Я вас вижу насквозь!

    реабилитолог
    фото: «Вольный город Тольятти»

    Пока еще кажется, что весна наступила только по календарю и накопившийся за зиму пессимизм ей прогнать не под силу. Нам не хватает не только хороших новостей, но и ярких красок. А представьте, если бы вы всю жизнь видели мир только черно-белым?! Что тогда, хватило бы вам оптимизма, чтобы еще делиться им с другими?!

    С таким человеком я познакомилась благодаря Галине Евмещенко, основательнице и бессменной руководительнице нашего уникального дома-музея матрешки и игрушки. Она с Юлией Демченко в 80-е работала в доме культуры возле магазина «Океан». Демченко была тогда молодым специалистом после окончания культпросвет училища, и сейчас она занимается организацией и проведением культурных мероприятий в местном отделении общества слепых. По должности – реабилитолог, при этом инвалид по зрению.

    – Я вас вижу насквозь! – говорит она в шутку.

    И улыбка освещает ее милое лицо. Юлия кажется совершенно счастливым человеком, со множеством увлечений помимо любимой работы. Играет на баяне, пишет стихи, вяжет крючком и спицами. Причем даже разноцветными нитками, различая те самые «50 оттенков серого», хотя даже, наверное, не 50, а намного больше.

    Прежде чем рассказывать о себе, вспоминает любимого папу Владимира Демченко – он был художником и фотографом, семья жила в маленьком городе Приморске на берегу Финского залива.

    – Папа работал во дворце культуры, который располагался в бывшей кирхе, очень красивом здании с высоким шпилем.

    Именно отец привил дочери любовь к музыке и искусству:

    – Я стала писать стихи, и папа купил мне печатную машинку. Новое платье, может, и не купил бы, а машинку – пожалуйста!

    У мамы и самой Юлии появился бронхит от сырого климата, и семья переехала в Тольятти. Здесь Владимир Демченко сразу устроился в бюро эстетики ВАЗа, занимался рекламной фотосъемкой автомобилей, создавал календари и плакаты с необычайно лиричными пейзажами.

    Интересно, что со временем Юлия стала видеть лучше, а с рождения не реагировала на свет, игрушки. В советское время проблемы незрячих и слабовидящих решались на уровне государства.

    Всероссийское общество слепых появилось самым первых среди прочих организаций инвалидов – в 1924 году. Людей трудоустраивали, часто они становились массажистами, и даже у нас в городе еще до начала 2000-х годов действовало предприятие, где незрячие производили жгут, электрику.

    – Напротив здания «Лада-Арены» сохранились специальные поручни у перехода. Но предприятие сейчас не работает.

    А ведь кроме заработной платы, прибавки к небольшой пенсии, люди получали возможность общаться и чувствовать себя нужными. Конечно, сегодня возможности для общения онлайн делают необязательным посещение для этой цели организации.

    – Вы не представляете, насколько продвинуты слабовидящие в пользовании различными гаджетами! Они общаются в чатах, музыку удаленно сочиняют и даже спектакли ставят!

    Но Юлии повезло – автозаводская площадка организации общества находится неподалеку от ее дома, поэтому реабилитацией подопечных она занимается офлайн: пишет сценарии, организует конкурсы и командные игры, руководит хором.

    Тольяттинцы не варятся в собственном соку, а соревнуются на региональном и всероссийском уровнях, отправляются в творческие поездки в другие города. Этой деятельности Демченко отдала уже почти четверть века. Многим ее подопечным, увлеченным творчеством, приходится добираться со всех концов района. Наверное, раньше не существовало такой проблемы, как простой переход улицы, – транспорта было меньше. А давно ли появились звуковые светофоры?

    – Это достижение нашего общества. Не во всех городах они есть, в Самаре, например, их меньше даже, чем у нас.

    Я вспомнила, что в Петербурге светофоры озвучены голосом: «Переход через улицу такую-то завершен».

    – Для этого средства нужны, у нас неизвестно когда появится такое новшество. Хорошо, что звуковые сигналы есть на многих оживленных переходах…

    Но Юлия Демченко мечтает, чтобы для незрячих озвучивали и подходящий к остановке транспорт, хотя бы два муниципальных маршрута: «второй» автобус и «седьмой» троллейбус.

    Я спросила Юлию, как у нее рождаются стихи.

    – Мы с мамой «возили бронхит» на море, на Кавказ, новые впечатления вдохновляли, появлялись образы, которые складывались в строки, – ответила поэтесса. – Необязательно далеко ехать, однажды на даче я увидела, как солнце разбило на несколько осколков темную тучу, родились стихи. Ну, и конечно, воспоминания детства…

    Стихи могут быть отдушиной, увлечением, призванием. Юлия Демченко не стремится публиковать свои творения, но со смехом признает, что поэзия может быть очень даже действенной:

    – Наше отделение общества слепых находится на первом этаже обычного жилого дома. Площадка перед дверью выложена плиткой, которая со временем разбилась, появились ямки, выбоины. Мы обращались в управляющую компанию с просьбой восстановить плитку, но денег у нее, как обычно, на это не было. Тогда мы просто застелили площадку ковролином. И в один прекрасный день ковролин пропал. Я написала и повесила в подъезде такое шутливое стихотворение:

    А коврика не жалко нам нискока!
    Дефекты пола коврик прикрывал,
    Чтобы случайно или ненароком
    Незрячий не споткнулся, не упал.
    И потому, из уваженья к белой трости,
    Смиренно просим: вникните в момент –
    И коврик наш обратно к двери бросьте…
    P.S. А коли что, согласны на обмен!

    – И что вы думаете? После выходных мы приходим и видим, что пол аккуратно выложен новой крупной плиткой! Мы позвонили в УК, нам ответили, что ничего не делали. Так и остался неизвестным этот благодетель.

    Сила искусства может многое. Хотя ситуацию с трудоустройством слабовидящих вряд ли решит. Сегодня, как и многие другие сообщества, организация незрячих выживает по принципу: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Хорошо, если есть пенсия по инвалидности, но сегодня ее намного труднее получить: даже имея всего один глаз, человек не признается инвалидом! Печально…

    Но Юлия Демченко не унывает, как будто серость внешнего мира компенсируется каким-то внутренним ярким светом ее души. И наступившая весна рождает новые поэтические строки:

    Я, устав от снегов и метелей,
    Торопила прохладные дни,
    А теперь всей душою лелею
    Каждый миг наступившей весны…

    Надежда Бикулова, газета «Вольный город Тольятти»