Вывезти и утилизировать опасные вещества с территории «Фосфора» невозможно

    химикаты в бочках

    …потому что они до сих пор не признаны химическими отходами.

    В администрации Тольятти прошло очередное заседание экологического совета. На повестке дня – два главных вопроса, которые непосредственно касаются каждого жителя города. Обсуждали результаты научно-исследовательских работ по комплексному определению состава атмосферного воздуха в городе Тольятти, в том числе по итогам деятельности экологической лаборатории за 2020 год. И снова говорили о территории заброшенного завода «Фосфор», разбирались с технико-экологическим обоснованием работ по ликвидации очагов загрязнения.

    Оба эти вопроса в данный момент времени находятся в ведении двух ведущих вузов Самарской области. Над ними работают специалисты Тольяттинского государственного университета и Самарского государственного технического университета. Оба – под пристальным наблюдением народных экологов и «зеленых» общественных движений. Оба жизненно важны для Тольятти, который пытается перестать быть неблагополучной экологической точкой на карте губернии и России.

    Чего не хватает

    Отвечая на вопросы общественных экологов, директор института химии и энергетики ТГУ Павел Мельников сообщил, пожалуй, о самом главном результате работы передвижной лаборатории за минувший год: он подчеркнул, что ученым было важно определить, какие из типичных для Тольятти загрязняющих веществ не подпадают под традиционный мониторинг, но присутствуют в городском воздухе. К этой работе были привлечены не только тольяттинские, но и питерские светила экологических и химических наук. Общими усилиями список загрязнителей дополнен. Но оказывается, не для каждого из внесенных в перечень новых веществ есть методики анализа и определения их объемов в городской среде. Теперь потребуется продвинуть решение вопроса с разработкой нужных методических и правовых документов в этой области.

    При этом из типичных загрязнителей по-прежнему лидируют фенол и стирол, а 71% отклонений от нормативно чистого воздуха наблюдается в условиях неблагоприятных погодных ситуаций.

    Выводы представителей ТГУ тоже вполне традиционны. Нужно снизить выбросы автотранспорта. А сделать это желательно за счет оптимизации качества топлива, а также более неформального проведения техосмотров. Необходимо максимально модернизировать производства химических предприятий города. При этом хорошо бы снизить налоговые нагрузки на промышленные предприятия первой категории, чтобы мотивировать их на обновление собственных производств (определенно, последняя из рекомендации вряд ли находится в компетенции города). Нужно высадить правильные деревья. И поддержать законопроект по нормированию запахов, который сейчас находится на рассмотрении Государственной думы. Такие нормативы уже давно существуют в странах Западной Европы.

    Рекомендации ТГУ переданы в рабочую группу при главе города. Их пообещали в ближайшее время сделать достоянием общественности и опубликовать на официальных сайтах администрации города. Потом их смогут включить в дорожную карту по улучшению экологической обстановки в Тольятти до 1 апреля 2030 года.

    Немаловажный вопрос гласности и конкурсной основы при определении городом тех институций, которые будут осуществлять научную работу и продолжать мониторить воздух в текущем году, поднял директор Института экологии Волжского бассейна РАН Андрей Васильев. Он заметил, что возможности включиться в эту работу есть сегодня не только у одного из институтов ТГУ.

    Отходы и ныне там

    Второй вопрос в повестке первого февральского экологического совета был посвящен масштабным полевым, камеральным, лабораторным и биологическим исследованиям на территории бывшего «Фосфора». Главной целью всей этой работы стала возможность включить этот небезопасный, как показало лето-2020, объект в федеральный реестр объектов с накопленным экологическим вредом. Если это произойдет, то можно будет рассчитывать на серьезное федеральное финансирование комплекса работ по ликвидации очагов загрязнения и на создание более безопасной среды вокруг этого давно отжившего свое предприятия. А оно, не существуя в реальности, время от времени изрядно пугает город своей непредсказуемостью.

    Специалисты исследовали 13 участков территории «Фосфора». 12 из них находятся на основной площадке бывшего завода. Тринадцатый расположен за ее территорией, в районе Васильевских озер. Это так называемый шламонакопитель номер два. Специалисты подробно изучили четыре локации, на которых аккумулировано большинство фосфорсодержащих отходов в объеме 14000 тонн. Если суммировать эти тонны с теми, что находятся за пределами территории бывшего предприятия, сумма пожароопасных отходов вырастает в разы. А ведь речь идет об отходах II, III и IV классов опасности. Проблема осложняется тем, что 10 из 11 определенных видов отходов вообще не включены в федеральный каталог. А это означает, что в нормативно-правовом поле нет документов, которые позволяли бы транспортировать шламы за территорию предприятия. Как сказали специалисты, пока эти отходы не паспортизированы, «говорить об отходах как об отходах просто невозможно».

    Утешает, что документы к паспортизации уже готовы и дело остается, казалось бы, за малым: у этих отходов должны появиться собственники. По законодательству Российской Федерации собственником может стать либо землевладелец, либо владелец здания, либо собственник технологических процессов. Землевладелец сегодня – Российская Федерация. Собственники у предприятий, конечно же, тоже есть. Но права на отходы при покупке зданий им никто не передавал. И это действительно камень преткновения в решении и без того сложной задачи. К осложнениям в ее решении прибавляется стесненные условия на территории, где здания новых фирм теснятся бок о бок друг к другу.

    К усложняющим факторам относится и отсутствие водоснабжения на территории бывшего предприятия, и свободный доступ. Охраны на объекте, разумеется, тоже нет, а в этих условиях каждый праздно гуляющий может выдать себя за человека, который якобы идет устраиваться на работу.

    Сложности учеными обозначены профессионально. Теперь пора попытаться их преодолеть. Как это будет, ответить пока не возьмется никто. По сведениям представителей вуза – исследователя этого вопроса, сегодня Минпром РФ как раз рассматривает документы из Тольятти, предоставленные учеными. Сроки формирования заявки тоже определены – 1 апреля 2021 года. Магия какая-то то с этой смешной датой, честное слово! Порадуют ли нас выводы Минпрома, войдет или не войдет в заявку тольяттинская «горячая точка», пока что большой вопрос. Но, как сказал в финале встречи первый заместитель главы города Игорь Ладыка, «если мы в эту заявку не попадем, будем работать над ошибками и пытаться попасть в нее снова. Другого нам не дано». Так и есть.

    Кстати

    Общественников интересовало, как будет строиться работа передвижной лаборатории в текущем году. Оказалось, что лаборатория только что вернулась из Саратова. Этот вояж потребовался потому, что производители автоисследователя не передали тольяттинцам функцию поверки, а проводили ее сами. Зато теперь проверенная и возвращенная на место прописки лаборатория готова реагировать на жалобы тольяттинцев и помогать анализировать ситуации, дискомфортные для горожан.

    Марта Тонова, «Площадь СВОБОДЫ», mail-ps@mail.ru
    Оригинал статьи опубликован в газете «Площадь СВОБОДЫ»