Завтра эта цифра куда-нибудь «уедет», а потом на людей оформят кредиты, лишат квартир, машин

    семья и двое детей

    На днях Тольятти посетил депутат Государственной Думы Российской Федерации, председатель комитета по делам Содружества независимых государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, член фракции КПРФ Леонид Калашников. Несмотря на плотный график, политик нашёл время для встречи с тольяттинскими журналистами…

    В самом начале пресс-конференции Леонид Иванович коротко рассказал о том, как коммунисты перед Новым годом боролись против «мутной» редакции закона о дистанционном образовании и в итоге не дали его принять, хотя уже имелись положительные отзывы Правительства и других структур. Депутаты КПРФ буквально сняли законопроект с голосования, устроив митинг перед стенами Госдумы. Резон: чрезвычайное положение в сфере образования в любой момент может превратиться в постоянное. Мол, одно дело – закон о дистанционной работе, где требовалось защитить работника от произвола работодателя. И совсем другое, когда у 25% детей нет компьютера и возможности выйти в интернет. Плюс многим не даётся такая форма обучения, а то и просто прогуливают занятия ученики. А всё вместе сказывается не только на качестве образования, но и на здоровье детей. Но многим «в верхах» хотелось бы перевести это на постоянную основу – им грамотные люди не нужны. «Мы все видим, как за 30 лет пострадало образование, 90 тысяч школ были закрыты по требованию МВФ», — подчеркнул Леонид Калашников.

    Коснулся политик и пандемии. Он ведь был первым из депутатов, заразившихся коронавирусом. По его мнению, спасают нас сейчас лишь «остатки советской медицины». Нового не построено, почти все лекарства, защитные средства, маски, защитные костюмы для медиков и т.д. – производятся в Китае. Вакцину изобрели, а одного из компонентов для масштабного производства не хватает. Калашников предположил, что уж сейчас-то придёт понимание: нужно рассчитывать на собственные возможности, развивать производства, и наступивший год будет посвящён именно этому. Но при этом отметил: несмотря на нужные и в целом положительные телодвижения, какого-то коренного перелома в работе нового правительства и политического руководства лично он до сих пор не видит.

    Затем Леонид Калашников ответил на вопросы журналистов.

    «Неуд» главе

    — Вы сказали, что встречались с главой Тольятти, какие дела обсуждали?

    — Разные, от пандемии до нацпроектов… С его точки зрения они идут хорошо, с моей – не очень. С одной стороны, в 2019 году был принят бездефицитный бюджет, благодаря в том числе депутатам-коммунистам. Начали сокращать многомиллиардную бюджетную задолженность. Но для качественного рывка, скачка мало строительства одного Климовского моста или развязки на М-5. Нужно, чтобы росло производство, а вместо этого растёт безработица.

    С точки зрения главы города Сергея Анташева, из 50 нацпроектов выполняются 48 – это достаточно много. А вот по пандемии… Была самарская лаборатория – были одни цифры, появилась в городе кировская лаборатория – данные резко изменились. С 25 до 90 заболевших в день. Это настолько кировская лаборатория лучше, или раньше кто-то «замыливал» показатели? Согласитесь, 25 и 90 – это достаточно большой разрыв. Тем более сейчас, когда пандемия вроде бы стабилизировалась.

    Анташев рассказал мне о памятниках, проекте набережной, но понимаете: Год Тольятти уже прошёл. Ну и что? Что за этот год сделано в Тольятти? Ведь 48 миллиардов было обещано, и как это всё реализовалось?

    Ну вот сейчас под выборы опять заговорили о Центре Немова. Но я же помню все эти «второе (третье, четвёртое) рождение Тольятти». Как только выборы – всё, тут же у них «рождение», в очередной раз Тольятти «родится». Какое уж тут рождение, когда окончательно добили город…

    — Леонид Иванович, вы достаточно вежливы в оценках. Тут же по осени руководство Тольятти нещадно критиковали и губернская дума, и губернатор – за неисполнение федеральных программ. Ваша оценка деятельности главы города?

    — Моя оценка – неудовлетворительная работа администрации и главы в частности. Я об этом говорил открыто, в том числе и в прессе. Наши товарищи в городской думе голосовали за неудовлетворительную оценку. Все можно понять – пандемия, кризис – но мы считаем, что руководство города работает неудовлетворительно.

