Зачем вообще организовывались эти слушания

    Памятуя о том, какой болезненной является для Тольятти и Ставропольского района тема свалок, мы без колебаний поехали в мэрию, где были запланированы публичные слушания, касающиеся мусорного полигона в Тимофеевке. Вы спросите, состоялись они или нет? Формально – да, хотя по большому счету никаких решений не принималось.

    Суть в том, что эксплуатирующая свалку компания «Эколайн» обратилась за документом на условно разрешенный вид использования двух земельных участков общей площадью 128 тысяч квадратных метров, на которых, собственно, и расположен полигон твердых бытовых отходов. Как пояснил представитель компании Дмитрий Титов, это чистая формальность, необходимая для приведения документации в соответствие с действующим законодательством. Само функционирование свалки от этого не зависит, а её размещение на данной территории в любом случае является законным.

    – Как известно, полигон введен в эксплуатацию в 2005 году, а в 2016-м было принято решение о рекультивации карьера «Тимофеевский» путем дозагрузки полигона, – отметил Титов. – «Эколайн» обязан оформить участки, поменяв условно-разрешенный вид использования на «специальную деятельность».

    Выслушав речь и ничего не поняв, люди стали возмущаться, свято веря в какой-то подвох. Стоит сказать, что народу в большом зале собралось немного. Мы насчитали человек пятнадцать, треть из которых оказались журналистами, а еще двое – депутатами гордумы нового созыва. Был среди присутствующих и бывший руководитель городского управления физкультуры и спорта Василий Одиноков (его сместили в 2012-м с приходом в мэрию Андреева), который на правах жителя Тимофеевки пришел узнать, что задумал «Эколайн» и одним из первых задал свой вопрос Титову:

    – Вы что, хотите свалку узаконить?

    – Полигон давно узаконен. Просто законодательство меняется, и сейчас оно предусматривает иной вид разрешенного использования.

    Докладчик говорил спокойно и убедительно, однако народ почему-то продолжал ему не верить.

    – Вы что, хотите свалку расширить? – прозвучал вопрос от одного из слушателей.

    – Ни в коем случае, – ответил Титов. – Кто вам такое сказал?

    – То есть вы гарантируете, что этого не будет…

    – Абсолютно! Площадь полигона определена, и ни о каком расширении речь идти не может.

    – А что будет подразумевать специальная деятельность?

    – Это формальные признаки. Мы хотим лишь того, чтобы на государственном кадастровом учете участок числился именно с таким видом использования.

    Наступила секундная пауза, которую прервала женщина во втором ряду:

    – Мы вообще хотим, чтобы мэрия закрыла этот полигон!

    Титов сделал удивленное лицо и спросил:

    – Почему?

    – Потому что он уже неоднократно горел, а мы задыхались. И так загазованность воздуха большая, так еще и задымление. Может быть, вы под специальной деятельностью какие-нибудь химические работы маскируете…

    – Технология захоронения определена законодательством. Так что никаких химических отходов, о которых вы говорите, там не может быть. Что касается закрытия полигона, то, конечно, когда-нибудь он будет закрыт. Если не ошибаюсь, рекультивация рассчитана на пять лет.

    Немногочисленные жители продолжали нагнетать обстановку:

    – Да нас всех похоронят к тому времени. Соседи со всех сторон уже онкологией болеют!

    Кто-то из присутствующих зацепился за сказанное Титовым слово «дозагрузка» и попытался выяснить, что в данном случае оно предусматривает.

    – Речь идет о наложении сверху дополнительных ярусов твердых бытовых отходов, – ответил докладчик.

    – А-а! То есть свалка будет расти не в ширину, а в высоту?

    – Да.

    – А как же экология? Вся эта гадость потом впитывается подземными водами…

    Титову и на это нашлось чем ответить:

    – Для защиты почвы есть специальный экран из пленки, которую постелили на дно карьера. А вообще общество тратит немалые средства на мониторинг состояния подземных вод, почвы и воздуха.

    – Да о чем вы говорите? Какой мониторинг? Приезжайте в Тимофеевку и попейте местной воды. Она же отравленная! Закрывайте свалку. Хватит нас травить! Вы бы сами стали жить на границе санитарно-защитной зоны свалки?

    – Я не являюсь жителем сельского поселения.

    Вела публичные слушания работница администрации Анна Савватеева, которая заведует архитектурно-планировочным сектором Центрального района. Она несколько раз напоминала выступавшим, что речь идет об условно-разрешенном виде использования участков, а не о работе свалки в целом, однако ее никто не слушал.

    – «Эколайн» уже сегодня вправе донагружать полигон и производить его реконструкцию. Это не зависит от смены условно-разрешенного вида использования, – сказала Савватеева.

    – Там вообще не должно быть никакого полигона! – произнес нахмурившийся Василий Одиноков.

    Позже он осознал бесперспективность протеста и молча покинул зал. Остальные досидели до конца.

    – А вы в «Эколайне» какую должность занимаете? – обратился к Титову один из присутствующих.

    – Это не имеет существенного значения.

    – То есть вы скрываете свою должность?

    – Нет, ничего не скрываю.

    – Вы ходите в число руководителей?

    – Нет, не вхожу.

    Примерно в таком ключе и строился диалог между немногочисленной общественностью и таинственным представителем компании, эксплуатирующей свалку. Кстати, в интернете мы не смогли найти никаких данных ни о Дмитрии Титове, ни о других людях, имеющих отношение к «Эколайну». С июня работает официальный сайт этого ООО, но там ни одна фамилия не фигурирует.

    – Жители села имеют право голоса? – спросила упомянутая уже нами женщина из второго ряда. – Летом весь мусор тлеет, и мы задыхаемся. Вы же людей травите… Задумайтесь об этом.

    – К сожалению, нет, – ответила Савватеева.

    В конце публичных слушаний выяснился очень интересный момент. Оказалось, что никто из присутствующих не имеет права голосовать по заявленной «Эколайном» теме, поскольку не проживает на занимаемой свалкой территории либо ближе чем в 500 метрах от нее. Там вообще никто не проживает, так что не совсем понятно, зачем вообще организовывались эти слушания. Пожимая плечами, люди стали расходиться.

    – Вот так людей и убивают! – сказал, надевая куртку, один из жителей Тимофеевки.

    Илья Просекин, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 43 (1222) 26.10.18
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    свалка мусора