Я думал, мы просто дурака валяем

    кукольный театр
    фото: Вольный город Тольятти

    В музее актуального реализма работает выставка «Сергей Алимов в театре кукол Сергея Образцова».

    Представлены эскизы к спектаклям, куклы, которые сегодня не задействованы в репертуаре и хранятся в музее государственного театра кукол имени Образцова.

    В экспозиции также – куклы нашего тольяттинского театра, открытого в городе когда-то по благословению столичного маэстро, и потрясающий подарок, сделанный самим Алимовым музею актуального реализма:

    – Это сорок листов шелкографий, иллюстрирующих поэму Гоголя «Мертвые души», сопровожденных цитатами из произведения, выбранными самим художником, – пояснила директор МАР Ирина Яновская. – Сергей Алимов – профессор ВГИК, действительный член Российской академии художеств, а также Российской академии кинематографических искусств. И он не только театральный художник, он, может быть, в первую очередь книжный график, создавший иллюстрации более чем к сотне книг русской и международной классики, таких авторов, как Салтыков-Щедрин, Булгаков, Гофман и, конечно же, Гоголь…

    Эти потрясающие иллюстрации, при всем своем реализме гротескные и фантасмагоричные, как и всё творчество Гоголя, встречаются в новых изданиях классика – они созданы в 2010-2011 годах. Но к гоголевской теме художник обратился еще в 1960-х годах, так что она оказалась сквозной для всей творческой жизни Сергея Алимова. Именно «Мертвые души» заинтересовали художника в 1972 году, тогда и начала выкристаллизовываться завершенная в 2011-м серия.

    В 2015-м все сорок шелкографий были переданы автором в дар тольяттинскому музею, который он посетил с благотворительной программой, а в конце прошлого года Алимова не стало. Работы наконец предстали перед зрителями, а также эскизы и куклы к спектаклям «Ночь перед Рождеством» по Гоголю, «Дон Кихот» по роману Сервантеса, «Пиковая дама» и другие.

    Выставка продолжится до 22 ноября, в рамках ее работы пройдут лекции, беседы и мастер-классы. Первой в череде этих мероприятий стала творческая встреча с художником, сценографом, автором арт-проектов, постановщиком спектаклей и фильмов Антоном Болкуновым.

    Не случаен и символичен выбор персоны. Ведь тольяттинский театр кукол также принимает участие в выставке знаменитого художника-аниматора. В 2018 году на его сцене состоялась премьера очень необычного спектакля «Повесть временных лет», в постановке которого принял участие выпускник Алма-Атинского художественного училища и Казахской национальной академии искусств по специальности «сценография».

    До Тольятти Антон ставил спектакли в Алма-Ате, Новосибирске, Омске. На встрече он не только рассказал о своей деятельности в казахстанском театре ARTиШОК и новосибирском театре «Старый дом», сотрудничестве с инженерным театром АХЕ Санкт-Петербурга, но еще пришедшие на встречу смогли увидеть на экране почти полностью спектакли «Летов», «Снегурочка», «Байконур» с подробными комментариями, поясняющими каждую сцену.

    Художественные приемы Болкунова кажутся хулиганством и эпатажем:

    – Спектакль «Летов» начинался с того, что мы ходили и бились лбом в стену. Потому что для меня творчество Егора Летова – это как прохождение сквозь стену.

    В этом спектакле на сцене возвышается гора картошки, которую иногда бросают в зал:

    – Пару раз я попал в зрителей.

    Два брата, Сергей и Егор Летовы, стоят в очереди в мавзолей, очередь – длинные лыжи через всю сцену, с приклееными ботинками. Егор спрашивает брата, был ли Ленин крутым музыкантом, тот отвечает утвердительно. Потом зрителям показывают мастер-класс по бальзамированию: надевают на голову подопытного артиста полиэтиленовый пакет и начинают разрисовывать. Из зала спросили:

    – Новосибирск, где вы ставили этот спектакль, как известно, находится в красном поясе. Какая реакция была у коммунистов?

    – Да никакой…

    Скорее всего, коммунисты просто не ходят на авангардные постановки.

    «Снегурочка» – опера, но в ней поет только главная героиня:

    – Это вообще не актриса, а девушка, которая продает билеты, но она оказалась певицей.

    Берендеи безголосые, они издают звуки при помощи разных стучащих и гремящих предметов. Царь, который подозрительно похож на действующего президента, произносит гекзаметром с измененными ударениями обычный текст, который начинает восприниматься совсем не обычно.

    В постановке много еще разных художественных и режиссерских приемов, а результат – три номинации театральной премии «Золотая маска» в 2017 году: «Эксперимент», «Работа композитора в музыкальном театре», «Работа художника по костюмам в музыкальном театре».

    Предыстория спектакля «Байконур» такова:

    – У нас в Алма-Ате есть бывшее трамвайное депо (трамваев уже нет). Оно находится на бывшей улице Космонавтов – это советское название сменили. И действие у нас разворачивается в бывшем трамвайном депо, на бывшей улице Космонавтов, на бывшей планете Земля. Мы сделали ярмарочный городок с аттракционами, там ходил клоун с обычной медицинской ватой, которую он посыпал сахаром и продавал, как сладкую.

    Все участники этого цирка – персонажи, так или иначе имеющие отношение к полигону Байконур, в том числе Королев, Гагарин и некий Иван Иванович, который летал в космос еще до Гагарина. Предпосылкой является легенда о пастухе, который метал здесь раскаленные камни из пращи, а основная идея – в том, как человек пытается преодолеть гравитацию.

    Итогом этого «степного цирка» становится запуск чучела космонавта в небо на воздушных шариках.

    Подобная эстетика может вызвать, на мой взгляд, даже негодование настроенных серьезно, рационально и уважительно к нашим отечественным «священным коровам», к которым можно отнести и Ленина, и космос и, в какой-то степени, пьесу Александра Островского. Откуда такая смелость у молодого художника, автора визуального, предметного театра?

    – То, что вы делаете, очень похоже на творчество обэриутов с их манифестами, – отметил один из участников встречи. – И очень хитро вплетается в тренд современного синтетического театра. Чувствуется, вы хорошо знакомы со средневековым театром, театром Петрушки. Но…

    Есть немного тягостное ощущение. Это похоже на новую драму нашу, которая показывает Тольятти, как театр ужаса. Для грамотного стеба нужно хорошее знание материала, иначе это похоже на поведение сумасшедшего. Вы предварительную работу проводите, чтобы на очередную вещь выйти?

    – Я читал «Дневник одного гения» Сальвадора Дали, был просто одержим этим художником. Он со своими товарищами вытворял, с точки зрения обывателя, настоящие безумства. А я никогда не понимал людей, которые не находят, что это здорово, просто потому, что это нерационально.

    Такой юмор уже был в нашей школьной компании, мы писали стишки, соревнуясь в дебильности и абсурдности, и не знали тогда ни про каких обэриутов. Я даже не помню, когда во мне появилась тяга к абсурдистскому юмору, уже только в училище узнал, что было целое поколение поэтов, которое этим занималось. А я думал, что мы просто дурака валяем…

    Отголоски юношеского дуракаваляния чудятся рационально настроенным зрителями и в постановке Александра Янушкевича и Антона Болкунова на сцене тольяттинского театра кукол «Повесть временных лет». Уместность стеба в интерпретации памятника русской письменности вызывает сомнения. Но кто знает, может, пришло время именно такого театра? Во всяком случае, спектакль номинирован на «Золотую маску».

    Надежда Бикулова, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 44 (1324) 06.11.20