Записки тольяттинки на самоизоляции

    Мы решили опубликовать несколько страничек из дневника нашего внештатного корреспондента, который до сих пор находится в режиме самоизоляции. Несмотря на отдых за рубежом, Ксения чувствует себя хорошо и нет никаких предпосылок к ухудшению здоровья.

    23.03 (день 6-й)

    Из Объединенных Арабских Эмиратов я прилетела 18 марта. До Роспотребнадзора мы дозвонились только сегодня. Я не контактировала ни с кем, кроме родителей, с которыми проживаю, и находилась на добровольной самоизоляции.

    Буквально через несколько часов после того, как мы сообщили информацию в Роспотребнадзор, со мной по сотовому телефону связался участковый врач. Тамара Андреевна уточнила, откуда я прилетела, как себя чувствую, и попросила следить за состоянием здоровья. Звонила она и на следующий день, и еще через день.

    – Ксюша, как ты? Никаких симптомов ОРВИ нет? – спрашивала Тамара Андреевна.

    – Спасибо, все в порядке. Чувствую себя хорошо.

    – А у меня что-то горло побаливает… Я уж не буду к тебе заходить, мы на связи по телефону!

    И мы действительно были на связи, почти все 14 дней. Тамара Андреевна решала вопросы с родителями по поводу больничных, интересовалась моим здоровьем и просила оставаться дома.

    25.03 (день 8-й)

    Учитывая то, что моя жизнь – это движение (преподаю танцы) и гулять я очень люблю, уже хочется, чтобы самоизоляция поскорее закончилась. Открытых окон катастрофически не хватает, места для занятий в комнате – тоже, а по общению с друзьями соскучилась в первые же два дня.

    Стараюсь держаться и не падать духом: занимаюсь спортом в условиях нескольких квадратных метров, танцую и даже записываю видео. По магазинам ходят только родители, и то в основном по очереди. Все правила защиты соблюдаем. Кажется, что убираться мы стали чуть ли не в 3 раза чаще, а руки моем и вовсе каждые два часа.

    В день уходит несколько пачек антибактериальных салфеток: протереть продукты из магазина, если они в упаковках; открыть дверь в подъезд или нажать кнопку на домофоне можно только через салфетку, сложенную в 3 раза; сотовые телефоны обрабатываются постоянно и так далее. Пыль протираем тряпками, смоченными хлоргексидином.

    У нас в семье с мерами предосторожности все серьезно. Из дома родители выходят, предварительно смазав нос оксолиновой мазью и надев маски. Ну а если кто-то пошел выносить мусор, то потом обязательно нужно умыться и повторно продезинфицировать нос.

    Мне мягко намекают на то, что не стоило летать в ОАЭ. Я парирую такие рассуждения разговорами про магазины и аптеки, в которых может быть опаснее, нежели в стране, где инфицированных коронавирусом на момент моего пребывания там было всего 85 человек.

    1.04 (день 15-й)

    Днем позвонили в домофон, сказали, что из полиции. Я быстренько надела респиратор и открыла дверь. На лестничной площадке стоял молодой человек в маске, перчатках и с папкой в руках. Он показал мне удостоверение, а я в растерянности и с удивлением спросила:

    – Вы хотите зайти?

    – Нет-нет, я только уточнить по поводу вашего возвращения: откуда, когда.

    Далее он спросил, проживаю я одна или с кем-то. Записал не только мои данные, но и родителей, включая сотовые телефоны.

    – На самоизоляции находитесь?

    – Да, – с грустью в голосе ответила я, – уже две недели!

    – Ну, ничего, отдыхать тоже надо. Не болейте. Всего вам доброго!

    По факту моя самоизоляция заканчивается завтра. Но так как сообщили мы о моем прилете позже, официально она еще продолжается. Пришли-таки, почти под конец, проверили…

    Тем временем у моей знакомой из Омска на 10-й день после возвращения из ОАЭ взяли анализ на коронавирус, и он оказался отрицательным. Потом я узнала, что в Тольятти анализы делают не всем, вернувшимся из-за границы, а только тем, у кого есть какие-либо симптомы.

    3.04 (день 17-й)

    Самоизоляция по возвращении из Эмиратов закончилась, а вот всеобщая самоизоляция продолжается. Правда, люди по-прежнему гуляют: семьями, компаниями, парами и по одному.

