«Жигулевская долина»: подождем 159 лет

По поводу эффективности развития инновационного технопарка «Жигулевская долина» у экономистов Тольятти возникли вопросы.

Концепцию развития парка в сфере высоких технологий обсудили на общественном совете по стратегическому планированию в Думе городского округа Тольятти. Заседание получилось интересным. Создание российского аналога Силиконовой долины сейчас, конечно, в тренде, но вот беда: при упоминании термина «нанотехнологии» в России у большинства людей левая рука начинает инстинктивно прикрывать карман, а правая сжимается в кулак.

У директора Государственного автономного учреждения «Центр инновационного развития и кластерных инициатив Самарской области» (ГАУ «ЦИК СО») Дениса Жидкова (а именно он доложил об успехах «Жигулевской долины») эксперты общественного совета тоже попытались выяснить судьбу бюджетных миллиардов. Именно попытались, потому что никакой конкретной информации по проектам, воплощенным в жизнь и давшим реальные рабочие места, не прозвучало. А ведь технопарк, напомним, существует с 2010 года. И с того момента по 2016 год общие бюджетные затраты на этот проект, официально распиаренный как главная надежда развития экономики Самарского региона, составил 5 миллиардов 770 миллионов рублей.

Лично мне очень понравилась цифра 30 000 000 в год, которая, если верить распоряжению самарского правительства, тратится в год на содержание обслуживающего персонала и команды суперэффективных управленцев «Жигулевской долины». Как заверил народ присутствовавший на заседании Денис Жидков, команда небольшая. В штате ГАУ «ЦИК СО» работают 70 человек.

Применяем лучшие практики

Команда, судя по докладу Дениса Владимировича, трудится весьма напряженно. Он рассказал, что под технопарк «Жигулевская долина» правительством был определен участок площадью в 29 Га, который находится в областной собственности. Там в течение нескольких лет построили объекты площадью 67000 квадратных метров, включающие деловые центры, лабораторные и производственные комплексы, центр технического обеспечения. Сегодня все помещения заполняются 152 резидентами, работающими в нескольких направлениях: химия, новые материалы, энергоэффективность, транспорт, IT, биотехнология, медицина.

В «Жигулевской долине», как заверил членов общественного совета Денис Жидков, применяются только лучшие российские и зарубежные практики: рассмотрены 248 проектов, одобрена деятельность 207 компаний, создано 1667 рабочих мест. «Главное, что технопарк – это система, которая позволяет людям, приходящим с идеями, доводить их либо до опытно-промышленного образца, либо до программного обеспечения», – подчеркнул Денис Владимирович. Резидентская политика представляет собой ряд бизнес-инкубаторов, в которых все программы становятся рабочими продуктами.

На резервных территориях рядом с городом в ближайшей перспективе будут расположены проекты «Жигулевской долины – 2». Создавать их должны те резиденты, которые готовы строить опытно-промышленные производства, сопутствующая им инфраструктура также со временем будет создаваться. Вектор развития «Жигулевской долины» – до паркового комплекса истории техники имени Сахарова. Организаторы, судя по красивым слайдам презентации Жидкова, планируют использовать территории, начиная от тех, что освобождает АВТОВАЗ, заканчивая свободной экономической зоной. На сегодняшний день эти планы обусловлены получением городом статуса ТОР – территории опережающего развития. «То есть у нас получается стройная концепция», – констатировал в своем выступлении Денис Жидков.

Вспомнили поэта Некрасова

Эксперты общественного совета, однако, особой стройности в концепции «Жигулевской долины» не увидели. Доктор экономических наук, профессор, завкафедрой «Бухучет, анализ и аудит» ВУиТ Валентину Макарову интересовали основные показатели, принятые в международной практике по промышленному развитию: чистый дисконтированный доход, индекс рентабельности, срок окупаемости, внутренние нормы дохода. Она спросила:

– Кем просчитываются риски? Ведь не просто же так – не получился проект, и деньги в яму ушли…

– Классические вещи по бизнес-планированию в технопарке использует каждый резидент. У меня в штате находятся несколько человек с высшим экономическим образованием. Еще один блок деятельности «Жигулевской долины» – «дотягивание» поставщиков АВТОВАЗа до требований Рено-Ниссан, которые помогают сделать правильный бизнес-план, рассчитывают финансовую модель.

– В вашем докладе мы не услышали слово «планирование». Оно ругательное? – последовал очередной вопрос от экономистов.

– У нас есть трехлетний план, обеспеченный финансированием. Кроме того, имеется также концепция и стратегия развития технопарка до 2030 года – долгосрочный инструмент, – ответил Денис Жидков.

