Запад ненавидит Россию не за то зло, которое она причинила ему, а за то, которое он сам причинил ей

70-летие Победы становится ключевой датой. С нее начинается новое понимание мировой политики: или пересмотр Победы и движение к новой войне, или осмысление ради стабильного и прочного мира во всем мире. К сожалению, все больше тех, для кого ворошить и фальсифицировать историческое прошлое стало коммерческим занятием, благо есть идеологические заказчики и политические конъюнктурщики. Так уж сложилось, что вместо научного подхода используются некомпетентное мнение и заинтересованное отношение.

Еще в XVII веке француз Жан де Лабрюйер заметил:
– Запад ненавидит Россию не за то зло, которое она причинила ему, а за то, которое он сам причинил ей.
Так что те, кто занимается подтасовками, кому не нужна правда о роли СССР во Второй мировой войне – это наши враги, их цели – сломить и подавить Россию. Вот из этого и будем исходить.

Как воевали генералы?

Когда пишу о войне, прежде всего помню о своих родителях, воевавших под Ленинградом. Они не принимали оплевывания нашей истории, поливания грязью нашей Победы, повального промывания мозгов у новых поколений.

Стараюсь находить малоизвестные факты героизма, воинских подвигов. Один из таких примеров – мичман Чугунов. При обороне Таллина он один отразил атаку восьми немецких танков. Тяжелораненые бойцы, лежавшие на дне траншей, вязали ему связки гранат. Чугунов ждал, когда танк вползал на бруствер, и из траншеи укладывал под него связку гранат. В итоге он уничтожил все 8 танков. Какое самообладание, самоотверженность!

Конечно, на войне было всякое: и неудачи, и поражения, и неумелые действия, и предательство. Но мы победили – это главное. Разумеется, нужна объективная картина происходившего, чтобы не сбиться на пафос. Потому меня заинтересовала тема пленения советских генералов – там вся война как на ладони. Их было 75: 24 генерала погибли в плену, 33 вернулись после освобождения, а 12 стали изменниками. А теперь – подробности.

Звание генерала появилось в Красной армии 7 мая 1940 года. Платили им хорошо, и, как это часто бывает в России, новые звания тут же получили аж 1 056 человек: 982 – генерала, 74 – адмирала. Понятно, что такая «щедрость» сказалась на военной подготовке генералов – у 41% образование было лишь в объеме военного училища или курсов. Кстати, и Жуков, получая звание генерала, имел за плечами только курсы и – ничего, даже в университете преподавал. Так ковались новые военные кадры. К концу войны уже насчитывалось 5 625 генералов. Многовато, конечно. Понятно, что там оказывались и нечистоплотные люди.

За время войны погибли, пропали без вести, умерли от болезней 416 генералов, четверо застрелились в окружении, не желая сдаваться, 27 приговорены к расстрелу в 1941 году. Последняя цифра кажется ужасной, но… А что прикажете делать, если командующий Западным фронтом генерал армии Павлов вечером 21 июня отправился слушать оперетку? Лишь 29 июня Сталин узнал, и не от военных, что взят Минск и что за две недели Западный фронт потерял 68% (420 тысяч) своего состава. Для сравнения: Северо-Западный фронт за 3 недели потерял 17% состава (73 тысячи). Павлова и еще шестерых генералов по приговору суда расстреляли.

Многие попадали в плен тяжело раненными, контуженными, в бессознательном состоянии, как это было с Дмитрием Карбышевым, и в основном в 1941 году – 54 генерала, в 1942-м – 15, в 1943-м – 5, в 1944-м – 1 генерал. Будущие предатели сдавались сами, как генерал Власов. Про последнего стоит напомнить отдельно, ибо чересчур много у него появилось «оправдателей». При законной супруге на фронте зарегистрировал брак с военно-полевой женкой, а в плен сдался с очередной бабой. Прятался с ней в избе, как только немцы вошли, тут же на ломаном немецком (заучивал заранее, выходит) заорал:

– Не стреляйте! Я генерал Власов!