    Сегодня была недалеко от автовокзала в Центральном районе (в нескольких минутах от моего дома), так вот, по дорожке, уходящей в сторону Портпоселка, гуляли человек двадцать, не меньше. Спортсмены бегают, бабушки ходят и общаются. И даже если свернуть чуть правее и уйти поглубже в лес, ну или в то место, где он был, все равно увидишь народ.

    Пройдя меньше километра, я встретила фотографирующихся подростков. Как в черте города, так и ближе к лесу. Ну а что еще делать? Взрослые тоже не отставали: мать снимала ребенка на профессиональный фотоаппарат и просила его подпрыгнуть.

    Но вот что меня удивило еще больше. В кафе-кондитерскую, которая продавала сладости на вынос, выстроились несколько человек: муж с женой в масках, мама с ребенком и девушка, по внешнему виду которой можно было предположить, что живет она где-то поблизости. Люди готовы стоять около окна выдачи. Что только не сделаешь, дабы удовлетворить свои потребности в сладком!

    Только и это еще не все. Вот уж кто точно решил, что 5 дней самоизоляции по указу президента – это заслуженный отпуск, так это мужчины в соседнем дворе. Они устроили целый пир. Под ногами у них баклажки с пивом, рядом жарится шашлычок с овощами, ну а сзади стоит пустая коляска – видимо, мама с ребенком где-то поблизости. Обсуждают они сложное экономическое положение страны!

    Поворачиваю голову влево – жены сидят на скамейке, щелкают семечки и, вероятно, ждут, когда приготовится мясо. Тут и добавить нечего.

    Прохожу мимо пивнушки, которая, увы, прямо в моем доме, а там человек пять. Не иначе люди второй Новый год отмечать собираются. Осталось включить обращение Владимира Путина к гражданам, налить рюмочку и закусить чем-нибудь, благо пока есть чем.

    6.04 (день 20-й)

    Решила в маске прогуляться по улице Баныкина и заодно посмотреть, как обстоят дела в городе. Будущих мамочек встретила, людей с собаками видела, парни с алкогольными коктейлями попались на пути. Свернула в лес, дабы не пересекаться ни с кем. Не тут-то было! Две компании: одна – человек из семи, другая – из пяти, подруги предпенсионного возраста и мальчишки-подростки – так что среди деревьев оказалось совсем не пусто. Компании не готовили шашлыки, но устроили пикник на пеньках. Подруги ходили по усыпанной сосновыми иголками дорожке туда-обратно. А ребята несли мяч – скорее всего, шли на поляну поиграть.

    Не сидится народу дома, ой, не сидится…

    8.04 (день 22-й)

    Я наивно надеялась, что ситуация улучшится и можно будет пойти сдать необходимые, отчасти плановые анализы. Но количество заболевших коронавирусом росло, шансов получить направление в больнице, к которой я отношусь, не оставалось. Выход один – платная лаборатория.

    Кто-то, возможно, скажет, что можно и подождать. Но, во-первых, неизвестно, сколько еще ждать. Во-вторых, жизнь продолжается, и нужно следить за своим здоровьем, особенно если вам уже рекомендовано контролировать те или иные показатели.

    Я зашла в частную медицинскую компанию третьей по счету. Один человек оформлял документы, принимал оплату и брал анализы. После меня появились еще четыре посетителя. Никто не хотел соблюдать дистанцию и ждать на улице. Одна дама буквально соскочила с дивана, когда я вышла из кабинета. Сотрудница, которая всех обслуживала, остановила ее:

    – Присядьте, пожалуйста. Мне нужно все продезинфицировать. Ни у кого нет аллергии на антисептик?

    Все промолчали. Медсестра протерла стойку, на которую облокачиваются клиенты, все дверные ручки и даже побрызгала корзину с бахилами. Минут за сорок, которые я провела в лаборатории, раз пять позвонили на рабочий телефон, и все той же медсестре приходилось отрываться от приема людей и отвечать.