    Вы говорите: критиковали. Но если искренне «область» считала так, то давно бы сняла Анташева. Это не выборная должность, раз назначили сити-менеджером, так снимите его тогда, если недовольны. Но местные-то «единороссы» голосуют за удовлетворительную оценку. Где они обманывают? И там «единороссы», и тут «единороссы». Одни критикуют, другие голосуют за «удовлетворительно». Недовольны – скажите ему «до свидания» и подберите нового.

    Мы в этом плане честны. Сказали неудовлетворительно, значит так и есть. К сожалению, у нас нет в думе достаточного большинства, чтобы проводить такие решения. Надеюсь, избиратели это поймут.

    Ведь в Самаре, Новокуйбышевске, Сызрани, где у «единороссов» большинство в городской думе, приняли решения о повышении коммунальных тарифов. Более того, сами местные депутаты просят губернатора поднять тариф! И только в Тольятти это у них «буксует», мы не даём, как бы ни давили, ни уговаривали. И вот это уже преимущество для тольяттинцев, проголосовавших за коммунистов на выборах в городскую думу. Надеюсь, это о чём-то жителям говорит.

    Оптимист по натуре

    — Раз уж заговорили о выборах… Вы в грядущий год смотрите с некоторым оптимизмом…

    — Я – оптимист по натуре (смеётся)!

    — …с оптимизмом ли вы смотрите на предстоящие выборные кампании?

    — Мне сейчас на телевидении задали тот же вопрос об оптимизме и как я гляжу на наступивший год. Знаете, что я ответил? Хуже, чем сейчас в Тольятти, я ещё не видел ситуации. Чтобы из города уезжали те, кто некогда приехал сюда по зову сердца! Чтобы дети их уезжали! Хуже уже просто некуда!

    Я им говорил и вам скажу: я ехал в этот город с оптимизмом. Ехал из Одессы – приморского города, куда по распределению только отличников отправляли. Проработал полгода, прописку в Одессе получил, что по тем временам было почти невозможно – приморские города были закрыты. Приехал в Москву в командировку, познакомился с вазовцем, с которым жил в одном номере. Он мне рассказал о ВАЗе, о том, как здесь получают квартиры, детские сады строят, об открывающихся перспективах (а в Одессе даже тогда всё это было невозможным), как люди «растут». Я специально на один день приехал в Тольятти, где до того не был никогда в жизни. Посмотрел своими глазами и до того загорелся сюда приехать, что перераспределился из Минлегпищемаша в Минавтопром, с тем чтобы вновь молодым специалистом, но приехать на Волжский автомобильный завод. Это было непросто, но желание попасть в Тольятти, где я не знал ни одного человека, было сильнее! Я понимал, что, если буду стараться, то будет всё.

    Это именно тот оптимизм, который меня поддерживает в жизни. Я ответил на вопрос?..

    С верой в победу

    — … про выборы не упомянули.

    — Про выборы прямо скажу: я всегда рассчитываю на победу. Парадокс Тольятти в том, что мы никогда практически здесь не проигрывали по партийным округам на выборах в Госдуму «Единой России», а уж тем более — ЛДПР. Люди голосовали за КПРФ, голосовали за Калашникова. А вот к городским выборам относились иначе. И у нас было 4-5 мандатов. И вот два года назад избрали 17 человек. Я понимаю: людей достали. Последней каплей тогда была пенсионная «реформа». И люди проголосовали за тех, кому поверили, кто обещал изменить жизнь. Конечно, построить коммунизм или социализм в отдельно взятом городе нельзя. Но я вам уже приводил пример по тарифам. Это же улучшение жизни, это же коммунисты не дают «единороссам» и власти залезть бесконтрольно в карманы граждан. Я надеюсь, что это же будет продемонстрировано и на предстоящих выборах. Как реалист-политик я понимаю, это будет непросто, но тем не менее нацеленность на победу есть. Всё зависит от того, смогут ли люди тебе поверить? Или они уже совсем разуверились и не пойдут на выборы?

    При этом я вижу, что творит власть в отношении выборов. Они перешли на трёхдневное голосование, что всегда позволяет им в какой-то мере корректировать итоги выборов, а для оппозиции оборачивается проблемами с набором наблюдателей. Они пошли на то, чтобы разделить округа, губернаторов заставляют возглавлять выборные списки – то, что было в 90-е, и от чего они отказались в прошлый раз.