Случилось это 12 июля 1942 года, то есть немцев мы от Москвы уже отогнали. Согласно Женевской конвенции, Власов был обязан сообщить только свои имя, звание и наименование воинской части. Как подтверждает протокол допроса, этот гад угодливо рассказал немцам абсолютно все. Точно так же вели себя и другие генералы-предатели.
Совсем иначе держались преданные Родине генералы. Генерал-майор Алавердов в лагере вел антифашистскую агитацию и призывал к мятежу – расстрелян немцами. Генерал-майор Никитин был организатором подпольной борьбы в лагере военнопленных – расстрелян за отказ сотрудничать с врагом. Генерал-майор Прохоров стал одним из руководителей сопротивления – погиб от побоев и голода. Генерал-майор Тхор за антинацистскую агитацию расстрелян в Нюрнбергской тюрьме. Герой Советского Союза генерал-майор Шепетов казнен за попытку побега. На допросе его спросили, почему он говорил пленным, что победа будет за СССР. Шепетов ответил:

– Я в этом уверен и своим подчиненным говорю – войну мы выиграем.

Генерал-майор Куликов пытался организовать массовый побег. Его жестоко пытали, убили уколом яда. Генерал-майор Данилов за связь с антифашистским подпольем забит палкам. Генерал-майор Новиков руководил движением сопротивления вместе с Карбышевым. За участие в подпольной коммунистической организации в лагере, за отказ выдать своих забит палками и застрелен.

Профессор генерал-лейтенант Дмитрий Карбышев пользовался огромным уважением. Когда он шел по лагерю (ему тогда было 62 года), Дмитрия Михайловича приветствовали стоя, по команде «смирно». Его возили в Берлин, где поместили в одиночку без окон, пытались сломить его волю, склонить к сотрудничеству. Но Карбышев спокойно ответил:

– Мои убеждения не выпадают вместе с зубами от недостатка витаминов в лагерном рационе. Я – солдат, и остаюсь верен своему долгу.

Он прошел все фашистские тюрьмы и лагеря. В Маутхаузене Карбышева вывели на лютый мороз и стали поливать из брандспойта холодной водой… 16 августа 1946 года генерал-лейтенанту было присвоено звание Героя Советского Союза «за исключительную стойкость и мужество».

В октябре 1944 года создана репатриационная миссия СССР, благодаря ее работе из Парижа в Москву привезли 37 советских генералов. Их держали в специальном помещении, начав проверку. Фильтрация для них была жесткой и во многом сложнее, чем для солдат и офицеров. 25 генералов проверку прошли – их подлечили, помогли в бытовом отношении и направили в распоряжение главного управления кадров НКО. 11 генералов арестовали и судили. Власовскими генералами «СМЕРШ» занимался отдельно. Все они признались в «мерзостях и гнусностях». Власов в последнем слове заявил:

– Содеянные мною преступления велики, и ожидаю за них суровую кару.

1 августа 1946 года военная коллегия Верховного суда СССР приговорила к смертной казни через повешение 12 человек, из них пятеро – генералы. Еще 7 генералов, не прошедших проверку и обвиненных в измене Родине, приговорили к расстрелу. Но в соответствии с законом Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» их потом реабилитировали. Когда называешь цифры плененных советских генералов, все удивляются, говорят: «Много». Для сравнения: в Первую мировую войну армия царской России потеряла 208 генералов, 73 попали в плен. Как видим, цифры сопоставимые. Что касается генералов вермахта, в наш плен их попало в 5 раз больше, чем советских.

Сергей Дьячков, почетный гражданин Тольятти, опубликовано в газете “Вольный город”

Дмитрий Михайлович Карбышев генерал

Дмитрий Михайлович Карбышев (1880–1945) — военный инженер, генерал-лейтенант инженерных войск, профессор, доктор военных наук, посмертно Герой Советского Союза

фото: из открытых источников