ЗПБО: Если тольяттинский мусор утилизировать в городе, то стоимость услуги должна быть уменьшена

    После того как Тольяттинская городская дума (ТГД) отклонила предложение администрации города включить в программу приватизации акции Завода по переработке твердых бытовых отходов (ЗПБО), стало ясно, что его продажа вызывает конфликт между интересами общественности и намерениями неких частных лиц. «Панорама Тольятти» получила ответ на свой запрос от руководства ЗПБО — опасения противников продажи, видимо, не напрасны.

    При всем уважении

    Напомним коротко, в чем заключается основные противоречия, мешающие окончательной приватизации завода по переработке бытовых отходов через продажу пакета его акций, принадлежащих муниципалитету в размере 50%. Во-первых, в отличие от инициаторов продажи, не все, но большая часть депутатов считают, что ЗПБО является перспективным объектом, способным приносить сверхприбыль. Эта перспектива станет реальной, если завод войдет в областную территориальную схему утилизации бытовых отходов.

    Во-вторых, продажа муниципальной части акций была представлена таким образом, что возник ряд вопросов о рыночной стоимости пакета, цене его предполагаемой продажи, процедуре, по которой он будет продан и, в конце концов, персонам потенциальных покупателей. Депутат Сергей Прохоров довольно прозрачно намекнул на комиссии по муниципальному имуществу, градостроительству и землепользованию ТГД, что некий «уважаемый человек» пытается провести сделку, выгодную ему, а не муниципалитету. Его позицию поддержали и другие депутаты, позже проголосовавшие на думе против приватизации.

    И наконец, руководство ЗПБО, как и главные лица администрации, странным образом устранилось от открытого противостояния с депутатами по этому вопросу, даже не попытавшись объясниться. На профильной комиссии инициативу не слишком уверенно обнародовала сотрудник администрации, на думе вопрос даже толком не прозвучал, против приватизации проголосовали довольно быстро и дружно. Но в кулуарах тему, конечно, предварительно обсудили. И вывод был сделан простой: пока не прояснятся скрытые мотивы продажи, приватизацию ЗПБО лучше приостановить.

    Это, впрочем, не означает, что вопрос решен окончательно. Включить ЗПБО в программу приватизации можно в любой момент, если изменится позиция хотя бы нескольких депутатов, голоса которых необходимы для перевеса. Да и федеральный закон действительно требует избавляться от непрофильных активов. С целью прояснить, чем же на самом деле руководствуются управляющие ЗПБО, предлагая продать предприятие, «Панорама Тольятти» направила запрос на имя генерального директора ЗПБО Василия Шияна.

    Показания расходятся

    Из ответа, который пришел за подписью Шияна, составить четкое представление о том, чего хочет и к чему стремится руководство ЗПБО, довольно сложно. В нем, по сути, содержатся факты, которые любой желающий может получить, если немного погуглит предысторию вопроса. Встретиться с журналистом Шиян отказался. Другими словами, пояснять подробности текущего положения дел и детализировать намерения в отношении ЗПБО его руководитель пока не склонен.

    Тем не менее из позиции авторов, а также фактов, упомянутых в весьма лаконичном ответе, понятно, что депутаты волновались не просто так. В первых же строках всплывает, что администрация не выходила с предложением выкупить у второго акционера, АО «АВТ», 50% акций. В то время как на комиссии прозвучало, что «Автовазтранс» отказался продать свои акции муниципалитету. Между тем это недоразумение принципиально.

    «Совершенно пока непонятна позиция администрации в отношении этого имущества. Суммы предполагаемой прибыли от программы приватизации 2019 года и стоимость акций ЗПБО, сделанная в 2018-м, противоречат друг другу, — полагает источник «Панорамы Тольятти» в городской думе. — И, возможно, сейчас и правда нужно выкупать ЗПБО, а не продавать его, учитывая негатив, который возникает вокруг регоператора. Вероятность, что нам понадобится свой ресурс по переработке мусора, нельзя сбрасывать со счетов».

