Я готов был повысить ей зарплату в несколько раз, но она полгода даже не спрашивала об этом

    девушка работает за компьютером

    Начну с того, что лекция о психогигиене шла два часа. И это была даже не лекция, а большая тренинговая группа, где каждый стал участником.

    Горожане засыпали вопросами психолога из Санкт-Петербурга Константина Кунаха, который приехал уже во второй раз в ДК «Тольяттиазот» в рамках интеллектуального клуба «Химия слова». А его лекция так и называлась – «Психогигиена».

    Но сначала было теплое приветствие создателя умного проекта «Химия слова» заместителя генерального директора – директора по связям с общественностью корпорации «Тольяттиазот» Юлии Петренко. Уже по сложившейся традиции провели вручение книг городским библиотекам, конечно, поаплодировали и новым слушателям – они оказались впервые на лекции интеллектуального клуба. Их все больше и больше: к проекту присоединяются жители Самары и Жигулевска. Девушка, сидевшая через кресло от меня в маске (как велит социальная дистанция), была как раз из Жигулевска. Кроме того, все зрители и почитатели лектория соскучились по живому общению, поскольку онлайн-формат в некотором роде ограничивает всех нас. Поэтому народу было очень много, так же, как и вопросов.

    Именно с них, нестандартно, начал питерский лектор:

    – Жду ваши вопросы, запросы. Ага, тишина, не поверю, что пришли с чистым листом. Вообще, зачем пришли? Что хотели бы узнать? Какие мифы развеять, обсудить проблемы?

    – Что делать, если родители в тебя не верили? И воспитывали в низкой самооценке? Как во взрослой жизни с этим разбираться? – раздался робкий голос из зала.

    – Есть ряд подходов и вещей, которые можно сделать, чтобы облегчить ситуацию. В первую очередь, можно сепарироваться от родителей, и это не значит разорвать отношения, хотя иногда стоит.
    Вообще-то сепарация не это подразумевает, а значит – увеличение дистанции в достаточном объеме, чтобы понимать: я – отдельный человек, мы не слиты воедино. Это разделение сиамских близнецов. Потому что есть люди в 45 лет, а у них – пуповина толщиной в локоть, и ее надо уже бензопилой перерезать.

    Что входит в сепарацию от родителей? Они тоже отдельные люди, и у них есть свое мнение, не всегда схожее с вашим. Мы понимаем это интеллектуально, но порой некоторым сложно пережить эмоционально: значит, противоречить родителям, предполагать, что они не правы, что своими ошибками как-то мне навредили. Это уже связано с чувством вины, и вообще, родителей ни в чем обвинять нельзя. Нам так кажется. Поэтому создание некой дистанции – первое, что можно порекомендовать.

    Теперь о низкой самооценке. Когда ко мне на прием приходит человек и говорит, что у него низкая самооценка, всегда спрашиваю: что низко в себе оцениваешь? Что в тебе плохого? И далее после ответа мы работаем конкретно уже по направлениям. Например, я не верю, что смогу построить карьеру. Не верю в свою привлекательность и так далее. При этом если не верите, что можете зарабатывать деньги, но на консультацию к психологу приехали на «Ламборгини», то, наверное, с вашей оценкой реальности что-то неправильно. А если пришли на бесплатную беседу в центр социальной помощи, то, может быть, вы действительно не очень умело обращаетесь с деньгами.

    – Как, отстаивая свои личные границы, понять, что ты не зашел на чужие?

    – Спасибо за вопрос. Лучший способ понять, что вы не нарушаете чужие границы, – запросить обратную связь от другого человека. Если он не дает вам ее, может… там и нет границ. У меня работала помощница, и она, видимо, была не очень высокого мнения о себе. Мы договорились с ней о зарплате ниже рыночной на установочный период.

    Я ей готов был повысить зарплату через месяц в несколько раз. Но она полгода даже не спрашивала об этом. Ладно. Человек работает с окладом ниже МРОТа, ну кто я такой, чтобы тебе мешать? В зале засмеялись.

    – Я не чувствовал, что заходил на какие-то ее границы, и не прилетало обратной связи, что ей некомфортно. Будьте внимательны. Но и здесь есть подвох. Много людей живут с установкой, что вы – телепат, который легко угадывает их границы.

    – Как в себе взрастить хорошего взрослого? Где найти положительные установки? – прозвучали следующие вопросы.

    – Ваш запрос гораздо шире, чем наша сегодняшняя лекция о психогигиене, но я кратко отвечу. Первое, что можно порекомендовать – перестать себе мешать. Существуют естественные процессы, которые должны происходить, если вы им не мешаете. Это сродни вопросу: как мне дышать? Вот дыхание не задерживайте, и будет хорошо. Станем говорить с вами на лекции о том, что у нас объективно ограниченные ресурсы. Мы ограничены в пространстве, наше тело состоит из конечного числа атомов, и у психики ограниченные ресурсы. И нужно ими мудро распоряжаться. Нести ответственность, угадывать, что хотят от вас окружающие, на что надеются, рассчитывают, ждут в соответствии с социальным контрактом.