– Если территория начнет зарабатывать к 2022 году по 50 000 000 в год, срок окупаемости проекта составит чуть ли не 159 лет…

– Наша структура сверхэффективна. Тот же Китай в эталонном технопарке в Шэньчжэне достиг хорошего уровня только через 25 лет после внедрения предприятий…

– Жаль, только жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне, ни тебе, – дружно процитировали экономисты хрестоматийное стихотворение Некрасова.

– Ну почему, будем стремиться еще быстрее развиваться. «Жигулевская долина» на уровень самоокупаемости с отбитием бюджетных инвестиций должна выйти к 2020 году…

Доктор экономических наук Владимир Бердников засомневался:

– Разговаривая с одним из самарских министров, услышал от него, что технопарку жить осталось совсем не долго. Уж очень он неэффективен. Потому мы и задали вопрос о планировании…

– Не может быть, наверное, министр слукавил, – парировал Денис Жидков и призвал экспертов общественного совета по стратегическому планированию письменно оформить возникшие вопросы. Мол, мы с удовольствием на них ответим. Ведь чем больше критики и конструктивных предложений – тем лучше. На этом и порешили – встретиться через месяц-полтора.

Наша справка

Если «Жигулевская долина» начнет зарабатывать к 2022 году по 50 000 000 в год, срок окупаемости проекта составит чуть ли не 159 лет.

Владимир Жуков, почетный президент ТПП:

Общага для своих

В 2010-2011 годах, когда с реализацией продукции у АВТОВАЗа возникли проблемы, для исправления ситуации федеральное правительство выделило 32 млрд рублей. Все проекты, родившиеся около этих 32 млрд, начиная с бизнес-инкубатора, были заведомо ложные. Инкубаторы эффективны там, где все трудоустроены, а единицам нужно помочь. Нам нужны десятки тысяч предпринимателей ежегодно, а инкубатор сделает 10-15. Это общага для тех, кто поближе к власти, им не надо думать про аренду помещений. Все наши депутаты и мэр радели за инкубатор, потому что порядка 700 миллионов было затрачено на ремонт и внедрение помещения для этого учреждения. 13-18 миллионов тратится только на содержание.

Но бизнес-инкубатор не окупается. Внушительная сумма бюджетных денег за годы его существования ушла в никуда… Идея технопарка красива, но есть только здание. У нас на сегодняшний день нет вуза, который готовил бы людей, способных развивать эти высокие технологии. Кто поедет в Тольятти? Все выпускники бизнес-академии и ТГУ стремятся уехать в Москву или за границу. В декабре я был в «Жигулевской долине». Прошелся по кабинетам и коридорам – та же самая общага, где не надо платить аренду.

Валентина Макарова, доктор экономических наук, профессор ВУиТ:

Покажите планы и тренды

Поскольку учреждение называется «Центр инновационного развития», интересна организационная структура, кто в технопарке занимается расчетами. Потому что если ты вкладываешь 200 рублей, а получаешь 80, то грош цена такому проекту, нечего туда инвестировать. Денис Владимирович сослался на китайский Шэньчжэнь, где якобы максимальный экономический эффект достигли через 25 лет. Но любой проект в мировой практике рассчитывается на пять (!) лет с конкретными показателями, о которых уже упоминалось: чистый дисконтированный доход, индекс рентабельности, срок окупаемости и так далее. Три года – это среднесрочное развитие, не стратегия. А где же у них тренды? Пусть скажет, по каким проектам у них уже есть результативность. Где присутствует собственный капитал, а где заем?

Александр Кобец, первый председатель Союза строителей г. Тольятти:

Ловят мысли за бешеные деньги

Одна из самых главных задач свободных экономических зон, бизнес-инкубаторов, технопарков – найти работу для своих людей и детей-мажоров. Эффективность развития города, региона создателей технопарка не интересует. «Жигулевская долина» существует много лет, никто не знает, чем они занимаются. Собирают идеи по новым технологиям. Ловцы мысли. Им на это выделяются огромные деньги. Потом мысль должна воплотиться в предприятие, и кто будет его хозяином – вопрос. У «Жигулевской долины» есть красивое название – не более того…

Цифра

30 миллионов рублей в год по распоряжению самарского правительства тратится в год на содержание обслуживающего персонала и команды суперэффективных управленцев «Жигулевской долины». В штате ГАУ «ЦИК СО» работают 70 человек.

Наша справка

Сегодня все помещения «Жигулевской долины» заняты 152 резидентами, работающими в нескольких направлениях: химия, новые материалы, энергоэффективность, транспорт, IT, биотехнология, медицина.

Ольга Пимантьева, «Площадь Свободы»
oleangelina@yandex.ru

Денис Жидков директор ГАУ «ЦИК СО»

фото: «Площадь Свободы»

фото: из открытых источников