Юрьев день 9 декабря – Юрий холодный

    7 декабря – Екатерина-санница. Русские словолюбы и народнословы заметили: у Катерины (это в старину только у бар были Екатерины, а в народе Катерины) и катанья один корень: кат. А ко дню памяти этой великомученицы на Руси устанавливался снежный покров. И вот вам:

    «Катеринин день пришел – катанье привел».

    Так что на Катерину обновляли снежный путь, устраивая мирские (публично-показные) катанья.

    Помню, сидят у нас в избе старушки – бабанины подружки-беседницы (собеседницы). Бабушка Устя (Устинья) Приказчикова глянула в окфошко и этак горестно-горестно промолвила: «Гляди-ка, Катерина на дворе, а на улице тихо-тихо. А бывалыча…». И встрепенулись ее наперсницы – и моя бабаня, и бабушка Анна Зотова, и бабушка Наташа Кривова-Данилина, и полились воспоминания, будто ручейки весенние журливые. А вспомнить было что…

    По первости, когда девицы в возраст начинали входить, – отроковиц-юниц, а потом и красных девиц отец на расписном возке по селу раскатывал (а бубенцы-то, бубенцы-то как звенят – все село в этом звоне утопает!) – горделиво, на показ: «Смотрите, люди добрые, вон каких ладных да пригожих девиц взрастил!».

    Как в западноевропейских странах, так и на Руси святая Екатерина считалась покровительницей влюбленных, прежде всего невест, и устроительницей браков. Ей молились о хороших женихах. Ну а вечером под Екатерину девушки гадали о них же, о женихах.

    9 декабря – Юрьев день, Юрий холодный.

    «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!».

    Взять вот хоть моих земляков самаролукцев, которые сбежали сюда из Подмосковья, «ногами проголосовав» против отмены Юрьева дня проклятым крестьянами Руси царем-временщиком Бориской Годуновым, сбежали из подмосковно-царских вотчин и монастырских владений, где гнет был даже похлеще, чем в барских именьях. Насчет монастырей это не мои домыслы: в данном случае я пользуюсь данными из репринтного издания книги С. Князькова «Из прошлого Русской земли» (типография И.Д. Сытина, Москва, 1909 г.).

    В Юрьев день ходили слушать воду в колодцах: «Коли тиха, не волнуется – зима предстоит теплая, послышатся звуки – надо ожидать сильных вьюг и морозов».

    12 декабря – Парамон.

    Приметы сего дня:

    «Утро красное – быть декабрю ясным».

    «На Парамона снег – быть метелям вплоть до Николина дня».

    13 декабря – Андрей Первозванный.

    На Андрея Первозванного вторично «наслушивают» воду: «Тихая вода – хорошая зима, шумная – морозы, бури, метели». Результат сверяют с тем, что показал Юрьев день.
    Андрею Первозванному девушки молятся о хороших женихах. Но: о, славянская полуязыческая душа! Днем около икон стоят, а повечеру нелегкая их в баню или к знахаркам гадать несет! А это, как говорится, чревато! Нежелательными последствиями!

    Ну, гадания на Екатерину и Андрея Первозванного – это своего рода репетиция перед большими гаданиями на Святки. То-то работёнки прибудет ворожеям и знахаркам! И осуждать красных девиц за это язык не поворачивается. Куда деваться-то, «коль уж замуж невтерпеж»?! А замуж-то невтерпеж вот, главным-то образом, еще почему: на шее у отца невтерпеж висеть становится. Это ведь ныне: ну не вышла замуж – не пропаду. Надо будет – и ребеночка прокормлю, и в люди выведу (такие примеры на каждом шагу!). Больше того: инициаторами развода ныне нередко женщины становятся, которым «нахлебника» надоело кормить.

    А до Столыпинской реформы в Самарской Луке, например, да, пишут, и чуть ли не повсеместно землю выделяли по жребию «на душу», а «душой» считалось только лицо мужского пола, начиная с четырнадцати, а где и с тринадцати лет. А при графе Орлове-Давыдове у нас такой пай составлял всего одну десятину. При желании, конечно, можно было взять в аренду сколько-то землицы-то. Но под силу ли это отцу, у которого одни дочери?! Вот оно, девичье невтерпеж самаролукское…

    Анатолий Солонецкий, газета «Ставрополь-на-Волге»

    зима лес холодно