Жидкое золото

Заслуженный врач РФ Сергей Кузнецов: «Какой бы ни была мотивировка, пусть даже деньги, но ты приходишь и отдаешь часть себя»

Дарят шанс выжить

Здесь вы не ощутите привычной тягостной атмосферы медицинского учреждения. Больше похоже на клуб по интересам. Светло, празднично, яркие плакаты и детские рисунки. «Стена благодарности» – пожалуй, единственная стена, которая не разделяет, а объединяет. «Дорогие наши доноры! – написано на одной из открыток. – Спасибо, что дарите нашим детям шанс выжить! С огромным уважением, мамы онкологического отделения ДГКБ №1». Рядышком – улыбающийся человечек с воздушным шариком. Внизу подписано: «Полина, 2,5 года». Обведенные ладошки, одушевленная детской рукой красная капелька с глазками и улыбкой…
Добро пожаловать на Самарскую станцию переливания крови!

Донор молодеет

Директор ГБУЗ «Самарская областная клиническая станция переливания крови» Сергей Кузнецов – заслуженный врач РФ, кандидат медицинских наук. Станцию возглавляет с октября 2013 года.

– Начало 90-х годов характеризовалось эпидемией гепатита, в том числе в Самарской области, – рассказывает Сергей Иванович. – Возникла необходимость во внедрении дорогостоящих методов лабораторных исследований, в связи с чем была проведена централизация и модернизация служб крови. Осталось две больших станции – в Самаре и Тольятти. Было закуплено современное оборудование. Установлены холодильные камеры для карантинизации плазмы. Их емкость – более 12 тонн. Это позволяет полностью удовлетворить сегодняшние потребности лечебных учреждений Самарской области.

– Получается, мы обслуживаем сами себя. А я знаю, недавно был случай – донор из Самары пригодился для трансплантации костного мозга реципиенту из Питера.

– Это – отдельное направление работы. У нас есть список людей, которые оттестированы и согласились быть донорами костного мозга. Мы передаем сведения в Единый Российский регистр. Если характеристики донора совпадают с характеристиками реципиента (а это редчайший случай), такой донор приглашается для дополнительного обследования, как и было с нашим земляком. Впервые в истории самарец стал донором костного мозга.

– Человеку реально помогли?

– Да. Но с уверенностью можно будет сказать только через несколько месяцев, когда завершиться процесс приживания.

– Каков социальный портрет самарского донора крови?

– Был период, когда донорами становились социально неадаптированные люди. Полученные средства тратились ими не только на жизнь, но и на свои вредные привычки. (Проще говоря, на бутылку – прим. авт.). Сейчас иная картина. Наш донор молодеет. Мы работаем со студентами и рады, что они откликаются. Студенчество – благодарная среда по нескольким причинам. Первая – молодость. У них достаточно внутренних резервов, и они могут ими поделиться. Вторая, институт – не производство, когда стоишь у конвейера или станка, т.е. работа, которая утомляет физически. Мы сейчас обсуждаем идею, чтобы активным донорам были какие-то льготы – перенос экзаменов, зачет пропусков и т. д. Второй поток – это уже сформировавшиеся люди 30 – 40 лет с активной жизненной позицией. Конечно, можно сделать акцент на постоянных донорах, но когда они, извините, заболеют или постареют, откуда новых взять? Мы стараемся развивать идею донорства, чтобы она работала на будущее. Это важная социальная идея. Какой бы ни была мотивировка, пусть даже деньги, но ты приходишь и отдаешь часть себя. Разные религии по-разному к этому относятся. Но, по-моему, запрещать переливание крови могут только мракобесы.

Безвозмездно, то есть даром

– Вы сейчас ориентированы на безвозмездных доноров. А как насчет платных?

– С 1 января этого года все доноры автоматически стали безвозмездными. Существует лишь компенсация на обед в размере 5% от прожиточного минимума, установленного в регионе. Сегодня это 465 рублей. Плюс сладкий чай и булка. Человек привык, например, за сдачу тромбоцитов получать больше тысячи рублей. С одной стороны, он реализует свой душевный порыв, с другой – тысяча никогда не бывает лишней. Нынешние законы не позволяют донорам реализовать их право на платную сдачу крови. Те же тромбоциты сдаются, по сути, бесплатно, хотя это сложнее, чем сдача цельной крови, и требует больше времени.