    Они явно понимают: их рейтинг упал, но будут долбить по всем одномандатным округам, где можно использовать административный ресурс. Где можно в очередной раз обмануть избирателей очередной «заманухой» в виде «четвёртого рождения Тольятти». Или популярного в городе человека выставить, который своим авторитетом будет давать им какие-то преимущества. Они всё это понимают, не дураки в избирательных штабах работают.

    Но всегда привожу в пример Армению, где два года назад люди вышли на улицы и вынесли эту власть. А за полгода до этого у них состоялись выборы, на которых их аналог «Единой России» – Республиканская партия – набрала 82%. Пришли люди с улицы такие, как Пашинян. Я их спрашиваю: вы такого же хотите? Ну давайте, давите дальше, загоняйте людей, раздражайте этими трехдневными голосованиями «на пеньках». Вы думаете вас за это будут любить?

    — Леонид Иванович, как думаете, дурной пример США с откровенной подтасовкой переймут?

    — Они что угодно переймут, чтобы остаться у власти. Я им говорю: у вас всё держится только на одном человеке, а завтра – раз и всё будет, как в Армении. И неизвестно, чем это для страны кончится.

    — Как вы намерены в ходе трёхдневных выборов защищать свои результаты от подтасовок?

    — Будем привлекать наблюдателей на все три дня. Да, это сложно, затратно, но опыт показывает, что надеяться здесь можно только на собственные силы.

    Про оппозицию и «оппозицию»

    — По итогам выборов прошлого года главной оппозиционной партией по Самарской области себя объявила «Справедливая Россия»…

    — Посмотрите, как голосовали «справороссы» по тем или иным вопросам в городской, областной, а тем более в Государственной думе: про неё всё есть в интернете. И посмотрите, как голосовали коммунисты. И тогда будете вправе их спросить: почему же вы называете себя оппозицией, а действуете иначе? А объявлять можно что угодно.

    Виталий Минчук, первый секретарь горкома КПРФ:

    — Разрешите, я добавлю? После выборов 2018 года мы Маряхину, лидеру областных «справороссов», предлагали: «Вы считаете себя оппозиционной партией? Значит, мы можем найти точки соприкосновения?» В ответ: «Подумаем, посмотрим». Думает до сих пор! А реальность мы видим уже два с половиной года в городской думе.

    В то же время я нахожу в своём ящике газету. Иван Попов – лицо известное (лидер фракции «Справедливая Россия» в городской думе.) в ней заявляет: «Только совместная работа даёт результат». Почитал и диву даюсь: так это ты (а он везде: я, я, я!) или всё же фракция КПРФ это делала? Ну нельзя же перед очередными выборами, чтобы облагородить свои поступки так на себя «одеяло тянуть»! Тем более в заглавии «совместная работа».

    Леонид Калашников: — Виталий Сергеевич, к сожалению, рейтинг некоторых партий сегодня таков, что они не перешагивают выборный барьер. Сейчас они попробуют объединиться с партиями-однодневками, которые создавали, чтобы кого-то ещё провести и отобрать у нас голоса. Но они оказались в такой ситуации, что «Справедливая Россия» не проходит выборный барьер. Все остальные – «Родина», «Партия пенсионеров» и т.д. – не набирают и одного процента. Будут объединяться против нас.

    Мне не обидно, когда они поддерживают наши инициативы, выдавая за свои. Не будут же они говорить, что коммунисты это предлагают. Каждый раз мы вносим предложения: по «детям войны», по прогрессивному налогообложению, по НДС… По ликёро-водочным изделиям предлагаем сделать госмонополию, а они всё себе приписывают. Да пусть говорят. Только тогда и при голосовании пусть объединяются с нами. Но как доходит до голосования – всё по-другому.

    Про встречи и кандидатов

    — Вы планируете встречаться с жителями Тольятти?

    — Конечно. Мы обязаны отчитываться перед избирателями. Как это будет выглядеть, пока не знаю. Нам, коммунистам, и раньше-то, до пандемии, не очень разрешали проводить массовые встречи, а теперь – тем более. Думаю, сейчас пандемию власть будет использовать в политических целях. Мне, депутату Госдумы, сейчас очень тяжело пройти на АВТОВАЗ. А уж организовать там встречу вообще не дают. Только за пределами. Но всё равно буду встречаться, отчитываться. Будем использовать разные возможности.

    — Уже известны фамилии кандидатов по одномандатным округам?

    — Работа ведётся с тех пор, как закончились предыдущие выборы. Сейчас она на заключительном этапе. Но кандидатуры ещё должен утвердить пленум. Поэтому я пока вам назвать никого не могу.

