Заслуга не только полиции, но и обычных горожан

Разбои и грабежи совершаются в основном на улицах и входят число наиболее дерзких, опасных и резонансных преступлений, отчего всегда были на особом счету у сотрудников МВД.

Да, граждане делают выводы о работе МВД зачастую исходя из того, как раскрываются такие преступления. К счастью, дела в этом отношении в нашем городе обстоят, можно сказать, благополучно.

Раскрываемость разбоев и грабежей близка к стопроцентной, в чем есть заслуга не только полиции, но и обычных горожан. Подробнее об этом корреспондент «Площади Свободы» разузнал, пообщавшись с начальником отделения по раскрытию грабежей и разбойных нападений ОУР У МВД России по г. Тольятти Дмитрием Бадаевым.

Все началось с «Санта-Барбары»

— Дмитрий, как вы пришли работать в полицию? Это был случай или ваш целенаправленный выбор?

— Можно сказать, и то и другое. Еще в школе я определился с выбором профессии в сфере юриспруденции. Я учился в школе № 21 Центрального района, и тогда она была с юридическим уклоном. Наверное, это меня и подтолкнуло к выбору специальности. Директором школы в то время был ныне покойный Николай Николаевич Обдирщиков, а позже был директором колледжа, в котором я учился. Он тесно общался с правоохранительными органами, в частности, с Центральным РУВД. К нам в школу приходили сотрудники, участвовали в наших мероприятиях, в праздниках. Некоторые классы ходили даже в милицейской форме. Нас это очень захватывало…

— А мы иногда смотрим, что сотрудники пришли в школу, и не знаем, дает это какой-то эффект или нет.

— Конечно, дает, и например, я — живое свидетельство этому. А сколько еще таких же мальчишек и девчонок пообщались с сотрудниками и потом пришли на службу в органы… Признаюсь, что на начальном этапе я больше рассматривал себя адвокатом. Но потом понял, что работа в МВД тоже очень интересная, а когда столкнулся с ней вживую, на стажировке, конечно, это затянуло. Тем более после армии для молодого парня это было как раз то, что нужно.

— Обычно сотрудники говорят, что повлияли фильмы о работе милиции, романтика…

— Наверное, да. Хотя были фильмы и про военных, и про десантников — тогда кем только не хотелось стать. Но среди всех фильмов меня почему-то особенно вдохновляла «Санта-Барбара», где показывали адвокатов, и я, глядя на них, тоже мечтал о работе адвокатом. Что-то, возможно, откладывалось в голове после фильмов, но основополагающим для меня все-таки было определение специальности со школы и личное волевое решение.
Тольятти лучше всех

— Что вы считаете самым главным и самым ценным в своей работе?

— То, что мы людям помогаем. Бывают такие ситуации, как, например, с моей тещей. Она встретила на улице свою знакомую, и та ей рассказывает, как у нее на улице отняли телефон. А теща какое-то время работала в Центральном РУВД. Знакомая ей говорит: «Ты же там работала? У вас, оказывается, такие ребята хорошие, один из них по фамилии Бадаев, помогли найти жулика и вернули телефон». Насколько же ей было приятно об этом услышать, а потом, когда она это пересказывала, было приятно и мне. Или недавно был случай: буквально в течение суток мы раскрыли грабеж, вернули человеку велосипед. Житель Тольятти написал благодарность в главк, моих ребят из отдела поощрили — конечно, это приятно, когда работа видна и ее оценивают.

— Какая сейчас ситуация в Тольятти по разбоям, грабежам?

— По итогам девяти месяцев число грабежей несколько увеличилось, чем за аналогичный период прошлого года, а разбоев стало меньше. При этом раскрываемость грабежей у нас составила 90%, разбоев — 96%. Для примера, в Самаре раскрываемость грабежей составляет 67%, по области — 78%. То есть в Тольятти показатели выше среднеобластных. И дай бог, в том же духе мы будем продолжать нашу работу.

— Почему у нас такие хорошие показатели?

— Дело, наверное, в отдаче всего личного состава, который работает по раскрытию преступлений, а также в активной гражданской позиции тольяттинцев. Дело в том, что все сведения о грабежах и разбоях мы распространяем в Интернете через социальные сети, например, на сайте «ВКонтакте», в наших тольяттинских сообществах. Особенно, если имеются кадры видеозаписи. И на все эти сообщения люди реагируют, помогая полиции. Кто-то что-то обязательно видел, знает.

— Даже если изображение плохого качества?

— Да, потому что человека можно узнать не только по чертам лица, но и по походке, характерным движениям, по одежде. Те, кто знает этого человека и видят постоянно, они узнают его, даже если не видно лица. Отдача через Интернет очень большая, за что мы очень благодарны жителям нашего города. Люди понимают, что преступник должен быть наказан, потому что завтра на месте пострадвшего можете оказаться вы или близкий вам человек.