– Стало меньше желающих?

– По тромбоцитам – да, но в целом мы справляемся. Может, даже плюс, что нас поставили в такие жесткие рамки. Это стимулировало более активную работу с безвозмездными донорами, и люди поняли, откликнулись. В ближайшее время должно выйти постановление правительства Самарской области, которое эту проблему разрешит. Будет примерно 15 – 20% платных доноров от общего числа.

Жидкое золото

– Если я сдала кровь, а через полгода не пришла на повторный анализ, она уничтожается?

– Мы стараемся ничего не уничтожать. Плазма хранится свыше шести месяцев. Через полгода приходит всего 50% доноров, через 9 месяцев – 90%. Если донор не явился через год, мы не используем плазму для клинических целей, а отправляем на изготовление медицинских препаратов. Технология гарантирует полную безопасность для пациентов. Плазма – это жидкое золото. Для сравнения: из одного литра плазмы можно сделать различных лекарств на сумму 120 долларов, а из барреля нефти (159 литров) – только на 100 долларов. К сожалению, наша фармацевтическая промышленность пока сильно отстает от зарубежных стран.

– А что бы вы сказали тем, кто хочет, но боится сдавать кровь?

– Если есть желание поделиться здоровьем – милости просим. У нас все безопасно. Вероятность заражения донора нулевая. Конечно, в любой медицинской манипуляции есть небольшой процент осложнений, например, травмируют вену. Будет синяк. И все! Если вы все время сидите за компьютером, то вены, конечно, найти сложно. А если человек рубит лес, в его вены можно стрелять хоть за 10 метров – попадешь. Вообще нормальные вены у людей, занимающихся физическим трудом либо спортом. Поэтому не ленитесь делать зарядку с нагрузкой на руки, и с вашими венами все будет в порядке. Возраст донора принципиального значения не имеет.

– Значит, если к вам придет бодрая бабушка 75 лет, у нее есть шанс?
Сергей Иванович улыбается:

– Если она придет в первый раз, мы, конечно, тщательно присмотримся, все разъясним и, может, она сама передумает. А если это постоянный донор – почему бы нет? По всей базе я сейчас сказать не могу, но точно помню, что у нас есть один донор старше 60-ти.

Пришла однажды – осталась навсегда

Наталья Зайцева впервые попала на станцию в 2005 году, когда училась на последнем курсе университета (по образованию филолог). Пришла подработать медицинским регистратором в выездную бригаду. В настоящее время – начальник отдела по связям с общественностью и СМИ.
– В последние два года различные компании сами стали выходить на нас, чего раньше не наблюдалось, – говорит Наталья. – Это очень радует. Раз в три месяца наша выездная бригада посещает все районы Самарской области. Интерес у людей большой. «Почетный донор» молодеет. Многие получают это звание уже в 30 лет.

– А вы сами сдаете кровь?

– Да, у меня около 25 сдач. До сих пор у многих существует ложное представление, что люди идут сдавать кровь, чтобы на чекушку получить. Я всем говорю: «Сами придите и посмотрите». У нас сдают кровь служащие престижных компаний, адвокаты, врачи, спецназовцы… Практически все крупные вузы охвачены. Недавно мы провели конкурс детского творчества «Донор будущего». Очень редко забредет кто-то неподходящий, мы его тихо-мирно проводим, скажем: «Вам нельзя».

– Как планируете отметить День донора?

– Поскольку в этом году он выпал на воскресенье, мы перенесли праздник на вторник, 16 июня. У нас будет совместная акция с «Красным Крестом» и Центром медицинской профилактики. Доноры – это люди, заботящиеся о своем здоровье, восприимчивые к тезисам ЗОЖ. Люди придут сдавать кровь, потому что этот процесс не остановим, и попадут на праздник. Мы все украсим. Всех угостим конфетами. Будут подарки, беспроигрышная лотерея. Служащие Центра медицинской профилактики измерят всем желающим давление и объем легких. Наших доноров ждет фотосессия у красивого баннера. Но самое главное, мы будем раздавать открытки от людей из онкодиспансера со словами благодарности и пожеланиями.

Сергей Кузнецов за столом

Заслуженный врач РФ Сергей Кузнецов. фото: Самарские известия

Анна Штомпель, “Самарские известия”

фото: из открытых источников