном производстве