Также важно понимать, что на грабежи и разбои люди идут целенаправленно. Это преступники наглые, дерзкие, с большим самомнением, и такие уже вряд ли когда-нибудь остановятся. Если человека не остановить на грабеже, далее он возьмет в руки оружие и пойдет на разбой или убийство. И таких случаев много, когда те, кого задержали за убийство, ранее были судимы за грабеж. Или человек пошел на разбой, а у него в руках нож или пистолет или другой предмет, используемый в качестве оружия. То есть он в случае чего готов его применить. Так человек совершает убийство. И таких случаев, к сожалению, хватает.

Сегодня грабеж, завтра убийство

— В других городах нашей области, например, в Самаре, тоже есть Интернет и социальные сети. Почему там меньше раскрываемость грабежей и разбоев. Там люди менее активны?

— Может, у нас какой-то свой особый менталитет, а может, влияет еще и то, что Тольятти — город небольшой. Тут всего три района, все друг друга знают: у любых двух человек наверняка есть общие знакомые. В Самаре все-таки девять территориальных отделов полиции, и людей живет намного больше.

— Вы выкладываете на всеобщее обозрение фото и видео предполагаемых грабителей, разбойников. Почему людей не останавливает то, что их увидит весь город, что это ведь будет стыд и позор?

— Хорошо, что большинство горожан так воспитаны. Если бы не воспитание, у нас было бы не 200 грабежей на 700 тысяч человек населения, а гораздо больше. Те, кто идет на преступления, — это очень маленькая часть общества, которая свою совесть либо пропила, либо с самого начала имеет специфическое воспитание и ведет непорядочный образ жизни. А ведь есть серийные преступники, которые серьезно готовят свои преступления и, идя на него, наденут маску или шарфик, бейсболку или капюшон, и узнать его сложно.

— Как вы считаете, можно ли говорить о том, что некоторый рост грабежей связан с ростом безработицы? Вам попадались грабители, которые были конкретно уволены с каких-то предприятий?

— Попадались, но очень редко. Таких, дай бог, процентов пять. Но большинство — это те, кто уже не первый раз идет на преступление. Конечно, любые преступления имеют какую-то социальную подоплеку. Кризис, цены растут — все это сказывается. Но есть люди, которые потеряли работу, стараются ее найти и берутся даже за менее оплачиваемую. А есть люди, которые потеряли работу и ждут, когда эта работа к ним придет сама. Когда будут платить достойную зарплату, и чтобы еще ничего при этом не делать, и пока ждут, еще и употребляют спиртное или, хуже того, наркотики. А на все это нужны деньги. И вот он уже от безделья идет в магазин, берет бутылку водки и убегает или идет в подъезд, бьет бабушку, забирает у нее сумку и несет в ломбард телефон. Да, может, он потерял работу, но мер к трудоустройству не принял. Это говорит не о том, что нет работы, а о том, то он лентяй и паразит по жизни, то есть он и работать не хочет, и желает, чтобы при этом у него все было. А так не бывает. Все в жизни достигается трудом и потом.
Некоторый рост грабежей также связан с активной работой ДНД и службами безопасности магазинов. Например, человек взял бутылку водки в торговом зале и побежал на улицу. Ранее люди не всегда обращались в полицию по таким случаям, а теперь стали бдительнее. Или, допустим, дружинники стали свидетелем ограбления — если бы их не было на улице, гражданин, возможно, не обратился бы в полицию.

— 10 ноября — День сотрудников органов внутренних дел. Что бы вы хотели пожелать коллегам, ветеранам службы?

— Желаю всем прежде всего крепкого здоровья, терпения и успехов на профессиональном поприще, надежного тыла в своей семье, чтобы дома вас всегда понимали и ждали. Мы должны всегда помнить, что от того, как мы выполним свою работу, зависит отношение людей к работе сотрудников органов внутренних дел.

Факт

Дмитрий Валерьевич Бадаев родился в Тольятти. После учебы в школе учился в колледже, а после армии, где служил во внутренних войсках МВД, закончил Самарский юридический институт. В органах внутренних дел работает с 2002 года. В разные годы проходил службу в Тольятти, в Самаре. Начальником отделения по раскрытию грабежей и разбоев городского управления работает пять лет. Майор полиции, женат, супруга — также сотрудник ОВД, вместе воспитывают двоих детей.

Евгений Халилов, «Площадь Свободы»
mail-ps@mail.ru

начальник отделения по раскрытию грабежей и разбойных нападений

фото: «Площадь Свободы»

фото: из открытых источников