Я видел, как деградирует молодежь в крупных городах России

Пришло необычное письмо. Не опубликовать его мы не могли.

«Нет, я не кололся. Слава Богу, до этого не дошло. Но «волну» спайса помню отлично. Хотя, какая это волна — ураган. В то время моя работа была связана с разъездами, поэтому я видел, как деградирует молодежь в крупных городах России – в Самаре, Ульяновске, Уфе, Челябинске и дальше за Уральские горы… Показать полностью…
Меня зовут Максим, я частный предприниматель. Наша бригада и сейчас занимается отделкой квартир. Хотя теперь заказов – кот наплакал. Ударил кризис. Зато появилось свободное время, а я давно хотел высказаться по одному вопросу, который меня волнует. Вдруг это письмо (в случае, если вы его напечатаете) поможет таким же, как я. Бывшим «торчкам» или нынешним: одиноким, озлобленным наркоманам, которые хотя бы раз в жизни пытались встать на правильный путь, начать новую жизнь, заняться своим здоровьем и у которых, быть может, ничего не вышло.

Я уже не вздрагиваю при виде полицейских (это в прошлом) и больше не мечусь по городу в поисках кайфа или денег на кайф. Мой день начинается с улыбки любимой женщины и чашечки ароматного кофе; у подъезда ждет теплый «Ниссан Кашкай». Правда, так было не всегда.

Дайте-ка вспомню… Ах, точно: 2008, 2009 год. Включительно. В Самаре стали появляться киоски с изображением глаза. Такой символ часто встречается в мифологии разных народов мира, в книгах о масонах, символизируя то Всевидящее Око, то Сияющую Дельту, то еще что-нибудь, но обязательно жутко мистическое.
Оставим «за кадром» вопрос, который лично меня волнует больше всего: кто «крышевал» всю эту дрянь? В легенду о масонах, мечтающих уничтожить Россию, верится с трудом. Может, инопланетяне? Опять нет.

Похоже, ответ мы не узнаем никогда, ведь обвинять кого-то, не имея доказательств, абсурдно. А их у меня действительно нет.
В 2008 — 2009 году многие наркоманы, проживающие в крупных российских городах, фактически отказались от употребления «травки» (конопли) в пользу спайса (синтетических курительных смесей). А те, кто предпочитал «скорость» (амфетамин или мемамфетамин) плотно «подсели» на так называемые «соли». На рынке наркотиков случился самый настоящий передел. А в сознании тех, кто употреблял эту гадость, — переворот.

Больше не надо было опасаться полицейских, часами ждать барыгу в холодном подъезде или переживать, что товар окажется некачественным. Я приходил домой, звонил по любому из номеров, указанных на визитках, где непременно был изображен пресловутый «глаз», и все. Через 15-20 минут приезжал курьер, заботливо объяснял что и в каких пропорциях смешивать, и вуаля… ты уже в состоянии сильного наркотического опьянения. Порой такого мощного, что ни одна, даже самая забористая «травка» в мире, не смогла бы добиться такого эффекта. Признаюсь, несколько раз я падал в обморок после первой же затяжки. Сомнительное удовольствие, но я верил, что убивать себя — это круто.

Поначалу я, да и мои друзья, которые употребляли «спайс», убеждали себя в безопасности «продукта». Хотелось верить, что побочных эффектов не будет, ведь это легальная «штука», которую продают в любом табачном киоске Тольятти. Ну, разве станет государство разрешать продавать яд? Это потом мы узнали про китайский спрей, которым можно обильно смочить любую траву – иван-чай, мать-и-мачеху. Да что угодно — все равно получится спайс.

Первые недуги появились спустя неделю или две: отвратительное настроение, истерики и даже нервные срывы. Со «спайсом» перебоев не было, курительные смеси в Самаре продавали круглосуточно. Начались перебои с деньгами. Нет средств — нет кайфа. А значит, работоспособность нулевая, тяга к жизни отсутствует, все мысли только о том, у кого еще занять «капусты» на дозу?

Скрывать свое увлечение становилось все сложнее. Психические расстройства обострились, а неожиданные перемены настроения стали замечать родственники.