    Это очень большая трата ресурсов. Иногда она уместна с близкими людьми. Например, в общении с детьми: угадываешь их желания, не ждешь обратной связи, заботишься. Но в отношениях с взрослыми людьми – очень большая трата. И всегда ли она уместна? Какими способами наладить эти траты так, чтобы и не поссориться с окружающими, и при этом сэкономить свои ресурсы?

    Представьте себе: человек страдает в отношениях, думая, что прикладывать усилия к изменению ситуации и прекращению его страданий должен только он. Ну, знаете, потому что он же осознанный, и вообще – начинать нужно с себя. Поэтому терпит истерики жены, манипуляции матери, издевательства начальника, капризы детей – нужное подчеркнуть. И старается сфокусироваться на идее, что, раз ему приходится терпеть – значит, он сам что-то сделал не так.

    – Поймите меня правильно: не то чтобы я считал, что так думать не надо. Предположить, что причина твоих проблем – в тебе, это благое дело. И попытаться измениться самому, вместо того чтобы требовать изменений от других – тоже хорошее начинание. Но любая мысль, даже самая правильная, имеет пределы применимости, – уточнил психолог.

    К вам подошел человек и встал на ногу. Вам больно, ботинок деформируется, пачкается, вы ограничены в подвижности, и в целом это довольно неприятная ситуация. В которой можете сколько угодно рассуждать о том, что привело к такому положению: почему вы выглядели, как человек, которому можно наступить на ногу и стоять?

    Как происходящее похоже на то, что в детстве ехали домой в троллейбусе после того, как получили двойку за контрольную, и мама встала вам на ногу, а вы были так подавлены, что не решались ей об этом сказать? А она не замечала, и это было очень больно, но больше обидно.

    И все эти рассуждения, разумеется, могут принести пользу. Они не изменят одного: стоящий на вашей ноге человек никуда не денется.

    Это сложная мысль для восприятия, но иногда взять ответственность за себя означает обвинить другого. Некоторые проблемы не решаются одним только копанием в себе, а лишь таким, после которого попросили стоящего на вашей ноге человека сойти с нее. А если ему все равно – столкнули его, если он полез в драку – дали сдачи или прекратили контакты с ним. Нести за себя ответственность, в том числе, означает защищать свои границы.

    – Среди упорно воспроизводящихся бредовых идей, которые приходится постоянно слышать, – навязчивая фантазия, что любви бывает слишком много. Что можно перелюбить ребенка, например. Это какой-то кривой синоним к слову «избаловать», и предполагается, что перелюбленный ребенок вырастет инфантильным, несамостоятельным. Всё просто раскрывается, – пояснил Константин Кунах. – Никто не скажет, что накормить замерзшего – это проявление любви к нему. Равно, как и согреть голодного. Можно накормить и согреть, но любовь – это кормить голодного и греть замерзшего, а не наоборот. То есть любовь – стремление удовлетворить актуальную потребность человека.

    Не поверите, но в жизни ребенка есть периоды, когда его актуальной потребностью является быть самостоятельным. Их как минимум два: кризис «я сам» в три года и пресловутый переходный возраст, это если только самые крупные вспоминать. И мешать ребенку самому пробовать, ошибаться, набивать шишки, тратить силы, экспериментировать, влипать в неприятности, но главное, делать всё самостоятельно – это не проявление любви. Делать всё за того, кто не хочет, чтобы за него делали, – это кормление холодного и согревание голодного.

    Вообще, забирать ответственность у готового ее нести – форма насилия. Да, конечно, дождаться, пока пятилетка сам себе завяжет шнурки – сложнее, чем сделать за него. А уж понять, где грань между предоставлением подростку личного пространства и пренебрежением его страданием – вообще тяжелейшая задача. Но никто и не говорил, что любить – это легко. Тезис-то в том, что любви, настоящей любви, много не бывает…

    Наша психика пластична. Поэтому то, что сегодня воспринимается как нечто неизменное, через время может приобрести совершенно иные свойства и формы. А получив понимание механизма установок, вы обретаете вспомогательный инструмент для самопознания и контроля над своей жизнью.

    P.S. Какие произведения стоит прочесть каждому подростку? Почему больше не восхищаются Стивенсоном и Жюлем Верном? И как родителю, который не в восторге от «Гарри Поттера», настроить коммуникацию с ребенком?

    На все эти вопросы в пятницу, 19 февраля, в ДК «Тольяттиазот» ответит известный филолог и радиоведущий Леонид Клейн на лекции «Подростковое чтение: между устаревшей классикой и зыбкой современностью». Начало в 19:00.

    Алина Нестерова, газета «Вольный город Тольятти»