Здесь есть мои студенты

В начале сессии Молодежного симфонического оркестра Поволжья его художественный руководитель Анатолий Левин рассказал, как составлялась программа концертов фестиваля «Классика OPEN FEST», чего ждать от оркестрантов зрителям и какой концерт он ждет с нетерпением.

О программе и дирижерах сессии МСО и фестиваля «Классика OPEN FEST» 2018

– Когда мы получили возможность собрать большой состав оркестра, выиграв грант, пригласили всех дирижеров, которые стажировались и работали в МСО. На приглашение, к нашей невероятной радости и очень неожиданно для нас, откликнулись все.

Я просто счастлив, потому что приехал Владимир Борисович Неймер, его не было много нет, потому что не было возможности его пригласить. Здесь же будет его замечательный ученик – Асадбек Аюбджонов – удивительный мальчишка, удивительный! Если он будет развиваться так же, как он сейчас развивается, это будет что-то потрясающее! Потому что он так одарен!..

Большое счастье для меня и для всех нас, что те люди, которые прошли через оркестр, рвутся сюда приехать, несмотря на то, что у них карьера идет в гору: Валя Урюпин, Максим Емельянычев, Азиз Шохакимов, которого мы здесь не видели очень много лет, Тимур Зангиев – они очень выросли за это время, добились огромных успехов и они все нарасхват. Тем не менее, они все будут здесь.

Валя Урюпин руководит одним из лучшим симфонических оркестров страны – Ростовским, сотрудничает с Пермским театром оперы и балеты, выиграл престижный конкурс дирижеров сэра Шолти. Когда я вижу Валю, он всегда с чемоданом: или летит куда-то или только что вернулся.

Максим Емельянычев получил ангажемент в Шотландском камерном оркестре, будет там работать с 2019 года. Это потрясающее место для дирижера барочного направления, каким является Максим!

Тимур Зангиев очень много работает в разных городах в разных странах. Сотрудничает с Мариинским театром.

Азиз Шохакимов руководит оркестром театра Немецкая опера в Дюсельдорфе, главный приглашенный дирижер Миланского симфонического оркестра.

Николай Манагадзе будет выступать и как скрипач, и как дирижер с симфоническим оркестром, и как композитор симфонической сюиты «Знамя надежды», написанной совместно с сирийским автором.

Когда они все дали согласие приехать, стало понятно, что может сработать только принцип гала-концерта, где мы можем показать каждого. По этой же причине каких-то крупных произведений в гала-концерт мы брать не можем. Мы спросили у каждого, что бы он хотел исполнить. Вот так составилась программа.

О произведениях и исполнительских рисках

– При составлении программы мы исходили из пожеланий дирижеров и возможностей оркестра. Солист у нас Николай, он выбрал концерт, который ему предстоит играть на конкурсе Венявского.

Максим Емельянычев дирижирует свою программу с камерным составом МСО, концерт состоится в атриуме Православного института. Он не попадает на гала-концерт – ему надо уезжать с гастролями.

Мы с МСО давно хотели сыграть «Болеро», но все как-то не было состава. Это большой риск, потому что требуются солисты высочайшего класса на всех инструментах. Я очень надеюсь, что в этот раз у нас все получится. Это сложное произведение, как и «Тиль Уленшпигель».

С нетерпением

– Я с нетерпением жду камерного концерта, который должен сделать Максим Емельянычев. Потому что у него на это какая-то удивительно легкая и талантливая рука. Я помню, он со студенческим оркестром консерватории, которым я руковожу, должен был дирижировать 31 симфонию Моцарта. Он пришел на репетицию, всех пересадил, духовиков поставил, как сейчас принято во всех аутентичных ансамблях. И стал с ними репетировать.

За дверью репетиционного зала стоял Дима Синьковский – лучшая барочная скрипка страны, лауреат первой премии международного конкурса барочной музыки, великолепный скрипач, а теперь еще и контртенор. Всемирно известный человек. Дима стоял за дверью и спросил: «Это какой ансамбль к нам приехал?». То есть Максим за полчаса от студентов добился такого звучания, что Дима Синьковский – ас в этом деле, принял оркестр за какой-то приезжий барочный состав.

– Но ведь все эти дирижеры говорили мне с придыханием и благодарностью, что «Анатолий Абрамович научил… Анатолий Абрамович показал… подсказал… », а теперь вы с восторгом говорите о своих учениках. Как-то все с ног на голову!

– Ничего подобного. Я просто навел каждого на что-то свое. Да, я дал Максиму записи, может быть заинтересовал, а дальше он шел своим путем. И он очень серьезно в консерватории занимался клавесином. Будучи студентом дирижерского факультета, ходил на факультет старинной и современной музыки и там настолько серьезно занимался, что клавесин у него стал как специальное фортепиано. Он получил вторую премию на международном конкурсе клавесинистов в Москве, вторую премию (первая не была присуждена) на конкурсе клавесинистов в Брюгге – настолько он, дирижер, освоил инструмент! А потом он стал соединять с оркестром все, что узнал про клавесин и старинную музыку. А все это развивалось у нас на глазах здесь, на сессии, когда ребята придумали ренессансный номер: Урюпин играл на бубне, Максим на старинном рожке цинке, кто-то на скрипке, кто-то еще на чем-то. Причем, они выходили и пританцовывали – так, как это делалось в то время.

Максим, кстати, получил «Золотую маску» за игру на хаммерклавире в опере «Свадьбе Фигаро» Моцарта, которую поставил Теодор Курентзис. То есть Курентзис поставил спектакль и не получил ни одной «Маски», единственный приз дали Максиму – специально для него учредили, такой номинации не было.

О студентах

– Как думаете, оправдаются ваши ожидания от этой сессии?

– Я очень надеюсь, что оправдаются. Потому что каждый раз, когда я сталкиваюсь с тем, что делают наши ребята, и оркестранты, я понимаю, что они могут. А здесь есть мои студенты, я знаю, что на них я могу положиться.

анатолий дирижирует

фото: «День города»