    К слову, обычно в этой лаборатории клиентов принимают два работника. Результаты анализов можно посмотреть на сайте онлайн, но при мне несколько человек за ними пришли. Больше всего удивило нежелание людей подождать за дверью – толпиться в коридоре, по их мнению, видимо, лучше…

    9.04 (день 23-й)

    Сегодня по делам мне нужно было съездить в Комсомольский район. Добиралась на машине, так как общественного транспорта побаиваюсь. Почему? Потому что вижу – многие люди ездят без масок.

    Погода выдалась прекрасная, и я решила пройтись по набережной. Помимо меня, подышать свежим воздухом решили ещё человек… 40-50! Парочки и девушки фотографируются на фоне Волги. Детская площадка – битком: родители сидят на лавочках, а ребятишки лазают по металлическим конструкциям.

    По территории всей набережной подростки и взрослые катаются на самокатах, роликах и велосипедах. На пути стоит машина, в которой варят свежий кофе и продают сладости. Кто-то гуляет уже без куртки и ест мороженое.

    Мне кажется, столько людей не гуляли до самоизоляции, сколько сейчас. Чуть позже рядом с речным портом я обратила внимание на очередь в кофейню, которая работает на вынос, и людей, стоящих за шаурмой. Навстречу мне шли две мамы с детьми, у всех – по шоколадке в руках и никаких средств дезинфекции. Одна из женщин возмущалась:

    – СМИ нас запугивают! Не так страшен вирус, как по телевизору расписывают. Сколько людей каждый год от других болезней умирают? Но что-то об этом не трындят на каждом углу…

    Подруга кивала, облизывая фантик от шоколадки. Таких точно не запугать – подумала я.

    10.04 (день 24-й)

    Сегодня утром пошла в магазин за продуктами. Надеялась, что будет поменьше людей, но увы, приходилось стоять в стороне и ждать, пока кто-то выберет овощи и фрукты. В очереди многие не соблюдают дистанцию и норовят встать позади и дышать в затылок. Для кого, спрашивается, клеили полоски на пол?

    Больше половины покупателей – без масок, перчаток и влажных салфеток. Один кассир – в тканевой повязке и в перчатках, другой – без какой-либо защиты на лице и руках. Видимо, единые правила на всех не действуют.

    Вышла из магазина, смотрю – человек семь собрались на углу дома – того самого, в котором продуктовый. Сначала я подумала, что кому-то стало плохо, но подойдя чуть ближе, увидела, как мужчины (с похмелья, с синяками под глазами и не очень чистыми волосами) разбирают хлеб и другие продукты из деревянных коробок. Да…

    Интересно, это связано с коронавирусом? Или я обычно в другое время в магазины хожу? Если правильно понимаю, продукты, у которых заканчивается срок годности, выкладывают в эти коробки в определенное время. И люди знают, когда сюда приходить. Один счастливый мужчина буквально обнимал нарезной батон и оглядывался, отходя от угла дома…

    20.04 (день 34-й)

    Такое ощущение, что студенты вне зависимости от наличия пар собираются возле университета. Уже во второй раз наблюдаю такую картину: сидят ребята на лавочке, пьют чай-кофе, едят что-то и общаются. Буквально рядом с главным корпусом. И ведь интернет у них наверняка есть, произошла переоценка встреч вживую, что ли?

    Прохожу мимо продуктового: прямо на асфальте сидят две шестилетние девочки, рядом с ними – велосипеды. Сами они немного испачканы, едят мармеладки. Один вопрос: куда смотрят их родители?

    Молодежь встречается и рядом с театром «Колесо», кто-то в масках и респираторах, но в основном – без них. Машины с громкоговорителями продолжают ездить по городу и доносить до людей информацию о коронавирусе.

    Школьники, как и студенты, учатся дистанционно. За пару недель учителям школ и преподавателям вузов пришлось освоить программу, в которой они могут вести уроки онлайн для целых классов и групп. Домашнее задание – в сети, в электронный журнал может заглянуть любой родитель, занятия проходят не за партой, а за компьютером.

    Теперь работники образовательных учреждений часами сидят в интернете, проверяют задания и сочинения по фотографиям, а с некоторых пор и заполняют каждодневные отчеты – что уже было сделано, а что находится в процессе. Не буду говорить о ценности такого обучения, ибо это уже совсем другая тема…

    Ксения Оськина, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 16 (1297) 24.04.20

    девушка проходит мимо полицейского