Житель Тольятти начал рассказывать о проблемах: В какой-то момент вставил себе ствол в рот

    Специалисты утверждают, что самый тяжелый кризис у мужчины бывает в 40 лет, когда впервые дают о себе знать серьезные болезни. Конечно, все индивидуально и достаточно условно, не стоит думать, что вчера перешагнул известный рубеж, а сегодня уже возникли проблемы.

    Вадиму, например, нет еще 40 лет, особый юбилей у него будет в конце года. А то, что с ним произошло, было в самом начале 2019-го. После некоторых размышлений я решил изменить его данные. Да, он совершил два преступления, которые относятся к категории средней тяжести. Но трое малых детей от двух браков носят его фамилию, кроме того, случившееся гораздо шире рамок Уголовного кодекса.

    Со второй женой Вадим развелся два года назад, но это не помешало бывшим супругам проживать вместе и даже взять потом в ипотеку двухкомнатную квартиру в центральном районе Тольятти. Условия по нынешним кризисным временам жесткие: в течение 15 лет надо ежемесячно платить по 15 тысяч рублей. Тут надо пахать и пахать, а Вадим, имеющий высшее образование, уволился с завода, месяц проработал на стройке и снова ушел. Два месяца просидел дома, после чего начал таксовать, арендовав машину.

    В Тольятти сейчас избыток таксистов, поэтому арендаторы едва сводят концы с концами. Стоит ли удивляться, что после очередной ссоры Вадим ушел из дома: сначала снимал на Льва Яшина квартиру, потом и вовсе стал ночевать в автомобиле. В семью он возвращался, но через трое суток опять хлопнул дверью.

    На дачу в Федоровке Вадим приехал 3 января 2019 года. Его не смущало, что домик зимой не отапливается, дача принадлежит второй бывшей жене, нет ключей. Он перелез через забор, сломал замок входной двери, после чего выпил водки. Одиночество – штука коварная, особенно в новогодние праздники: эйфория от спиртного проходит, а на смену ей появляется навязчивая мысль о собственной ненужности.

    Здесь необходимо сделать небольшое отступление. В селе Образцово Сызранского района у Вадима когда-то жил родной дед, умерший лет сорок назад. После его смерти отец Вадима забрал гладкоствольное охотничье ружье вместе с патронами и хранил в частном доме Центрального района. Модель 12 калибра «ИЖ-18-Е», на стволе имеются изображение зайца и белки.
    После смерти отца, это случилось в 2017 году, ружье на память взял Вадим. И 11 патронов.

    – Дом продавала моя сестра, я подробностей не знаю. Она живет где-то в Москве, отношений с ней не поддерживаю. Новые владельцы снесли старый дом и на его месте построили новый. Ружье я перевез на федоровскую дачу, отпилил часть ствола и приклада, потом положил обрез на чердак. О том, что он там лежит, никому не говорил, сам из него не стрелял, – позже рассказал в полиции Вадим.

    Обратите внимание на фразу про сестру. Возможно, в сложных отношениях виноват сам Вадим, но здесь важно другое: не было у него родного человека, кто бы поддержал в трудную пору.

    Ближе к вечеру 4 января Вадим пошел в местный магазин за водкой, летом он туда часто ходил за продуктами. Но на этот раз вместо денег взял с собой обрез с патронами.

    – Я хотел еще выпить, потом застрелиться. Жизнь, мне казалось тогда, потеряла всякий смысл.

    Это слова «покупателя», а вот рассказ владельца магазина:

    – Ко мне на второй этаж поднялся племянник. Он сказал, что моя жена (работает в магазине продавцом) посетителю бесплатно налила водки. Тот выпил 100 граммов и просит теперь отдать ему целую бутылку. Я спустился на первый этаж, мужчина попросил дать в долг спиртное, записав на него. Мы так и поступили. А он снова выпил и… достал из белого пакета обрез. Стал размахивать оружием, но ствол был направлен к потолку. Потом начал рассказывать о своих личных проблемах и в какой-то момент вставил себе ствол в рот.

    Я испугался, что он сейчас застрелится. Стал его уговаривать не делать глупостей, затем вытащил ствол изо рта. Мужчина просил не мешать ему свести счеты с жизнью. В конце концов он положил обрез на прилавок, я взял оружие и спрятал в отключенный холодильник. Как отреагировал на это Вадим? Налил себе водки, выпил, сел на стул и стал жаловаться на жизненные трудности. А потом приехал наряд полиции…

    Стражам порядка Вадим сообщил, что обрез принадлежит ему. Кстати, патрона в стволе не было, но об этом окружающим стало известно после осмотра места происшествия. В общей сложности тогда изъяли все 11 патронов: 4 лежали в пакете, остальные – в кармане куртки.

    В ходе следствия и в суде Вадим вину признавал и даже раскаивался. Судили его по двум статьям: незаконные переделка, хранение и ношение оружия, а также боеприпасов. Приговор – два года и два месяца условно, вещдоки – уничтожить.

    Хочется верить, что Вадим после случившегося переосмыслит свою жизнь и попытается исправить ошибки в отношениях с родственниками. Все-таки он отец троих детей…

    Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 11 (1242) 22.03.19
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    мужчина держит обрез ружья