Жители хотят не совета, а реальной помощи

    На пресс-конференции в мэрии журналисты пытались подвигнуть Сергея Андреева на срочную помощь жителям одной девятиэтажки в 6-м квартале, которая находится в состоянии, близком к аварийному. Градоначальник отнесся к сообщению спокойно.

    — Сергей Игоревич, жители дома № 42 по Приморскому бульвару (это девятиэтажка в шестом квартале) жалуются на то, в каком ужасном состоянии он находится. Несущие стены постепенно разваливаются, и жить там становится небезопасно. Несколько раз уже люди обращались в мэрию, но получали лишь отписки.

    — Мэрия может принять решение о признании дома аварийным, однако без заявления всех собственников мы этого сделать не можем. Кто знает, может быть кто-то не хочет этого… Есть понятная процедура, установленная федеральным законодательством и предусматривающая сбор большого пакета документов. Поэтому собственникам стоит этим заняться…

    — Вы поймите, что жители хотят от вас не совета, а реальной помощи! Ситуация на самом деле серьезная!

    — Реальная помощь как раз и заключается в том, что дом может быть признан аварийным. Вот написать бумагу и пожаловаться куда-то собственники могут, а собрать необходимый пакет документов — нет.

    — А муниципальные квартиры в этом доме есть?

    — Не знаю, но вполне возможно.

    — Так, может быть, мэрии выступить инициатором сбора этих документов?

    — А что, сбор документов представляет какие-то затруднения?

    — Да, зачастую представляет! Как раз об этом в свое время говорил депутат губернской думы Александр Дроботов. Другие муниципалитеты помогают жителям в этом плане. А наш почему-то нет…

    — Если я не ошибаюсь, то для признания дома аварийным какие-то документы даже должны быть нотариально заверены. Не можем же мы это делать за жителей…

    — Кстати, жильцы говорят, что на ремонт их дома еще при мэре Пушкове выделялось 480 миллионов рублей и непонятно, на что эти деньги были потрачены…

    — Не представляю, что такая огромная сумма могла быть выделена на один дом… У нас в 2010 году два миллиарда выделялось на все дома (а их в плане ремонта было несколько десятков), а тут 480 тысяч на один…

    — Возле памятника Татищеву есть автомобильная стоянка, которая в этом году оказалась целиком заставлена торговыми палатками и кафе. Насколько это правомерно?

    — Насколько мне известно, часть этой площадки находится в аренде. Я поручу уточнить.

    — Когда в связи с ремонтом будет полностью перекрыта дорога через зону отдыха?

    — Было принято решение полностью дорогу не перекрывать. Мы понимаем, что это вызовет слишком большие затруднения, да и автомобили, связанные со снабжением находящихся там организаций, мы все равно должны пропускать. Задача — ограничивать движение минимально или отрезками.
    Не знаю, насколько повлияет дождь на ход работ, но могу сказать, что верхний слой асфальта, который уже должны были нанести, трижды забракован лабораторией.

    — На аппаратном совещании прозвучала информация от МЧС, что официально открыто лишь четыре пляжа… А как же остальные?

    — К остальным есть вопросы у санэпидемстанции, касающиеся результатов экспертизы воды.

    — Периодически горожане обращаются с жалобами на то, что в городе происходит вырубка деревьев. Куда в таких случаях можно обратиться, чтобы проверить, законно ли ведутся работы?

    — В департамент городского хозяйства мэрии. Именно там выдаются разрешения на снос зеленых насаждений.

    тольяттинская городская мэрия

    фото: wikimedia.org

    Андрей Липов, «Вольный город»