    — В Госдуме представляют Самарскую область Серпер и Хинштейн (оба представляют «Единую Россию». – Прим. ред.). Между ними сейчас началась чуть ли не война. Кто победит?

    — Я обоих знаю. Хинштейна давно, Серпера меньше. Мне всё равно, кто из них победит. Главное, чтобы у нас в партии такой ругани не было. Конечно, они должны были внутри там разобраться, но… Я даже в суть конфликта не хочу влезать.

    — Но компании, подконтрольные Серперу, получают много госконтрактов…

    — Если ты получаешь госконтракты, ты должен быть абсолютно «прозрачен». И должен отчитаться. Даже, если бы я поддерживал Серпера, сказал то же самое. Отчитайся за каждый рубль: куда ты его дел, господин Серпер? На что ты его потратил? Особенно, если ты депутат и можешь к этим контрактам прикоснуться.

    Про СНГ и не только

    — Леонид Иванович, как вы, председатель комитета по делам СНГ, оцениваете положение наших соотечественников за рубежом?

    — Комитету долго не отдавали вопросы миграции и соотечественников в части принятия законов. Отдали полтора года назад. И я являюсь соавтором закона, который надо было принимать ещё в 90-х. Его приняли недавно, и он является революционным. Теперь для получения российского паспорта не нужно отказываться от имеющегося гражданства.

    Ранее, чтобы человеку принять российское гражданство, надо было отказаться от своего. Потом приехать в Россию и начать процедуру получения российского паспорта. Кто же в здравом уме пойдёт на такое?

    Если бы этот закон, который сейчас принят и подписан президентом, приняли тогда, то половина Украины была сейчас с российскими паспортами.

    Сначала решение было принято по Донецку и Луганску – ну от какой Украины им надо отказываться, а потом ещё нотариально удостоверенную справку получать и ехать в российское консульство? Президент подписал указ. И я в тот же день обратился к нему и сказал: «Давайте сделаем так для всех соотечественников по всему миру, кто бы хотел приехать в Россию жить и получить паспорт». И он ответил: «Я поддерживаю».

    У нас сейчас «демографическая яма». В 2019 году минус 200 тысяч человек. В прошлом – уже 300 тысяч. Как восполнять? А там миллионы остались!

    Парадокс в том, что ты можешь иметь российский паспорт и стать гражданином Израиля. Или Германии, или другой какой страны. Но наоборот было нельзя! Сейчас мы это ликвидировали и, я считаю, это большая заслуга нашего комитета. Едут ведь молодые с детьми, те, кто там не может детей русскому языку обучать, у кого нет перспектив.

    — Коль уж заговорили, как вы считаете: СНГ не изжило себя?

    — Нет. Не изжило. Я считаю – наоборот. Мы пошли по пути интеграционного объединения, как на Западе. Евразийский экономический союз, например, «срисован» с Совета Европы. ОДКБ (Организация Договора о коллективной безопасности) – с НАТО. Это не очень правильно. У нас всё же была одна страна. На мой взгляд, интеграционное объединение должно идти по принципу союзного государства. Но только либо подобие Евросоюза – с общим парламентом, экономикой. Либо вообще объединение и возвращение к некой структуре, подобной СССР. Мы, коммунисты, всегда так считали.

    — Леонид Иванович, вы недавно обратились с запросами в различные структуры по поводу утечки персональных данных россиян. Можно чуть подробнее?

    — Утечка очень большого количества персональных данных произошла из Москвы. Утечка связана с пандемией. Мы же все, кто попал в больницу, пишем согласие на обработку персональных данных. Они факта утечки не отрицают. Мол, ну так получилось. «Ах, получилось?» – говорю я и делаю запрос в органы, прокуратуру и Главное Следственное управление. Пусть виновные ответят. А то они там все любят: цифровая экономика, цифровая экономика. Завтра эта цифра куда-нибудь «уедет», а потом на людей оформят кредиты, лишат квартир, машин.

    Всё в мире перевернулось: государство должно заботиться о человеке, а оно заботится только о капиталистах. С этим и был связан запрос.

    Андрей Сергеев, «Тольяттинский навигатор»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Тольяттинский навигатор», № 1 (562), 21 января 2021 года
    Свидетельство о регистрации СМИ ПИ №ФС 7-4315 от 21.03.07

    леонид калашников тольятти