За что он убил родную мать

Женя (так он себя обычно называл) стремился стать журналистом, пытаясь сотрудничать то с одной, то с другой газетой.

Одно время он забросал «Вольный город» письменными комплиментами и откликами на чужие материалы. Просил их опубликовать: либо под его фамилией, либо под звонким псевдонимом. Что-то совсем маленькое, помню, мы напечатали. Евгений потом звонил на все редакционные телефоны и благодарил, благодарил, благодарил…

Однажды он узнал, что у нас появилась вакансия корреспондента, и пришел в редакцию… устраиваться на работу. А в качестве «рекомендаций» принес скромную подборку газетных вырезок из разных изданий, в том числе из «Вольного города». Я все посмотрел и еще раз убедился, что хороший журналист из него не получится, несмотря на тягу к литературному труду и высшее образование.

Но он не оставлял попыток стать журналистом и в конце концов устроился корреспондентом в одну из многотиражек. Соседи рассказывали, как он с гордостью приносил им номера газет со своими материалами. Сколько проработал, не знаю, однако после скандала был тотчас уволен.

Потом был грузчиком в магазине, дворником – на предприятии, а с 2016 года вообще перестал работать, потому что больные родители требовали постоянного ухода. У самого Евгения никогда не было семьи, детей, своего жилья. Жил он с родителями в двухкомнатной квартире, становясь с годами все мрачнее и мрачнее.

В Тольятти журналистская среда неоднородная. Про одну из «чудачек» я как-то даже писал: пришла в нашу редакцию с просьбой найти ее любовника, сбежавшего в Москву с семейными деньгами и вещами.

Но такого – убийцы матери – еще не было. Вообще Евгений совершил причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть. От убийства это особо тяжкое преступление отличается только тем, что потерпевшая умерла не сразу.

Вот что рассказала одна из родственниц:

– У мамы Евгения, ей шел 80-й год, было много возрастных заболеваний, кроме того, она перенесла инсульт. У ее мужа ситуация еще хуже – после нескольких инсультов и амнезии он практически не говорит и не понимает происходящее. За ними ухаживал их сын. Обычно Евгений спокойный, но иногда у него бывали вспышки гнева: он психовал, кричал. Еще не раз говорил про свою усталость, что его бесит, что один ухаживает за родителями.

Я несколько раз в месяц приходила к ним, помогала по хозяйству, приносила продукты. В последнее время Женя, если звонили родственники, не давал поговорить со своей матерью. Отвечал, что ее нет дома, или вообще бросал трубку.

В конце февраля я пришла к ним, сама открыв дверь. Бабушка лежала на диване и хрипела, я еще подумала, что у нее сломан нос. Лицо и руки были синие от гематом. Я спросила, кто ее избил. Она ответила, что это Женя.

Тогда я сфотографировала на телефон следы побоев. Тут пришел с улицы Евгений, стал кричать, чтобы я не лезла не в свое дело, а потом открыл дверь и вытолкал меня в коридор. На следующий день бабушка умерла. Я тогда обратила внимание, что кровоподтеков на ее теле стало больше…

Описание повреждений, полученных пенсионеркой, заняло не одну страницу. Самая опасная – травма головы. Евгений признался, что дважды толкал мать: сначала на ребро двери, затем на подлокотник дивана. Беспомощная женщина падала, ударяясь головой. Еще сказал, что бил мать кулаками. За что? Ответил, что раздражала своей беспомощностью.

Евгения арестовали, и до суда, который недавно состоялся, он провел несколько месяцев в камере. В ходе следствия была установлена невменяемость обвиняемого, что подтверждено соответствующими экспертизами. Поэтому суд вместо приговора вынес постановление о применении принудительных мер медицинского характера.

Представитель прокуратуры Комсомольского района, поддерживавший государственное обвинение, согласился с таким решением.

Теперь Евгений направят в психиатрический стационар специализированного типа. И сколько он там пробудет – неизвестно: несколько лет или до конца своей жизни…

Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»
Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 44 (1223) 02.11.18
Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

врач осматривает бабушку