Я отчетливо помню день, когда первый раз попытался завязать со «спайсом». Мы работали в Ульяновске, отделывая особняк какому-то «папику» (то ли чиновник он был, то ли бизнесмен, сейчас уже не вспомню). Платил всегда вовремя, не жадничал, поэтому деньги у меня водились. Но в ларьке, где я всегда покупал «кайф», мне отказали. Я пошел во второй, в третий, в четвертый магазинчик с изображением «глаза» и, конечно, в тот день купил дозу. Но стало понятно, что очень скоро за «безобидный» и широко разрекламированный спайс будут сажать в тюрьму. Причем, надолго.

Нам не объясняли, что делать, когда начнется ломка, так называемый синдром отмены. А психические проблемы не заставили долго ждать. С телеэкранов и страниц газет в это время твердили:

«Спайс — это запрещенные вещества». «Спайс» равен 7 годам тюрьмы». И точка.

К врачам в поликлинику идти было стыдно, обращаться в психушку — страшно. Выходил я из этого состояния, что называется, «на сухую».

Прошло несколько лет, и сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что проблема пряталась внутри меня. Зря я пытался нейтрализовать привычку курить «спайс», обильно смачивая горло алкоголем. «Синька» вообще сомнительный антидепрессант. Я внезапно понял, что перестал чувствовать вкус жизни, «завтрашнюю радость». Для чего тогда просыпаться утром? В прежние времена я не умывался, а сразу искал трубочку для курения.

Однажды, рыская по городу в поисках «кайфа», я задал себе вопросы, на которые постарался ответить максимально честно: «А стоит ли вся эта суета, эта ежедневная нервотрепка таких нечеловеческих усилий? Я уже не говорю о финансовых затратах. Выдержит ли сердце у мамы, если ей позвонят из полиции и сообщат, что сына задержали с наркотиками? Что скажет отец?»

Быть может, я сейчас говорю банальные вещи, но на одной чаше весов были два-три часа отупения и какой-то детской беспомощности, а на другой — мое будущее, благополучие близких, мой скромный бизнес, наконец. Я вдруг осознал: ребята, выбравшие спорт вместо наркотиков пошли трудной, но верной дорогой. Первые получают от жизни кайф, вторые лихорадочно прожигают ее, тратя силы и ресурсы на сомнительные затяжки, словно школьники, смолящие сигареты; дети, которые, сколько бы не прятались за школой, все равно будут пойманы. Пусть не сегодня, так завтра.

Еще вчера мы смеялись над теми, кто занимается спортом, словно действительно были людьми посвященными, членами некоего тайного общества. А они нет. Оказалось все с точностью до наоборот.

Я решил написать все это после одного случая. В прошлом году возвращался с работы в троллейбусе – отдал «Кашкай» в сервис. Время было позднее, людей в салоне почти не было. Несколько подростков стояли у выхода и сосредоточенно пытались (как мне казалось) сфотографировать на телефон рекламное объявление. Когда ребята вышли, я прочел его. Оказалось, это социальная реклама по борьбе со «спайсом» — проект газеты и областной прокуратуры. Мои попутчики, скорее всего, не фотографировали ее, а с помощью гаджета на смартфоне пытались считать специальный код. Я повторил за ними и попал на сайт, где целый раздел посвящен грустным последствиям употребления курительных смесей. Идея хорошая. Модная, молодежная. Но, к сожалению, я не нашел в этой рубрике историй живых людей, бывших наркоманов, тех парней, кто прошел через этот ад. Как будто их и нет вовсе. А ведь они и есть тот самый ходячий пример для тех, кто еще не сделал первую затяжку, или уже не может остановиться.

Понимаю, что заставить исповедоваться или говорить так же откровенно, как сейчас это делаю я, никого нельзя. Но, может, напишет кто-нибудь еще из тех счастливчиков, кому удалось убить в себе тягу к наркотикам. Поделится личным секретом успеха. Анонимно. Уверен, такие есть. Надеюсь, это вдохновит тех, кто сейчас опустил руки и не верит в возможность начать новую жизнь.

Максим, 29 лет, предприниматель».

два молодых человека в метро

фото: www.сеntеrtv.ru

опубликовано на портале www.nеws163.ru

фото: из открытых источников