Заключение: Работа за границей

Эти истории о тольяттинцах, которым «посчастливилось» стать гастарбайтерами в чужом отечестве, «ПН» продолжает тему заработков вдали от отчего дома.

В этой статье мы расскажем о том, что нашему человеку даже при отсутствии высшего образования вполне реально найти работу в экономически успешной и технологичной Южной Корее.

Как и сколько тольяттинцы могут заработать за границей

Про непроституцию

На физическую работу в Корее могут претендовать как мужчины, так и женщины. Однако есть еще одна сфера, в которой гендерный фактор имеет первостепенное значение. Речь о моделях-хостес.

«Работа в ночных клубах Сеула и Пусана, хостес в караоке бары Южной Кореи. От $2,5 тыс. в месяц. Хостес без интима!» – текст объявления на сайте дальневосточной рекрутинговой компании, и Анна тут же нажала на кнопку чата с консультантом.

– Я тогда понятия не имела, что такое «хостес», – рассказывает она нам. – Сотрудник фирмы-посредника сказала мне, мол, все что нужно, – это «…тусоваться в ночном клубе каждый вечер. Перелет из Владивостока, проживание, питание и выпивка – за счет клуба. Оклад – $1 тыс. Но главный заработок – 25–30% от стоимости коктейля, купленного посетителем. За счет этих процентов и достигается зарплата в $2–3 тыс.».

Анна соблазнилась красивой жизнью и отослала агенту свои фотографии. Ответ пришел быстро: «Вы нам подходите!»

До Владивостока Анна летела за свой счет, а все остальные затраты на ее путешествие, как и обещалось, взяла на себя принимающая сторона. Модель привезли в Пусан и поселили в том же здании, где располагался сам клуб. Условия проживания оказались очень хорошими: просторная комната на двух человек, с большими отдельными кроватями, первоклассным санузлом и двумя макияжными зонами.

Женщина, отвечающая в клубе за моделей-хостес, несколько дней вводила Анну в курс дела. На плохоньком русском она объяснила, что задача девушки – приветствовать посетителей-мужчин и пытаться вытянуть их на танец или к караоке.

– Она сказала, что я, как тамада, должна не давать скучать. И, конечно, нельзя отказываться, если предлагают коктейль: именно с коктейля, купленного для модели-хостес, и идут проценты. Я заволновалась.

– Почему?

– До отъезда я считала, что моя работа – быть «декорацией». Понимаю, звучит наивно, но я и правда на это надеялась. А вместо «декорации» оказалась консумация.

Продолжение: Работа тольяттинцев за границей

Про принуждение

– Не хотела сбежать? Или не могла?

– Технически могла. Нас никто не держал, паспорта не отбирал. Собственно, никто не к чему и не принуждал, как казалось. Но со временем все встало на свои места.
Пусть проституция в Корее строжайше запрещена, данные клубы не что иное, как корейский вариант борделя, только с караоке и танцами. Если смотреть на ситуацию сквозь розовые очки, то мы просто увидим, как джентльмен-кореец знакомится с миловидной русской туристкой у бара и в знак своих добрых намерений угощает ее «Маргаритой».

Ну а потом – как повезет. Если девушке не предложат «прогуляться» под корейской луной до ближайшего отеля и пьяненький клиент покинет клуб, удовлетворившись одним общением с красавицей, – считай, задача выполнена, и довольный «пациент» скорее всего вернется назад на следующий день. Если же парню хочется большего, модель-хостес вправе выбирать – «да» или «нет».

– Поначалу я была очень популярной и подняла на коктейлях большой куш. Но вскоре меня стали игнорировать.

– Объясни.

– А что объяснять… Я всегда мило говорила «нет» и возвращалась из клуба в свою комнату. Кстати, не надо думать, что я одна такая. Очень многие едут в Корею без понимания своей функции, а когда понимают – «включают динамо». Но, конечно, много и таких девчонок, которых эта профессия «засосала». Они не гнушаются интима и почти не выезжают домой. Таких тут ценят, а со мной контракт закончился через три недели. Сказали: «Или клиент возвращается довольный, или ты летишь домой». Ну, я и полетела, икающая от коктейлей и с двумя тысячами «зеленых» в сумке.

Две девушки в ночном клубе

фото: ПН

фото: из открытых источников