    О рыночной стоимости акций ЗПБО в ответе на запрос Шиян сообщил следующее: «Каждый из акционеров АО «ЗПБО» производил рыночную оценку своего пакета акций. О величине рыночной стоимости акций говорить преждевременно, так как проводимая в 2018 году оценка потеряла свою актуальность в данный момент». Больше о стоимости ничего не сказано, но возникает ощущение, что каждый акционер по-разному воспринимает ценность акций ЗПБО. И, судя по случившемуся ранее, депутаты знают об этом больше.

    Важно и то, что, как следует из ответа Шияна, оценка 2018 года устарела, а между тем, случись муниципалитету тогда продать ЗПБО, деньги он мог получить немалые. Ровно 50% акций общества стоили тогда, по данным ООО АНО «Экспертиза Поволжья», 213,8 млн руб. Если бы дума в начале октября проголосовала за включение в программу приватизации ЗПБО, то его теоретически могли бы продать до конца 2019 года, без актуальной информации о сегодняшней стоимости этого имущества. К сожалению, Шиян не пояснил, насколько упала или выросла, по его мнению, цена акций. Итоги работы 2018 года, представленные обществом, говорят об убытке в 5,6 млн руб. Также он не объяснил, когда будет своевременно говорить о цене пакета.

    Фигура из трех фракций

    Для простого тольяттинца ЗПБО — предприятие малозначимое, уже давно находящееся на периферии новостной ленты. Однако сегодня, когда «анатомия» мусорной реформы до конца не сложилась, его судьба приобретает социальный смысл. В частности, речь идет о том, что существенную долю в тарифах на утилизацию ТБО играет транспортная составляющая. Если тольяттинский мусор можно будет утилизировать в городе, то стоимость услуги может быть уменьшена, а муниципалитет получит доходный бизнес, новые рабочие места, налоги и т. д.

    Регоператор, как и профильное областное министерство, с такой постановкой вопроса, по всей видимости, не согласны. Любые попытки изменить тарифы в сторону уменьшения воспринимаются в штыки, и многое косвенно указывает, что тольяттинскую площадку не желают видеть в числе региональных партнеров по переработке мусора.

    Напомним, что, по сути, регоператор с помощью реформы получил долю рынка, которую до него обслуживала ГК «Эковоз». Какие в таком случае перспективы у ЗПБО в том, что касается подрядов на утилизацию ТБО?

    По этому поводу в ответе ЗПБО сказано, что минэнерго и ЖКХ Самарской области отказалось включить ЗПБО в территориальную схему, так как завод не осуществляет деятельность по приему, обработке и утилизации отходов, но использовать площади ЗПБО на правах аренды региональный оператор ООО «ЭкоСтройРесурс» готово, так как в регионе действительно существует дефицит площадей под захоронение ТБО.

    Как это следует понимать? Модераторы реформы не намерены выстраивать с ЗПБО или тольяттинской администрацией отношений, выходящих за пределы «арендатор — арендодатель» на миллиардном мусорном рынке. Для тех, кто радеет за муниципалитет, это звучит плохо, но любого частного арендатора такой ранг отношений вполне устроит. Как следует из ответа, потенциальный арендатор уже есть; актив, по официальной информации, ни на что не годится, — осталось продавить его приватизацию в думе и определиться с актуальной ценой.

    В этом политическом сезоне интересы вокруг программы приватизации муниципального имущества заметно активизировались. Не по всем вопросам фракции голосуют одинаково. Отказав в приватизации ЗПБО, дума разрешила приватизацию Кунеевского рынка. Позже КПРФ стала настаивать на том, чтобы переголосовать вопрос. Эти события говорят о том, что в каждом случае конфигурация кворума может быть разной. Фракции, позицию которых нельзя считать однозначной, — это ЛДПР и СР. Если они изменят ее в вопросе ЗПБО, а администрация решит возобновить его приватизацию, то у «уважаемых людей» есть все шансы на приватизацию этого полигона.

    Ирина Смирнова, «Панорама Самарской области»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Панорама Самарской области» от 04 ноября 2019 года

    зпбо тольятти

    error: Мы записали ваш IP адрес